_teodora_ (_teodora_) wrote,
_teodora_
_teodora_

Categories:

Мексика: отчет

Мексика - страна классики в двух смыслах слова: в ней есть то же, что и в других бедных странах мира и в ней есть то, что в других странах мира уже исчезло. Из классики первого типа самое очевидное - люди на светофорах. Работают не только подростки, но и женщины, и мужчины. На светофоре можно увидеть кого угодно: продавцов газет, лепешек, домашних печенюшек, мойщиков стекол в машинах, огнедышателей, впаривателей разной дряни. Там же, на светофорах, встречаются шарманщики - из классики второго типа. Шарманщики в Мексике удивительные. У них своя организация, униформа и, видимо, какие-то правила. Шарманки старинные, я разглядела одну - немецкую, в отличном состоянии. Дедок пилил возле главного собора на главной площади Мехико. Деньги с прохожих собирала по виду дочь, в такой же, как у отца, униформе. Мы стояли с Фатимой, слушали, и я мучительно пыталась вспомнить, что за мелодия, я ее знаю, французская, но я никогда почти не помню названий, музыкальная память, как и зрительная, практически отсутствует. Фатима, - спрашиваю наконец - что за мелодия, не знаешь? Фатима морщит лоб, мычит себе под нос и говорит: Sous le ciel de Paris. А, да, точно! И мы вдвоем начинаем тихонько подпевать шарманке. Вот, Фатима - студентка, молодая девушка со всеми интересами молодой девушки и с музыкой в плеере соответствующей, а поди ж ты. И народные мексиканские песни может спеть-процитировать, и французскую классику. Кто из моих студентов знает Sous le ciel de Paris? Только "французы", и то не все.
Мексика - редкостная страна, где сохранились чистильщики обуви. В центрах городов сидят себе в большом количестве и не страдают от отсутствия клиентуры. Еще сбор мусора и развоз базовых продуктов на тележках по домам граждан напомнил наши семидесятые годы. (У нас по утрам из ближайшего магазина тетка прибывала с тележкой, "малакооо-хлеб" орала, на две копейки дороже было у нее купить, чем в магазине. А в шесть вечера мусоровоз во двор заезжал, и народ из соседних хрущевок со своими мусорными ведерками к нему собирался.) Еще видела совсем уж поразительное: уличного точильщика ножей. Их у нас я уже не застала, а в Таско нам повстречался худой неприбранный какой-то дядечка с аппаратом точно, как на картине Гойи. 
Ну и детский труд и детское попрошайничество, классика бедной страны. До сих пор, как вспомню, угрызаюсь, что не всем догадывалась денег дать. Ну, не все бы и брали, наверное. В Таско индеанка бродила по городу с плетеными корзинами, с ней маленькая девочка, тоже с корзинами, помогает матери продавать. Мать долго пыталась нам навялить свой товар, но куда нам с корзинами еще. А потом я встретила их в церкви, куда они зашли передохнуть, и я успела щелкнуть тайком девочку, сидящую на корточках, когда она замешкалась-заслушалась и не выходила из церкви к зовущей ее матери.
По дороге на чертову высоченную гору Ла--Малинче сначала видели, как женщины стирают в каменных корытах водой из ручья, бегущего с горы. Корытам тем даже трудно представить себе сколько лет, точнее, столетий. Потом для нас мироздание разыграло сюжет тов. Некрасова Н. А., только в мексиканских декорациях. С горы спускаются три пацаненка лет по семь-восемь, нагруженные вязанками хвороста, на спинах. Их сопровождают три собаки сугубо деревенского вида. В лесу раздается топор дровосека, натурально. Деревья рубить нельзя вообще, даже археологи не имеют права убрать мешающее раскопкам дерево - природоохранное министерство живьем сжует. Поэтому местные собирают хворост или рубят сухостой. То есть еду готовят на открытом огне, как и столетия назад. И дети должны работать. Нашим бы деткам-паразитам ленивым показывать эту реальность почаще.
A continuar.  
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments