May 5th, 2013

maestra

(no subject)

Сходили на выставку Магритта. Постигло разочарование.
Я раньше знала с пяток его основных картин, и они мне нравились. А тут посмотрела сразу много, плюс докфильм с длинным интервью самого мастера, плюс всякие разъяснительные постеры. Такой Магритт буржуа, маленький аккуратный филистер в маленькой аккуратной Бельгии, обоих никогда в жизни жареный петух в жопу не клевал. (Я освоила, что мама как-то нехорошо утонула, и что этот факт отражается в творчестве, но ...одно и то же на разных картинах.) В 14 лет познакомился с девушкой на ярмарке, потом на ней женился и всю жизнь прожил, и все до единого женские изображения на картинах - Жоржетт. Ненаказуемо, как любит говорить френд vespro, да вон и Дали всю жизнь одну Галу изображал. Но вот общее ощущение от всей этой аккуратной чистенькой отполированной буржуазности - ну хоть убейте. Вот ты один раз удачно пошутил, написал под изображением трубки "Это не трубка", нафига ж ты второй раз под яблоком пишешь "Это не яблоко"?  В детстве не объясняли, что шутка, повторенная дважды, становится глупостью? Увлекался кино, комиками в основном. Сам пробовал снимать - на пленке немолодой толстенький европейский дядечка корчит дурацкие рожи или какие-нибудь псевдомногозначительные кадры с надеванием масок. И эмоции, вернее, их отсутствие. Из всех возможных человеческих чувств одна ностальгия имеется (люблю эту картину, кстати). Вот именно, ностальгия - это вам не страсть размером с атомную войну, не нетерпение ожидания, плавящее часы.   Интересно, что думал Дали, когда Магритт со своей Жоржетт у него в Кадакесе тусовался?
И главное, дядя отлично всё понимает. Кино снимал в основном для жены и друзей. Своего одного и того же мужика в котелке разъяснил через котелок: самый неинтересный головной убор, символ посредственности. И тут же добавляет: я тоже ношу котелок, никогда не хотел выделиться, отличаться от всех.
Совсем замечательное - названия картин. Ольга выдвинула прекрасную идею: Магритт сочинил некоторое количество в меру пустопорожних, отвечающих запросам современности названий, сложил их в мешочек и каждый раз, заканчивая очередную картину, просто доставал из него наугад бумажку. Обеспечил таким образом братски-профсоюзно кусок хлеба будущим искусствоведам, добавляю я.
Понравилось совсем немногое. "Преодоление пустоты", например.
Кто, как я, знал основные картины, лучше и не углубляйтесь. Зануда этот Магритт восьмидесятого левела.