June 10th, 2011

(no subject)

Все через себя - а как еще, я не умею смотреть иначе, только изнутри, из черепа, из своих глаз, я, даже, кажется, всегда вижу краешек орбиты боковым зрением.
Почему, почему, как только мне кажется, что вот, я преодолела, продралась, что все теперь мне будет, так, сразу - раз! На тебе! Я чувствую себя чемоданом, наполненным страхом, болью и слезами, который набили до отказа, и заперли на ключ. И все это там внутри, и не вырывается. Как нарыв, быстрее уже бы прорвало.
Я первый раз так преживаю боль - мне плохо от людей. Я никого-никого-никого не хочу. Я пробовала ходить куда-то - я либо играю, либо нагоняю на всех смертную тоску. Это надо просто закуклится и переждать. Это надо как-то думать о других людях, а не о себе. Стыдно, и не получается.

И кажется, что вернулись целую жизнь назад.


Так-то, мама, мы тут уже семь ночей. 
Если дома ты неприкаянный, мама, то тут ты совсем ничей. 
Воды Ганга приправлены воском, трупами и мочой и жирны, как масала-чай. 
Шива ищет на дне серьгу, только эта толща непроницаема 
ни для одного из его лучей. 
И над всем этим я стою белокожей стриженной каланчой, 
с сумкой «Премия Кандинского» вдоль плеча. 
Ужин на троих стоит пять бачей, все нас принимают за богачей, 
И никто, слава богу, не понимает наших речей, 
И поэтому мы так громко все комментируем, хохоча. 

Каждый бог тут всевидящ, мама, и ничего, если ты неимущ и тощ. 
Варишь себе неизвестный науке овощ, добавляешь к нему 
какой-нибудь хитрый хвощ 
И бываешь счастлив; неважно, что на тебе за вещь, 
Важно, мама, какую именно ты в себе заключаешь при этом мощь. 

В общем, мы тут неделю, мама, и пятый город подряд 
Происходит полный Джонатан Свифт плюс омар-хайямовский рубаят. 
Нужен только крутой фотоаппарат, что способен долго держать заряд, 
И друзья, которые быстро все понимают. Ничего при этом не говорят. 

Так что, мама, кризис коммуникации, творческое бессилие, 
отторгающая среда – 
Это все, бесспорно, большие проблемы, да, 
Но у них тут в почете белая кожа, монетка в рупию и вода, 
В городах есть мужчины в брюках – если это серьезные города, 
Так что мы были правы, когда добрались сюда. 
О, как мы были правы, 
когда добрались сюда.
 


Вера Полозкова