Tags: Хроники

Мексиканский тушкан

Блин

Кто сдал ребенка бабушке чтобы побыть с любимым мужем, надел красивое платье, сел в машину, застрял в пробках, приехал в Синема-Сити с опозданием, но в надежде все-таки успеть на новый фильм Вуди Аллена, и в конце-концов узнал что все равно ни на один сеанс нет билетов, включая все остальные фильмы в радиусе двух часов - тот я.
me

Дожили

Вчера Мишка пришел как-то необычно рано, еще восьми вечера не было, мы с Довкой сидели у компа, мультики смотрели. Я услышала открывающуюся дверь, останавливаю мультик, говорю: "Довка, у нас праздник, папа пришел!" И он мне так радостно и многозначительно: "Уаааау..."

А сегодня в садике он нашел в корзинке тюбик крема и вымазал его себе на лицо (видимо, за мной утром наблюдал, как я лицо кремом мажу). Как сказала воспитательница - самым интересным оказалось оттирать его с бровей.

Так и живем.
me

Один дома

Муж уехал на Мертвое море, а потом к родителям в Иерусалим.
Ребенка сдали на растерзание бабушке.
Я спасаюсь от жары за задраенными окнами в обнимку с кондиционером. Вот уже два часа сижу на жопе и слушаю тишину, фанатично и религиозно не включая музыку или телевизор. И так до завтрашнего вечера.
Сейчас рисовать пойду.
Сама себе завидую, ей богу.
Веснушка

Peter Sis

Когда мы были в Праге, я мучила Мишку книжными магазинами.

Я в хорошем книжном магазине могу провести пару-тройку часов, легко. При этом мне совсем не нужно, чтобы книги, которые я рассматриваю, были на понятном мне языке - я смотрю картинки. Наоборот, когда находишься в стране типа Чехии, в которой есть куча прекрасных иллюстраторов, это даже интереснее - потому что что ни книга, то удовольствие. И часто удовольствие неожиданное, потому что художник может оказаться совершенно неизвестным, но при это очень классным.
И поэтому я не очень люблю книжные здесь, в Израиле. Местные иллюстраторы ан масс не выдерживают критики, стоящих единицы, а переводят на иврит какую-то каплю в море, а я жадная, мне все мало.

А Мишка книги с картинками, в отличие от меня, читает. И поэтому обилие литературы на чешском языке его гнетет, и даже английская секция не спасает, ибо быстро кончается, а я с горящими глазами все копаюсь в детских книжках, переодически экспансивно мыча невразумительное.

Так вот. В Праге я старалась хотя бы мельком заходить во все книжные, попадающиеся на нашем пути. В одном из них, маленьком, я обнаружила книгу пражских легенд на английском, "Three Golden Keys". Иллюстрации мне очень понравились, я даже хотела ее купить.

Collapse )

Дала полистать Мишке. А он, как я уже говорила, в отличие от меня, книги с картинками читает. И он там вычитал легенду про Голема, которая была написана так, как будто чехи его придумали. И книгу забраковал.

Потом мы ели фасолевый суп в ресторанчике в Чешском Крумлове, а на столе рядом с нами среди газет неожиданно обнаружилась другая книга того же иллюстратора, "The Wal: Growing Up Behind the Iron Curtainl".

Книга была на чешском, но понять смысл особого труда не составляло :-) А иллюстрации опять понравились.

Collapse )

А потом мы были в моем любимом пражском книжном, на Вацлавке. В нем несколько этажей и я вполне могла бы попросить там политического убежища.
Там, в английской секции, я увидела еще одну книгу того же Сиса, "The Conference of the Birds". Она была совершенно волшебная: плотная тисненая бумага, много иллюстраций, часто во всю страницу без текста, и сами иллюстрации меня просто заворожили. Но цену за нее заломили какую-то просто неприлично дорогую, раза в два дороже чем чешский вариант, а мне хотелось уж если купить, то по-английски. И мы ее не купили. Жалею страшно, очень ее хочу.

Collapse )

А когда я, уже дома, стала искать информацию о художнике, оказалось, что у меня дома есть его книга! "Madlenka", в переводе на иврит :-) Я ее несколько лет назад купила, тоже за иллюстрации. Но не помнила совершенно имени художника, поэтому в Праге не связала совсем.

В общем, прошу любить и жаловать, Петер Сис.
glasses

М-да. Мы слишком давно живем в Израиле :-)

Читаю вслух только что написанный список покупок:
- Огурцы, помидоры, авокадо, ирит, соломон...
- Салмон. Соломон - это совсем другой человек.
- Да ладно, разберешься.
- И вообще. Лосось. Бля.
Веснушка

Телефонное

- Что еще в магазине купить, кроме воды? Овощи какие-то нужны?
- Помидоры нужны, и еще по мелочи, но это не горит, а вот вода горит.
- Вода горит - это уже хорошо.
me

Про туалетную бумагу :-)

Подумалось мне после истории с полотенцами, что счастье наше, кроме крупных удач, без которых никуда, складывается из каких-то мизерных глупостей, о роли которых зачастую и подумать стыдно.
Ведь во всех нас есть некая доля обсессивно-компульсивного, причем у каждого своя, совсем необязательно совпадающая с долей того, кто рядом.

Мне, например, надо, чтобы тарелки в стойке для сушки стояли в определенном порядке - сначала большие, потом глубокие, потом маленькие и потом блюдца. Ни в коем случае не вперемешку. И не наоборот. Если как-то иначе стоят - раздражает жутко, иду переставлять.
Вилки в стакане для сушки зубцами вверх, ножи острием вниз. Иначе это даже нелогично как-то.
Когда на работе с моего стола берут что-то и потом возвращают на место, я всегда это замечаю, ибо вещь лежит не так, как я ее положила. И опять раздражаюсь.
Туалетная бумага должна висеть хвостом сверху, и никак иначе. Мешает, раздражает, перевешиваю.

Есть вещи, которые тебе принципиальны, а визави нет. И тогда одним простым предложением "пожалуйста, не оставляй чашку в раковине" или "пожалуйста, не бросай носки на пол" решается куча проблем (разумеется, при условии обоюдной заботы и внимания), которые, не будь этой фразы, расцвели бы пышным цветом.
И какое счастье, что в Мишкином представлении эта пресловутая туалетная бумага тоже должна висеть хвостом вверх, а не наоборот. Ибо себя не переделаешь, другой вариант раздражает и будет раздражать обоих, а ведь ни одна пара никогда в жизни не признается в первую очередь самим себе, что разошлись они в конечном итоге из-за туалетной бумаги.