Tags: Зарисовки

me

Встреченное

***
В едущей впереди меня учебной машине - блондинка лет восемнадцати, глазками хлоп-хлоп. Очень весело было наблюдать, как ее каждый раз кидало на полметра в сторону обочины, когда проезжала встречная :-)

***
В хозяйственном магазине гуляют две пары: юркая девчушка вокруг двадцати с мамой и долговязый меланхоличный парень чуть постарше, тоже с мамой.

Диалог первых:
- Вот, стаканы. Тебе прозрачные или матовые? Или может вот эти, с рисунком? Шесть или восемь?
- Мам. Мне лучше вот эти, пластиковые разноцветные. Четыре.
- Вот, набор кастрюль, четыре штуки разного размера. И недорого - всего четыреста шекелей.
- Ну зачем мне четыре кастрюли, мама?! Мне вполне хватит двух - средней и маленькой.
- Блюда! Тебе обязательно нужно пару блюд!
- Мама... я студентка! Зачем мне блюда?!

Диалог вторых:
- Ух ты, какая штуковина. Я хочу такую. А она зачем?
- Это сушилка для листового салата. И она тебе не нужна. Я такой пользовалась от силы раза три за всю жизнь.
- А ножи? Мне обязательно нужны ножи. У них есть, наверное, такие наборы, куда все входят.
- Зачем тебе десять ножей?! Ты будешь жить еще с одним таким же балбесом на съемной кватрире, вам вполне хватит двух кухонных ножей разного размера.
- Знаешь, я недавно видел рекламу машинки для пасты. Так здорово - крутишь ее, а из нее готовая вермишель выходит. Давай я такую куплю?
- О господи, вырастила болвана на свою голову. Кто, ну кто из вас будет делать домашнюю лапшу? Хорошо если магазинную сварить сумеете! И вообще, мы уже все взяли - тарелки, приборы, кастрюли и чайник. Пошли на кассу.
- Подожди. Мы забыли чистилку для картошки. Она-то мне точно нужна.
- Не факт. Боюсь, вы картошку будете варить в мундире.
me

Зимнее, иерусалимское

В Иерусалиме нынче пиздец как холодно. Какое-то давно забытое ощущение - вроде и ветра нет, и дождь тоже довольно символический, а холодом пробирает - впору шапку с шарфом надевать. И существование шерстяных колготок не только становится понятным, но даже как-то жалко, что я не являюсь их счастливой обладательницей.

Иерусалимская публика совершенно особенная. Тем более если наблюдать ее в маленьком тесном баре "для своих", в Рехавии. И мальчишки-бармены и девочки-официантки, и грациозно лавирующий между столиками парень, разносящий напитки, и усердно готовящаяся к экзаменам молодежь за большим овальным столом, занавешенным сигаретным дымом, и орущие у них под ухом баскетбольные болельщики, и дремучий седой мужик за барной стойкой, и упитанная парочка, вылетевшая на небольшой свободный пятачок пола танцевать под Джипси Кингз.
me

Крестьянину следует торжествовать

Ван-Гоговское великолепие: огромная, наглая, совершенно круглая и очень желтая луна низко висит в фиолетово-чернильном небе. Вокруг нее нимб.
Теплый ветер развевает не до конца просохшие после отмаханного в бассейне километра волосы.
В машине играет Нора Джонс.
Второй день зимы :-)
me

Я хочу

... слепого дождя, легкого ветра по голой груди, треска поленьев в камине, горячего шоколада, охапку сирени, зеленую настольную лампу, фруктового мороженого из детства, фотосессию ню, ночного купания в море, бордовое трикотажное платье с открывающим одно плечо декольте, красный ситцевый сарафан в мелкий цветочек, расстегнутую фланелевую рубашку в клетку на голое тело, блеска глаз в темноте, разговоров, поцелуев и секса ночь напролет, смотреть на звезды, слушать гитару и голос, гулять по Праге, связать оранжевую пушистую треугольную шаль, нарисовать грустного коня в пальто и с трубкой, расписать стену в спальне, научиться лепить из глины, еще больше отрастить волосы, пить чай на балконе у друзей, возвращаться домой по пустой дороге на рассвете, танцевать - самой под блюз и в паре под Джо Дассена, бессистемно размазать яркие краски по лицу, плести венок из осенних листьев, гладить кота, писать от руки письма, собирать камешки на берегу моря и смаковать все это, задерживаясь на мелочах и запоминая детали.
А чего хотите вы? :-)

навеяно weird_place
me

Мастер :-)

- Эх, девочки, девочки... Как хорошо я знаю вас, таких как вы, ваши характеры. Я всегда преклонялся перед теми, кто жаждет познания.

Ему около шестидесяти, и он относится к нам как к своим детям. Полноватый, дремучий, со странной утиной походкой, он прищуривается и склоняет голову набок, четкими уверенными движениями исправляя набросок или эскиз, и приговаривает:
Collapse )
me

Наблюдательное

***
Ленивое утро у моря, с его ласковым солнцем, легким ветерком, римским путеводителем и хорошим кофе неожиданно дополнилось наблюдением за парой, отправляющейся в плавание на снятой напрокат яхте.
Они обстоятельно натягивали тугой тент, расправляли парус, отвязывали канаты, весело и легко пробегали от носа к корме и обратно, не спеша, но с явным нетерпением оказаться поскорее вдали от берега, во власти ветра и волн.
Я, которая даже смотреть на стоящие у берега скорлупки с нестройно качающимися мачтами не может без легкого головокружения, впервые пожалела, что мне, при всей моей любви к морю, совершенно недоступно это удовольствие.

***
Стоит на какие-то полкилометра уклониться от давно и прочно изученного ногами района Гиватаима, как оказываешься на каких-то невообразимо петляющих улочках с тенистыми арками деревьев и ступенчатыми домами - почти как в Сан-Франциско, с поправкой на местную архитектуру и колорит.

***
В Натании, в которой я прожила десять лет, развернули бурное строительство у моря,  привычный рельеф так изменился, что я даже растерялась и некоторое время не могла понять где я вообще нахожусь и на каком светофоре поворачивать. Странные ощущения, как будто влезла ногами в давно разношенные туфли, а они вдруг оказываются малы :-)

***
А моя двоюродная дочка вместо слова "бегемот" очень четко и проникновенно говорит "гемемот".
me

Легкомысленное

На улице Шенкин в Тель-Авиве можно встретить кого угодно.
Красиво-крупную длинно-черноволосую девицу в джинсовой совсем-мини-юбке, трех разноцветных маечках, надетых друг поверх друга  и грубых красных ботинках, совершенно не вульгарную, несмотря на прикид.
Бородатого мужика в кафе, рисующего в большом блокноте тушью и кофе.
Неожиданную стайку громко галдящих птичек, и двух девчонок, задравших головы посреди дороги специально чтобы их поснимать фотоаппаратом в мобильнике.
Молодого папашу с грудным ребенком в слинге.
Худощавого парня с черно-седыми волосами до плеч, сосредоточенно закалывающим их нежно-розовой пластмассовой прищепкой.
Стройно-прямую молодую леди в темных очках, вязаном белом жакетике поверх закрытого ярко-красного льняного платья до пят и босоножках на плоском ходу.
Дремучего старика с волосами цвета пепла, играющего сам с собой в шахматы.
Троицу в кафе, сгруппировавшуюся вокруг лэптопа: почти черно-смуглого жгучего брюнета, белокоже-веснушчато рыжего и мечтательного блондина.
И венцом - жутко сутулящийся кучерявый и бородатый шатенистый парень в шляпе, самозабвенно играющий свинг на раздолбанном пианино и девчонка-барменша, лихо отплясывающая под это дело в пустом внутреннем зале кафешки.

Да, а еще: я в юбке - это какая-то совсем другая я :-)
me

О разном

Когда стоишь на краю обрыва, время и пространство исчезают. Остается только ветер. Он гудит в ушах, перебирает и запутывает волосы, набрасывает их на лицо и убирает с него, царапает песком, приятно обдает неожиданной прохладой. Сопротивляться бесполезно, можно только отдаться ему - звуку, запаху, прикосновению.
Закрыть глаза и чуть качнуться вперед. Самую малость.
me

Не имела баба хлопот...

Я никогда особо не жаловала натюрморты. Ну, яблоко. Ну, кувшин. Хорошо - вкусное яблоко, красивый кувшин. Металлический. С вогнутыми гранями. Все равно скучно.
Нам бы схемку, аль чертеж импрессионистский пейзаж, акварельку городскую, сумасшедшую абстракцию или оптическую иллюзию закавыристую. Демона врубелевского, брюлловскую всадницу, сине-рыжего Ван-Гога, вермееровскую сережку и балерин Дега, чтоб совсем для души.
А тут - персик со сливами. Бутылочки-тарелочки. Пестики-тычинки.
Ага. А теперь давайте втиснем вот эту толстую домомучительницу в эту маленькую коробочку все эти баночки-скляночки-флакончики-пузырьки в маленький листочек, да так, чтобы не пришлось их складывать вчетверо, чтобы они не толпились и не отдавливали друг другу пятки. И чтобы сами на себя похожи были. Чтобы ваза была керамической, шкатулка - деревянной, а чашка - фарфоровой.
Ну и что, что эта линия должна идти вниз. Ничего и никому она не должна, а вот ты должна верить только глазам, а мозги выключить. Выключатель, правда, стоит держать под рукой, пригодится. Потому что иногда придется отключать глаза, а делать соответственно логике. Главное - ничего не перепутать.
Руку вытянуть, не сгибать и забыть что оно объемное, когда меряешь - не от грани до грани, а от самой левой точки до самой правой, тупица! Снова вспомнить про объем, когда рисуешь. Все равно тупица.
Школьный курс черчения вообще сжечь и потоптаться на пепле, чтобы наверняка. Потому что то, что по всем законам геометрии должно быть параллельным, им быть не может потому, что не может быть никогда. Нет, углы все еще измеряются градусами, но они почему-то больше напоминают те, которые определяют крепость выпивки. Эффект примерно тот же.
Наложение одного привычного цвета на другой привычный же дает результат столь неожиданный, что возникает потребность протереть очки.
Кувшин падает. Это не складки. Сливы не фиолетовые.
Я вот только коробочку нарисую карандашиком. Обычную, прямоугольную. А потом будет прозрачное ню, шпили зданий, умытая акварель, складывающаяся во что угодно штриховка, росчерки пера, мягкая кисть и все остальное, что есть в голове, но не делается руками. Пока.
Коробочку, ага.
Кааааайф какой!!! :-)
me

За окном

Мелкий серый дождь, шипение подминающих под себя мокрый асфальт шин и редкие яркие пятна спешащих зонтов. Крупные прозрачные капли, медленно сползающие по чуть наклоненным проводам и срывающиеся вниз, наполнившись тяжестью. Зеленые листочки на деревьях танцуют блюз - музыку хорошего человека, которому плохо. Поток и легкие капли клавиш, нежная гитара, далекий звон колокольчиков... Завораживает.