Tags: переводы

Дред

Людское клеймо (Часть 3)

Автор: Келли Робсон.



Когда Бэрхен спустился к ужину, он был уже пьян. Розовые щеки над его бурой бородой горели так ярко, будто бы его только что отхлестали по щекам. «Так много писем. Стол моего брата так засыпан ими, что вот-вот рухнет под их тяжестью.» Бэрхен предложил Хелен сигарету. «Я в них не разбираюсь, голова совсем не лежит к бизнесу, мышонок.»

Хелен выдохнула в него облако дыма. «Ты всегда так говоришь, но со своими делами ты справляешься отлично.»

«Мне надо съездить в Мюнхен за советом. Я скоро вернусь. Максимум пара дней.»

«Не отлучайся слишком надолго. Иначе ты вернешься к опустевшему винному погребу и беременной няне.»

Он хихикнул. «Если это и произойдет, значит такова была воля Господа.»

Хелен как раз собиралась отпустить едкое замечание по поводу мебели, но вовремя остановилась, несмотря на приличное количество выпитого вина. Стулья в столовой были особенно ужасны. Каждый был увенчан морскими змеями, толстыми и извивающимися, с горящими глазами, отделанными перламутром. Под ними были грубо вырезанные фигуры людей: мужских и женских. А под ними были вырезаны выпуклости величиной с палец, похожие на толстых личинок. Они больно врезались в хрупкую спину Хелен.

Со стен на обеденный стол таращились портреты. Бледные блондинистые дети с невинными ничего не выражающими лицами. Приятные улыбающиеся мужчины и женщины постарше, с бурыми волосами и крепким телосложением как у Бэрхена. И болезненно выглядящие пожилые люди, преждевременно состарившиеся, с гладкой серой кожей и всклокоченными черными волосами, обрамляющими пустые пронзительные глаза.

Collapse )
Дред

Людское клеймо (Часть 2)

Автор: Келли Робсон.



К тому времени, как Хелен обошла два верхних этажа, стала ясно, что слуги явно проигрывают битву за поддержание порядка в доме. Массивная старинная мебель была покрыта царапинами и рассыхалась, покрывала и портьеры износились и выцвели, ковры покрылись слоем паутины, которая липла и тянулась за ней при каждом шаге. На всех поверхностях шерстилась пыль, которая забивалась в ее горло и оставляла на языке солоноватый привкус. После получаса поисков под кроватями, прочесываний шкафов и гардеробных, она почувствовала жажду, как будто пересекла пустыню.

Обычно в старинных домах старая мебель изгоняется на верхние этажи. По мере того, как Хелен спускалась ниже, она ожидала обнаружить более современную обстановку, более легкую, красивую, пусть даже и такую же пыльную. В главных комнатах, которые скорее всего использовала мать Питера, мебель совершенно не отличалась. Из потемневшего дуба, с замысловато вырезанными фигурками птиц, рыб и животных. Такая часто встречается в охотничьих домиках в Шварцвальде, только здесь она была более простой, угловатой, как будто один из двоюродных прадедушек на старости лет воспылал страстью к вырезанию и заполонил дом своими любительскими поделками.

Все же, если удастся заставить слуг очистить мебель как следует, Хелен могла бы занять одну из больших гостиных. В ней она могла бы заниматься с Питером не хуже, чем в детской. Это избавило бы ее от необходимости весь день карабкаться по винтовой лестнице. И хотя спинка софы была вырезана в виде извивающейся змеи с разверзнутой пастью, соблазнить на ней няню будет куда удобнее, чем на подоконнике в детской.

Под одной из кроватей она нашла тонкое ребро ягненка, испещренное отметинами от зубов. Где-то в доме, видимо, есть собака. Надо будет постараться подружиться и с ней.

По-прежнему никаких следов Питера.

Collapse )
Дред

Людское клеймо (Часть 1)

Автор: Келли Робсон.



Хелен нравилась молодая, румяная няня Питера, но что-то было не так с ее ртом. Няня была крайне застенчивой, предпочитала не разговаривать, но это не имело значения. Хелен могла поддерживать беседу самостоятельно.

«Наше путешествие было ужасным. От Парижа до Страсбурга дотарахтели довольно быстро, но плечо до Мюнхена можно было проехать быстрее даже на телеге. А Зальцбург! На ослах можно было обогнать поезд.»

Хелен рассмеялась над своей шуткой. Мими завязала узелок на аккуратно заштопанном участке и принялась за второй носок.

Хелен впервые увидела миловидное личико няни этим утром, когда та выглядывала из окна на самом верху дома, пока Хелен и Бэрхен Ламбрехт плыли по озеру на вертлявом ялике, забитом их вещами. Даже с такого расстояния Хелен могла бы назвать ее красоткой.

Бэрхен удалился в библиотеку как только они вошли в двери, без сомнения, чтобы оплакивать в уединении смерть своего брата, ведь он сдерживал себя весь длинный путь из Парижа. У Хелен был выбор посидеть на кухне с двумя строгими слугами, затаиться в одиночестве в трухлявом входном зале или, захватив кофе, подняться по узкой спиральной лесенке наверх, чтобы получше рассмотреть милашку.

Подниматься было не намного выше, чем на парижскую мансарду, где Хелен проживала последние три месяца, но ступеньки были настолько крутыми, что на самом верху она уже пыхтела как паровоз. Но это того стоило. Если лучшее лекарство для разбитого сердца — это новая молодая пассия, Хелен подозревала, что свое сердце она скоро вылечит.

«Наша поездка была довольно унылой. Герр Ламбрехт был крайне опечален возвращением в родной дом, где его уже не встретит родной брат. Он даже не хотел уезжать из Парижа.» Хелен отхлебнула кофе. «Ты когда-нибудь была в Париже?»

Collapse )
Дред

Людское клеймо

Автор: Келли Робсон.



В этой волнующей новеллетте ужасов описывается история английской эмигрантки, которая в минуты отчаянья, не имея ни цели, ни средств к существованию, нанимается к своему знакомому на некоторое время, чтобы заниматься английским языком с его осиротевшим племянником в удаленном похожем на замок поместье в Германии.

Перевод 23 января.
Дред

Ваше Настоящее Индейское Приключение™ (часть 2, окончание)

Автор: Ребекка Роанхорс



«Эй Юэсэй» - единственный индейский бар в Седоне располагается на первом этаже торгового центра через дорогу от работы. В основном там собираются труженики планшетов после смены, иногда попадаются уличные торговцы бижутерией и сотрудники забегаловок, пропахшие жиром и жареными тостам. Ты удачно находишь местечко в дальнем углу возле стойки. Протискиваешься на пластиковый стул и поднимаешь руку, привлекая внимание бармена. «Так что ты на самом деле думаешь», спрашивает голос справа. ДарАнна смотрит на тебя в упор обвинительно и напряженно.

Вот он. Второй шанс. Возможность перестать быть мудаком для нее, надо только поступить правильно. Необходимо сказать что-то умное, что впечатлит ее и позволит тебе сохранить лицо. Но ты никогда не был настолько сообразительным, поэтому решаешь говорить правду.

«Я думаю, мне надо сохранить работу».

ДарАнна расслабляет плечи. «Двинься!», обращается она к кому-то возле себя, и он послушно освобождает место, ДарАнна присаживается. «Я так и знала. Почему ты не поддержал меня? Неужели так боишься босса?»

«Я не боюсь босса. Я боюсь, что Тереза меня бросит. И боюсь безработицу».

«Тебе надо отрастить яйца, Джесси, всего-то».

Collapse )
Дред

Ваше Настоящее Индейское Приключение™ (часть 1)

Автор: Ребекка Роанхорс




В меню твоего планшета с полдюжины различных Приключений, из которых Туристы особенно часто выбирают Видения. Это несомненно облегчает твой рабочий день. Все, что требуется для Видений, это щепотка мистического шаманизма, тотемное животное (чаще — волк, а в этом году на подъеме хищные птицы) и что-то похожее на ощущения от приема мескалина. После Приключений Туристы всегда чувствуют духовную трансформацию. (И хотя ты сам никогда не пробовал пейот, травкой ты накурился еще в тот год в Аризоне, да и кто будет возмущаться разницей?) На самом деле все эти Видения для новичков. Вряд ли даже индеец, работающий в Седона Свитс, справился бы лучше. Твои продажи на высоте.

Жена Тереза, конечно не одобряет такое. Нет, ей нравится, что ты вообще работаешь. Особенно после длительной гнетущей безработицы в позапрошлом году, когда она почти бросила тебя. Но именно эту работу она считает унизительной.

«Твоя фамилия не Краснокожий», жалуется она на твое nom de rêve. «Никто не купит Видения у Джесси Толстокожего», возражаешь ты. «Надо быть настоящим индейцем».

«Ты и так индеец», отвечает Тереза, «Толстокожий звучит очень по-индейски, потому что ты индеец».

«Мы не настоящие индейцы», парируешь ты, «во имя Господа, мы же католики!».

Collapse )