?

Log in

No account? Create an account
Людское клеймо (Часть 2) - Зарубежная литература — LiveJournal
January 24th, 2019
04:23 pm

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
Людское клеймо (Часть 2)
Автор: Келли Робсон.



К тому времени, как Хелен обошла два верхних этажа, стала ясно, что слуги явно проигрывают битву за поддержание порядка в доме. Массивная старинная мебель была покрыта царапинами и рассыхалась, покрывала и портьеры износились и выцвели, ковры покрылись слоем паутины, которая липла и тянулась за ней при каждом шаге. На всех поверхностях шерстилась пыль, которая забивалась в ее горло и оставляла на языке солоноватый привкус. После получаса поисков под кроватями, прочесываний шкафов и гардеробных, она почувствовала жажду, как будто пересекла пустыню.

Обычно в старинных домах старая мебель изгоняется на верхние этажи. По мере того, как Хелен спускалась ниже, она ожидала обнаружить более современную обстановку, более легкую, красивую, пусть даже и такую же пыльную. В главных комнатах, которые скорее всего использовала мать Питера, мебель совершенно не отличалась. Из потемневшего дуба, с замысловато вырезанными фигурками птиц, рыб и животных. Такая часто встречается в охотничьих домиках в Шварцвальде, только здесь она была более простой, угловатой, как будто один из двоюродных прадедушек на старости лет воспылал страстью к вырезанию и заполонил дом своими любительскими поделками.

Все же, если удастся заставить слуг очистить мебель как следует, Хелен могла бы занять одну из больших гостиных. В ней она могла бы заниматься с Питером не хуже, чем в детской. Это избавило бы ее от необходимости весь день карабкаться по винтовой лестнице. И хотя спинка софы была вырезана в виде извивающейся змеи с разверзнутой пастью, соблазнить на ней няню будет куда удобнее, чем на подоконнике в детской.

Под одной из кроватей она нашла тонкое ребро ягненка, испещренное отметинами от зубов. Где-то в доме, видимо, есть собака. Надо будет постараться подружиться и с ней.

По-прежнему никаких следов Питера.



Возможно он был проблемным ребенком, несмотря на его спокойный вид. Если так, лето будет непохожим на тот отдых, что Бэрхен обещал ей. Она встретила его в бистро Белон Бурриш, заливающим в себя коньяк. Уже через пять минут он пообещал заплатить ей, чтобы она присоединилась к нему на это лето в его фамильном доме для обучения его племянника английскому языку. «Будет не сложно», - говорил он. Бэрхен знал, насколько она нуждалась в деньгах. Он всегда был так добр, мальчики с Монпарнаса и Пигаль высоко ценили его щедрость.

Хелен постукивала костью по ладони, пока спускалась на первый этаж. Там лестница, расширяясь, вливалась в фойе, образуя широкую, громадную композицию. В дальней части фойе лестница продолжалась через узкую прорезь в полу. В подвалы, безо всяких сомнений. Исследовать их будет настоящим приключением.

Чемодан Хелен по прежнему стоял у входной двери, дожидаясь слугу, который отнес бы его наверх. В ближней части фойе дым от табака просачивался из библиотеки. Запах был крепким. Хелен не могла себе позволить закурить сигарету уже несколько месяцев. Она почти перестала тосковать по вкусу табака, но сейчас у нее от табака потекли слюни. Бэрхен несомненно угостил бы ее сигаретой, попроси она. Но нет. Не станет она его прерывать. Он крепился всю дорогу и заслужил провести какое-то время наедине со своим горем.

Хелен прошла в темный кабинет напротив библиотеки, отдернула тяжелые зеленые портьеры, стараясь не надышаться пыли. Солнце светило высоко над вершинами гор. Озеро сияло в его лучах. Пылинки кружились в воздухе. В ярком свете мебель казалась покрыта мелом, несмотря на пастельно-синюю парчовую обивку. Стены были увешаны трофеями: набитыми головами оленей, диких коз, были даже два волка и медведь. Их стеклянные глаза с укором смотрели сквозь паутину, будто раздраженные отсутствием должного ухода за домом.

Хелен провела пальцем по пыльному подоконнику. П-И-Т-Е-Р. Когда она начнет с ним заниматься, тетради и карандаши не понадобятся. Любая ровная пыльная поверхность сойдет за грифельную доску. Возможно, это пристыдит слуг и они займутся уборкой. Отойдя от окна, она наступила на какой-то комок на полу. Под бахромой ковра лежали две тонкие косточки — старые, высохшие, обгрызенные остатки телячьих отбивных. Хелен спрятала их в карман, где уже лежала косточка ягненка. Затем в столовой она нашла еще челюсть поросенка под стулом, которую снова положила в карман.

Наконец Хелен добралась до кухни в самом конце первого этажа. Пожилая женщина рубила на столе морковь, ее сморщенные щеки дрожали при каждом ударе ножа. Рядом с ней управляющий скрючился над чашкой кофе. Он был даже старше поварихи, его кожа была покрыта старческими пятнами. Оба они наблюдали, как Хелен налила себе стакан воды из глиняного кувшина.

«Питер любит играть в прятки», - сказала она по-немецки, - «Я нигде не могу его найти».

Повариха начала суетиться у кофейника. Управляющий остался сидеть, где сидел. «Мы не видели мальчика, фройляйн Йорк».

«Я никак не ожидала, что он будет плохо себя вести в мой первый день в Мерези».

«Мальчик с няней. Он всегда с ней.» Голос управляющего был тверд.

«Как вы можете такое говорить? Конечно он сейчас не с ней». Хелен отряхнула прилипшую патину с платья. «Я обыскала весь дом очень тщательно, как вы могли заметить.»

«Вы должны продолжить искать его, фройляйн», - ответил управляющий.

Повариха откусила морковь, ее щеки колыхались, пока она грызла ее.

Они явно объединились против нее, но это неудивительно. Они же простые пожилые сельские жители, а она всего лишь странная англичанка в грязном, пыльном платье. Отношения с ними не улучшатся, если накричать на них.

«Вы не могли бы отнести мой чемодан в комнату? - улыбнулась она дружелюбно. - Я бы хотела сменить мой дорожный костюм.»

«Да, фройляйн Йорк», - ответил управляющий.

Повариха снова принялась рубить морковь. Управляющий отхлебнул кофе. Они ждут, что она сейчас уйдет?

«Но все же, что касается Питера», - произнесла Хелен.

Нож поварихи соскользнул, морковь рассыпалась по всему полу.

«Французская девчонка позаботится о мальчике». - Слова поварихи были едва различимы, наверное какой-то старый баварский диалект. «Ему запрещено ходить на кухню.»

Рот управляющего слегка растянулся в улыбке, обнажив гниловатые зубы.

«Это верно? - спросила она. - Почему?»

Управляющий положил свою руку на ладонь поварихи. «Благоденствие мальчика теперь ваша забота, фройляйн»

§

Хелен обнаружила Питера в дальней части леденящего подвала, сидящего на корточках возле двери, глубоко утопленной в скалу. Стены были скованы холодом. От дыхания мальчика шел пар.

«Ты не замерз? - спросила она. - Пойдем наверх.»

«Битте, мисс», сказал мальчуган. Он засунул два пальца под дверь, затем скорчился, покачивая головой по мере того, как он просовывал их все глубже. Его волосы были аккуратно зачесаны на обе стороны, а пробор бледностью напоминал личинку насекомого.

Что бы он ни собирался делать дальше, что бы ни надеялся найти за дверью, мальчик был полностью поглощен процессом. Хелен позволила ему развлекаться таким образом несколько минут, пока она шуровала по подвалу, сгорбившись под низкими сводами потолка. На противоположной от входа стене в нишах, размером с голову, лежали бутылки в пирамидах по шесть. Она смахнула пыль с некоторых из них. Французское, но не старое. Бордо, шампанское, бургундское. Более трехсот бутылок. На лето должно хватить.

Подвал пах солоновато. Должно быть раньше в нем выдерживали и хранили мясо. Резкий и холодный соленый воздух заставил ее рот наполниться слюной. Она бы сейчас многое отдала за кусок свинины, горячий и сочный. В животе заурчало. Возможно удастся уговорить повариху разрешить ей заглянуть в кухонную кладовую.

Хелен вернулась к мальчику. «Пойдем, Питер, достаточно. Мими заждалась тебя.»

Свет от ее свечи заплясал на медной пластине, прикрученной к двери. Потускневший металл был покрыт коркой льда. Она шагнула ближе, поднеся свечу. Это был щит — с гриффонами, орлом и короной.

Она пнула Питера по ноге. «Пора возвращаться наверх.» Он уже растянулся возле двери на животе. «Питер, пойдем немедленно!» В ее голосе зазвучал металл. Ей надоело, что ее все в этом доме игнорируют.

Он вытащил что-то из-под двери и тут же сунул в рот.

«Прекрати это!» Она схватила Питера за воротник и потащила через весь подвал к лестнице. Он последовал за ней на четвереньках. Неизвестный предмет выпал у него изо рта и ускакал к первой ступеньке лестницы.

Хелен подняла его и повернула, чтобы рассмотреть. Это снова оказалась косточка — тонкая, хрупкая и обслюнявленная.

Она уставилась на Питера. «Это отвратительно! О чем ты только думал?»

«Мама», - всхлипнул мальчуган, его плечи задрожали, - «мама».

Угрызения совести охватили ее. Она отбросила косточку прочь, сгребла его в охапку, увлекла по лестнице вверх. «Не плачь», - сказала она, похлопывая его по дрожащей от всхлипываний спине.

Дым табака из библиотеки наполнил воздух фойе сероватой дымкой. Ее чемодан по-прежнему стоял у входной двери.

Хелен опустила Питера на пол, он оказался тяжелым. Она вряд ли смогла бы донести его до детской не запыхавшись.

Она сжала его худые плечи. «Ты же хороший мальчик, не так ли?» Он вытер нос рукавом и согласно кивнул. «Хорошо, больше не плачь.»

Она затащила свой чемодан наверх в свою комнату. Затем взяла мальчика за руку, подвела к лестнице и позвала Мими.

Когда ее милое личико показалось на верху винтовой лестницы, Хелен отправила Питера наверх.

«Позаботься о нем, хорошо?» - сказала она. - «Сегодня уроков не будет. Завтра тоже. А там посмотрим.»

«Уи», - сказала Мими.


Продолжение следует...

Tags: ,

(Leave a comment)

Powered by LiveJournal.com