?

Log in

No account? Create an account
Людское клеймо (Часть 1) - Зарубежная литература — LiveJournal
January 23rd, 2019
01:03 pm

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
Людское клеймо (Часть 1)
Автор: Келли Робсон.



Хелен нравилась молодая, румяная няня Питера, но что-то было не так с ее ртом. Няня была крайне застенчивой, предпочитала не разговаривать, но это не имело значения. Хелен могла поддерживать беседу самостоятельно.

«Наше путешествие было ужасным. От Парижа до Страсбурга дотарахтели довольно быстро, но плечо до Мюнхена можно было проехать быстрее даже на телеге. А Зальцбург! На ослах можно было обогнать поезд.»

Хелен рассмеялась над своей шуткой. Мими завязала узелок на аккуратно заштопанном участке и принялась за второй носок.

Хелен впервые увидела миловидное личико няни этим утром, когда та выглядывала из окна на самом верху дома, пока Хелен и Бэрхен Ламбрехт плыли по озеру на вертлявом ялике, забитом их вещами. Даже с такого расстояния Хелен могла бы назвать ее красоткой.

Бэрхен удалился в библиотеку как только они вошли в двери, без сомнения, чтобы оплакивать в уединении смерть своего брата, ведь он сдерживал себя весь длинный путь из Парижа. У Хелен был выбор посидеть на кухне с двумя строгими слугами, затаиться в одиночестве в трухлявом входном зале или, захватив кофе, подняться по узкой спиральной лесенке наверх, чтобы получше рассмотреть милашку.

Подниматься было не намного выше, чем на парижскую мансарду, где Хелен проживала последние три месяца, но ступеньки были настолько крутыми, что на самом верху она уже пыхтела как паровоз. Но это того стоило. Если лучшее лекарство для разбитого сердца — это новая молодая пассия, Хелен подозревала, что свое сердце она скоро вылечит.

«Наша поездка была довольно унылой. Герр Ламбрехт был крайне опечален возвращением в родной дом, где его уже не встретит родной брат. Он даже не хотел уезжать из Парижа.» Хелен отхлебнула кофе. «Ты когда-нибудь была в Париже?»

Мими по-прежнему сидела с опущенной головой. Такая застенчивая. Не может даже ответить на простой вопрос.

Питер сидел на ковре и строил башню из позолоченных кубиков с буквами, которые ему привез Бэрхен. Для только что осиротевшего ребенка он казался весьма спокойным. Хотя он был бледен, его бескровная кожа казалась прозрачной на фоне темно-голубого бархата рубашки. Он казался слишком большим для детских игрушек — на вид ему было лет шесть-семь. Уже достаточно взрослый, чтобы отослать его в школу, хотя что знала Хелен о детях? В любом случае, он выглядел добродушным, тихим ребенком. Где-то пожалуй изящным, ловким. Он даже постарался удержать кубики на ковре, когда разрушил свою башню.

Ей надо было бы попросить его складывать кубики в алфавитном порядке, чтобы узнать, чему успела научить его мать, прежде чем преставилась. Но не сегодня. И не завтра. Мальчик без отца и без матери заслуживает выходных, а она очень устала с дороги. Слуги здесь обязаны быть старомодными, но кто из них осудит ее за отдых с чашечкой кофе у окна после длинного путешествия.

Они несомненно осудили бы ее, будь она любовницей Бэрхена. Хелен собиралась остаться в Мерези на все лето, так что ей необходимо быть с ними в хороших отношениях, особенно с Мими.

«Мы ехали в разных вагонах, конечно. Герр Ламбрехт настоящий старомодный джентльмен.» Хелен подавила смех. Бэрхен, конечно, не был никаким джентльменом, но точно не представлял угрозы девушкам. «Женский вагон был комфортабельным и элегантным, но ровно настолько же медленным, как и весь поезд.»

По-прежнему никакой реакции. Шутка была так себе, но Хелен казалось, что няня вряд ли когда-либо слышала шутки смешнее. Возможно девица просто невежда. Но такая милая. Кровь с молоком и темные, темные волосы. Лет восемнадцати-двадцати. Не старше. Жалко ее рот, конечно. Может просто зубы кривые.

Хелен обернулась и посмотрела в окно. Узкая водная гладь озера Мерези была зажата в тисках Баварских Альп. Их пики пронзали летнее небо как зубы, отражаясь на глади озера как в зеркале. За таким видом туристы и приезжают в Альпы со своими мольбертами и складными стульями, кистями и карандашами.

Сам дом выглядел неподражаемо. Конечно Хелен ожидала чего-то более грандиозного. Но пока они плыли по озеру, она с удивлением вспомнила, что ни разу не видела ни одной репродукции фамильного дома Бэрхенов ни в одном магазине рядом со знаменитыми видами на замки Нойшванштайн или Хоэншвангау. Замок Мерези был их миниатюрной копией — высокий, узкий, как если бы кто-то отколол самое старое крыло замка Нойшванштайн и водрузил его на берег озера. Всего четыре этажа, но ни одного строения поблизости, чтобы сравнить размеры, этот замок возвышался над берегом, подражая коньками своих крыш пикам гор позади. Серые каменные стены контрастировали с крутыми лесистыми склонами. Не совсем настоящий замок — ни крепости, ни башен. Но если добавить парочку, любой турист скажет, что это он самый.

Правда здесь не было туристов. Слишком удаленный. Ни дорог, ни соседей, ни гостиниц. Насколько Хелен могла видеть из высокого окна детской, долина была пуста. Ни единого домика или хижины на берегу.

Она никогда раньше не была в настолько уединенном месте. Зимой здесь, наверное, еще неуютнее, но к тому времени она уже давно уедет. В худшем случае в Лондон, если удача не улыбнется.

Когда она отвернулась от окна, Питера нигде не было. Лишь дверь покачивалась на петлях.

«Куда Питер пошел?» - спросила она.

Мими не ответила.

«Принести еще игрушку?»

Мими еще ниже склонилась над иглой. Хелен захватила чашку кофе с собой и мягко позвала в дверной проем на немецком. «Питер, вернись в детскую немедленно». Когда ответа не последовало, она повторила на французском.

«Полагаю Питер часто так убегает», добавила Хелен. «Он считает это весело прятаться от тебя».

Губы Мими дрогнули. «Уи», - произнесла она.

«Пойдем со мной, покажешь, где он прячется.»

Няня проигнорировала ее слова. Хелен с трудом сдержалась, чтобы не вырвать шитье из ее рук.

«Если бы я только что осиротела, я бы тоже спряталась, только чтоб посмотреть, будет ли меня кто-нибудь искать. Ты не поможешь мне с поисками?» Хелен улыбнулась, наполняя просьбу всем своим очарованием. Достаточным, чтобы расположить к себе парижских красоток, но все без толку. Мими была будто высечена из камня.

«К черту тебя!», - прошептала она чуть слышно на английском и с силой захлопнула дверь в детскую за собой.

Это не было даже богохульством. Она знавала проклятия и посильнее на множестве языков. Ее прошлая любовь обожала, когда она чертыхалась. Больше нет. Прошлая жизнь отторгла ее. Все, что осталось в Париже, были ее долги.

Часы пробили полдень. Когда бой часов прекратился, дом погрузился в тишину. Ни скрипа, ни писка. Никаких следов Бэрхена или слуг, ни звука с чердака или этажей ниже. Она подошла к винтовой лестнице и глянула вниз этой головокружительной каменной спирали, напоминающей пустой позвоночник дома. Ступеньки спускались веером, каждая отполированная и изношенная по центру веками шагов.

«Питер», - позвала она. - «Вернись в детскую, пожалуйста.»

Нет ответа.

«Ну хорошо», - сказала она нараспев, - «Я иду тебя искать.»

Кто отругает ребенка за желание поиграть в игру? У Питера не было друзей, с кем можно играть. Она простит его. Только в этот раз. К тому же это дало ей прекрасную возможность обыскать дом.




Продолжение следует...

Tags: ,

(Leave a comment)

Powered by LiveJournal.com