?

Log in

No account? Create an account
Ваше Настоящее Индейское Приключение™ (часть 2, окончание) - Зарубежная литература — LiveJournal
January 22nd, 2019
11:03 am

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
Ваше Настоящее Индейское Приключение™ (часть 2, окончание)
Автор: Ребекка Роанхорс



«Эй Юэсэй» - единственный индейский бар в Седоне располагается на первом этаже торгового центра через дорогу от работы. В основном там собираются труженики планшетов после смены, иногда попадаются уличные торговцы бижутерией и сотрудники забегаловок, пропахшие жиром и жареными тостам. Ты удачно находишь местечко в дальнем углу возле стойки. Протискиваешься на пластиковый стул и поднимаешь руку, привлекая внимание бармена. «Так что ты на самом деле думаешь», спрашивает голос справа. ДарАнна смотрит на тебя в упор обвинительно и напряженно.

Вот он. Второй шанс. Возможность перестать быть мудаком для нее, надо только поступить правильно. Необходимо сказать что-то умное, что впечатлит ее и позволит тебе сохранить лицо. Но ты никогда не был настолько сообразительным, поэтому решаешь говорить правду.

«Я думаю, мне надо сохранить работу».

ДарАнна расслабляет плечи. «Двинься!», обращается она к кому-то возле себя, и он послушно освобождает место, ДарАнна присаживается. «Я так и знала. Почему ты не поддержал меня? Неужели так боишься босса?»

«Я не боюсь босса. Я боюсь, что Тереза меня бросит. И боюсь безработицу».

«Тебе надо отрастить яйца, Джесси, всего-то».



Ты замечаешь, что бармен ждет заказа в нетерпении. Ты заказываешь все время одно и то же — ледяной Coors Light. Но бармен никогда не запоминает ни тебя, ни твой заказ. Ты оборачиваешься, чтобы заказать что-то для ДарАнны, но она уже ушла к своей команде.

Ты пьешь свое пиво в одиночестве, просиживаешь некоторое разумное время и уходишь. Белый Волк ждет тебя под фонарем на углу.

Яркий неоновый Индейский Вождь светится за его спиной розовыми, голубыми и желтыми огнями, мерцая поднятой в приветственном взмахе рукой. Белый дымок сигнального костра поднимается вверх над его плечом.

Сначала ты не узнаешь Волка. Большинство людей немного меняют свой внешний вид внутри настроек Приключения. Ничего плохого в том, чтобы выглядеть худее, выше, привлекательнее. Но Волк выглядел в точности так же. Невнятная коричневая шевелюра, бледная кожа, долговязые ноги.

«Хау», Белый Волк поднимает руку в точности как неоновый Вождь. По крайней мере у него хватает порядочности выглядеть смущенным тогда, когда положено.

«Ты?», от внезапности ты переходишь на обвинительный тон, «Как ты нашел меня?»

«Краснокожий, верно? Я навел справки.»

«И тебе так и рассказали?» Это было серьезным нарушением правил.

«Я спросил, кто тут лучший духовный наставник. К кому мне обратиться, если я хочу заказать Видения. Все называли тебя»

Похоже на правду, и все же раздражает, когда твои коллеги называют твое имя Туристу. «Я пытался тебе сказать», добавляешь ты злобно. «Мне стоило прислушаться», Белый Волк улыбается, легкая улыбка раскаяния скользит по его лицу. Повисает неловкая пауза.

Наконец ты произносишь: «Нам не стоит вот так знакомиться».

«Я знаю, я всего лишь хотел извиниться. За то что испоганил тебе Приключение».

«Ерунда», отвечаешь ты уже более мягко. «Ты же заплатил?»

«Да»

«Вот только...», в тебе сейчас говорит твое эго, но так хочется узнать. «Я сделал что-то не так?»

«Нет, это все я. Ты был хорош. Просто у меня была прапрабабушка чероки и я хотел побывать, увидеть... Во мне все смешалось, типа память предков и все такое.»

Ты слышал про память предков, но ты так же знал много людей, называвших себя чероки, которые ими не были. Тереза называет их фальшиндейцами, хотя ты считаешь, что это некрасиво. Может быть Белый Волк и вправду индеец. Ты не видел настоящих чероки, возможно они выглядели именно так. В бухгалтерии есть полутлинкит и он бледный.

«Мне домой пора», добавляешь ты, «жена и все такое».

Белый Волк кивает. «Конечно, конечно, я просто... Спасибо».

«За что?»

Но Белый Волк уже удаляется. «Увидимся».

Чувство déjà vu пронизывает тебя до костей, но ты списываешь это на Туриста. Кто их вообще поймет?

Ты возвращаешься домой к Терезе.
§

Как только ты проскальзываешь в свою капсулу на следующий день, монитор немедленно оживает. Очередной Турист уже ждет с заказом.

«Дерьмо», бормочешь ты, пролистывая меню и требования в заказе. Все выглядит хорошо, кроме... легкая паника охватывает тебя, когда ты видишь требования к племени. Чероки. Ты ничего не знаешь про чероки, что они носили, какие у них обряды. Единственный чероки которого ты знаешь...

Белый Волк добавляется в твое Приключение.

В спешке ты забыл надеть штаны из оленьей кожи. На тебе в Приключении надеты Wrangler и Nike. Босс будет в ярости.

«Зачем ты вернулся?»

«Я подумал, можем мы просто поговорить?»

«О чем?»

Белый Волк пожимает плечами. «Неважно. О чем угодно».

«Мне нельзя».

«Почему? Мое время, я за него заплатил».

Ты чувствуешь себя в растерянности. Турист раньше никогда не нарушал протокол. Одна из причин, почему Приключение работает, это потому что каждый знает свою роль. Но Белому Волку, похоже, наплевать на протоколы.

«Я могу продолжать приходить», настаивает он. «У меня есть деньги».

«Я попаду в неприятности».

«Не из-за меня»... Белый Волк медлил. Он как-будто поник, то что ты принял за надменность было на самом деле отчаяньем. «Мне нужен друг».

Знакомое чувство. По правде тебе тоже не помешал бы друг. С кем можно поговорить. Что в этом плохого? Просто два человека общаются. Но не здесь, не на работе. «Зайдем в бар?»

«Тот, что вчера?»

«Я освобождаюсь в 11 вечера»
§

В 23:30 бар был битком, но ты узнаешь Белого Волка без труда. Тощий белый парень выделяется, забавно. В этой толпе и при таком освещении он мог бы сойти за коренного индейца из какого-нибудь племени. Одного из тех 1/64-кровок. Может в нем и есть та старая кровь чероки.

Белый Волк жестом приглашает тебя на свободное место, где уже ждет Coors Light. Ты протискиваешься на стул, прохладное стекло бутылки приятно радует твою ладонь.

«Случайно угадал, не ошибся?»

Ты киваешь и делаешь глоток. Первый — он всегда волшебный. Как морозное утро в городке Голден, штат Колорадо.

«Итак», произносит Белый Волк, «расскажи мне о себе».

Ты оглядываешь бар в поисках знакомых лиц. Неужели серьезно? Ты собираешься рассказать Туристу о своей жизни? О настоящей жизни? Что-то нашептывает в голове, что это не очень умно. Босс может узнать и разозлиться. ДарАнна высмеет. Кроме того Белому Волку нужна захватывающая история, а у тебя за душой только одноэтажный дом на три спальни, да кредит на образование.

Но он смотрит на тебя вполне заинтересовано и дружелюбно, никто уже давно не смотрит на тебя так, даже Тереза. И ты начинаешь говорить.

Не обо всем.

Но о много. Достаточно многом.

Настолько, что когда бармен принимает последний заказ, ты обнаруживаешь, что вы разговаривали добрых два часа.

Когда ты собираешься уходить, Белый Волк встает вместе с тобой, вы пожимаете руки по-индейски, улыбаясь Ты не ожидал, но ощущения оказались очень, очень приятными.

«Завтра в то же время?», спрашивает Белый Волк.

Заманчиво, но... «Тереза прибьет меня, если я два раза подряд заявлюсь так поздно». И сразу: «Как насчет пятницы?»

«Пятница, так пятница», Белый Волк хлопает тебя по плечу. «Увидимся, Джесси». В предвкушении пятницы ты отвечаешь «Увидимся».

§

В пятницу в 23:05 ты на месте. Белый Волк смеется, когда видит тебя. В этот раз выпивка за твой счет, вы продолжаете разговор с того места, на котором остановились в прошлый раз. Вот так просто. Похоже Белому Волку не надоедают твои истории, а у тебя так давно не было новых друзей, кому можно это все рассказать, что ты не можешь остановиться. Волку тоже нравится Кевин Костнер, и вы по-очереди сыплете цитатами, пока он не ставит тебя в тупик фразой Родни Гранта из «Танцующего с волками».

«Ты уверен, что это было в фильме?»

«Это на языке лакота!»

Тебе не хочется признавать, но произношения Белого Волка на языке лакота идеально.

«Похоже, я знаю кое-что, чего не знаешь ты», улыбается Волк. Ты клятвенно обещаешь пересмотреть фильм.

Время опять пролетело незаметно, вы стоите на улице под Большим Вождем, с радостью договариваясь встретиться в следующую пятницу. И в следующую тоже. И так, пока это не стало традицией.

Месяц прошел, за ним второй.

«Ты выглядишь счастливым», заметила Тереза как-то вечером. В ее голосе звучала подозрительность.

Усмехнувшись, ты обнимаешь жену, прижимаешь к себе, пока запах шампуня с нотками розы не обволакивает тебя. «Просто новый друг. Чувак с работы». Ты решаешь не говорить никакой конкретики. Сложно будет объяснить встречи с Белым Волком, которого ты давно уже перестал считать Туристом.

«Ты же не изменяешь мне, Джесии Толстокожий? Если да, то я тебя...»

Ты прерываешь ее поцелуем. «Ревнуешь?»

«А должна?»

«Никогда!»

Она фыркает, но позволяет снова себя поцеловать, ее нежное тело прижимается к тебе.

«Я люблю тебя», мурчишь ты, запуская свою руку ей под рубашку.

«Уж надеюсь»
§

Утром вторника ты не можешь дышать. Нос забит соплями, суставы ломит. Тереза берет тебе больничный и приносит в постель тарелку тушеного мяса. На носу встреча с Белым Волком и запланированная выпивка, но ты слишком болен. Раздумываешь, не послать ли Терезу с запиской, но отметаешь эту идею. Один вечер. Волк поймет.

К пятнице кашель проник глубже в легкие, он сотрясает все тело. Тереза снова звонит на работу, чтобы взять отгул. Ты кашляешь достаточно сильно, чтобы босс точно услышал. Только бы он не сократил жалование из-за пропущенных дней. Но больше всего ты не хочешь опять подвести Белого Волка.

«Ты могла бы сходить вместо меня?»

«Куда? В бар? Я не пью»

«Не обязательно пить. Просто найди его и скажи, что я заболел. А то он подумает, что я забыл про него»

«А ты не можешь просто позвонить?»

«У меня нет его номера».

«Хорошо, как его зовут?»

Тут ты понимаешь, что не знаешь. Единственное его имя — то, что ты сам дал ему. Белый Волк.

«Ладно, отдыхай».

Тереза долго не возвращается, почти до часу ночи. «Где ты была», спрашиваешь ты взволнованно. Что это за розовый налет на ее щеках? И запах вишневой колы.

«В баре. Как ты и просил».

«Что так долго?»

Тереза дуется. «Так тебе надо было, чтобы я пошла или нет?»

«Да, но... ты встретилась с ним?»

Она кивает, легкая улыбка на ее лице, ты раньше никогда такой не видел.

«В чем дело?» Что-то сжалось в твоей душе.

«Приятный человек, очень приятный. Ты не говорил, что он чероки»
§

В понедельник ты с трудом дотащился до работы. На твоем шкафчике висит записка зайти к боссу. Он в своем кабинете, просматривает отчеты, которые еженедельно отсылает менеджменту.

«Я нанял нового работника»

Заготовленные извинения с объяснениями тяжести заболевания застряли в твоем горле. Вместе с обещаниями наверстать упущенное и поднять продажи.

«Извини, Джесси», босс и впрямь выглядел немного виноватым. «Этот парень хорош, настоящий, из резервации. Фамилия Волк. Дерьмо, нельзя быть еще большим индейцем, чем он. Туристы проглотят его и попросят добавки»

«Я тоже нравлюсь Туристам». Звучит плаксиво, но ты ничего не можешь с этим поделать. Нутром ты чувствуешь, что это плохо, плохо, плохо.

«Ты тоже хорош, Джесси. Но никто не знает ничего про индейцев пуэбло, только твое дерьмо из ТВ. А этот парень, он..». Босс щелкает пальцами, пытаясь подобрать слово.

«Аутентичный?», шепчешь ты.

Босс тычет в тебя пальцем. «Бинго! Послушай, если освободится капсула, я позвоню тебе».

«Вы отдали ему мою капсулу?»

Босс от неожиданности дернул головой. Похоже ты прокричал это. Он тянется к кнопке вызова охраны.

«Постойте!» протестуешь ты.

Но вот ребята в униформе уже здесь, выводят тебя из офиса.
§

Ты не можешь вернуться домой к Терезе. Просто не можешь. Возвращаешься в «Эй Юэсэй». Посетители там не такие, к которым ты привык. Полуденные. Запойные бухарики и безработные. Ты смеешься, они такие же как ты.

Парень рядом с тобой опрокидывает стопку за стопкой. Стопки с мутным темным пойлом стоят перед ним рядком. Ты не пил крепкий алкоголь с колледжа, но когда тебе предлагают выпить, ты соглашаешься. Дешевое виски обжигает горло. Еще пара шотов вдогонку, и паника растворяется, становясь вполне терпимой. Ты не можешь вспомнить в котором часу ты уходишь, но Большой Вождь уже ярко светится в ночном небе.

Ты спотыкаешься на пороге и врезаешься в ДарАнну. Она рычит на тебя, ты пытаешься извиниться, но тяжелая рука хватает тебя за плечо, прежде чем успел произнести хоть слово.

«Этот засранец докапывается до тебя?»

Ты узнаешь голос. «Белый Волк?» Да, это он. Но тебе кажется, что он выглядит по-другому. Что-то в нем не сходится. То ли его индейская рубаха с лентами сбивает с толку, то ли ожерелье из костей на его шее. А его кожа кажется темнее, чем была на прошлой неделе.

«Ты его знаешь?». Ты думаешь ДарАнна обращается к тебе, но ее голова повернута к Белому Волку.

«Впервые его вижу», говорит Волк, уставившись прямо на тебя, и этот взгляд почти заставляет тебя поверить ему. И даже забыть, что ты рассказывал ему про себя такое, чего не рассказывал даже Терезе.

«Это же я», твой протест звучит невнятно и пискляво, наверное из-за виски.

«Гребанные глонни (пьянь, индейское — прим. пер.)», бурчит ДарАнна, отпихивая тебя. «Всегда выеживаются».

«Тебе лучше свалить, приятель», замечает Белый Волк. Очень недружелюбно, словно вы и не знакомы, словно не друзья. Но это не так. Ты хватаешь его за рукав, кричишь что-то про дружбу, и Терезу. Внезапно мир расплывается вокруг, когда что-то тяжелое как камень врезается в твое плечо, рот наполняется кровью из прокушенной губы, ты сгибаешься от удара под дых, виски стремится наружу, ты падаешь, Большой Вождь машет тебе «хау, хау, хау», наконец в глазах темнеет и ты вырубаешься.
§




Ты очухиваешься в канаве, в блядской канаве. Голова раскалывается а во рту сухо, как будто там кто-то умер месяц назад и усох. Солнце уже высоко и нещадно по-аризонски жарит твою кожу. Одежда выглядит дерьмово, ботинки отсутствуют, на подбородке засохшие подтеки крови, в складках шеи дорожная пыль. Твои ладони все в трещинах и ты не помнишь почему.

Но затем вспоминаешь.

Унижение наваливается всей тяжестью на твои побитые плечи. Темный, несмотря на яркое пустынное солнце, стыд. Работа. Безразличие ДарАнны. Побои Белого Волка. И ты, пьяный всю ночь и в канаве где-то в пригороде. Все это очень похоже на плохой сон, наихудший. Тот самый сон, когда не можешь проснуться, потому что это реальность.

Твоя машина не оказалась там, где ты ее оставил, должно быть ее утащили на эвакуаторе, поэтому ты устало бредешь домой в носках. Три мили по асфальту до твоего много раз заложенного дома на три спальни. И впервые он показался тебе красивым, как в тот день, когда ты купил его. Слезы наворачиваются тебе на глаза, когда ты открываешь дверь.

«Тереза». Она будет в ярости, тебе придется очень быстро объяснить свою пьянку (это один раз!), свое увольнение (я найду новую работу, обещаю), но сначала тебе хочется обнять ее, так крепко, чтобы запах роз стал для тебя лекарством.

«Тереза», снова зовешь ты, прихрамывая заходя в гостиную. Затем меняешь курс на спальню. Заглядываешь в ванную комнату. Что-то в ней пропало. Нет ее зубной щетки, упаковки контрацептивов, раствора для линз.

«Тереза!?», на это раз ты практически в панике, ковыляешь по коридору, направляясь к кухне.

Запах настигает тебя первым. Тот запах свежего кофе, яркий, знакомый.

Ты замечаешь фигуру, расслабленно сидящую за столом спиной к тебе, успокаиваешься.

Но это не Тереза.

Он оборачивается слегка, достаточно, чтобы разглядеть профиль, и произносит «проходи, Джесси».

«Какого хрена ты тут делаешь?»

Белый Волк морщится, как будто слова его задели. «Присядь».

«Что ты сделал с моей женой?»

«Ничего я не сделал с твоей женой». Он берет небольшой сложенный лист бумаги и протягивает его. Ты выхватываешь бумагу из его рук и подходишь, чтобы видеть лицо. Бумага жжет пальцы. Хочется немедленно развернуть ее, хочется сбежать, прежде чем раскроется содержимое. До боли нужно прочесть е сейчас, немедленно, но ты не собираешься доставлять ему удовольствия своим отчаянием.

«Так теперь ты помнишь меня».

«Мне жаль за тот случай, но ты вел себя по-свински и мог расстроить ДарАнну»

Тебе хочется спросить, откуда он знает ДарАнну, как он вообще оказался там вместе с ней. Но ты и так знаешь. Босс сказал, что фамилия нового сотрудника Волк.

«Ты ублюдок, ты знаешь»

Белый Волк смотрит в сторону. Все тот же страдальческий взгляд. Как будто ты снова выставляешь себя на посмешище. «Налей себе кофе», Белый Волк тычет пальцем в кофейник. Твой кофейник.

«Не нужно мне твое разрешение налить себе кофе в моем же доме», выкрикиваешь ты.

«Как скажешь». Он откидывается на спинку стула. Ты не можешь не отметить, насколько привлекательно он выглядит. Его темные волосы чуть длиннее, ожерелье из костей выгодно подчеркивает скулы.

Ты, не торопясь, наливаешь себе кофе. Сахар, сливки, которые ты никогда не добавляешь. Затем садишься напротив него. И только тогда разворачиваешь записку дрожащими руками. Внутри все переворачивается.

«Она уехала к маме», объясняет Белый Волк, пока ты читаешь те же самые слова на бумаге. «Для ее же безопасности. Она хочет, чтобы тебя тут не было, когда она вернется».

«Что ты ей наговорил?»

«Только правду. Что тебя уволили, что ты в запое, бухаешь где-то в пригороде, все в твоем репертуаре». Он оперся на стол. «Тебя не было два дня». Ты моргнул. Это была правда и неправда одновременно.

«Тереза бы никогда...» Но она все же сделала это. Она же говорила миллион раз, давала миллион шансов.

«Ей нужен настоящий мужчина, Джесси. Который бы о ней позаботился».

«Типа тебя?» Ты собрал все презрение, которое смог, чтобы сказать так, но вышло более вопросительно, чем утвердительно. Ты вспомнил, как сомневался в всей этой истории с чероки, как считал обзывательство «фальшиндейцем» жестоким.

Волк откашлялся. Встал.

«Тебе пора», произносит он. «Я обещал Терезе, что ты уйдешь. Да и мне скоро на работу». Тебе кажется, будто бы он расширяется, занимает больше места — твоего места. Ты чувствуешь себя маленьким, здесь лишним.

«Ты не задумывался», продолжает Волк, его голос звучит вдумчиво, его глаза изучают тебя как некое чужеродное тело, «что это может быть мое Приключение, а ты здесь лишь Турист?»

«Это мой дом», протестуешь ты, но теперь ты в этом уже не уверен. Голова раскалывается. Кофе в твоей чашке уже остыл. Сколько ты уже здесь сидишь? Твои мысли превращаются в старые истории, твои слова — не более, чем забытые факты и полуправда. Твое сердце — пыльный чулан утерянной любви и несбывшихся желаний.

«Уже нет», отвечает он.

Тошнота накатывает на тебя. И то чувство, когда натягивают струну. Как при Перемещении из Приключения.

Удар хлыста и затем...

Ты выходишь.

Tags: ,

(Leave a comment)

Powered by LiveJournal.com