December 3rd, 2012

main

другие

Людям, ностальгирующим по СССР наверное понравились бы люди с "территорий", если бы первые хоть немного были бы так духовны, как вторые, и собственно не являлись той самой причиной развала СССР и той самой грязью, которая СССР уродовала.
Человека свободного можно встретить во многих местах, это российские бизнесмены, это израильские и американские фермеры: они свободны, у них есть деньги. Но не все знают подноготную: инсульты, гастриты. Скрытое напряжение видно, если пристально присмотреться.
Евреи с территорий всегда свободны. У них может не быть много денег. Они могут быть уставшие и иссушенные ветром, песком, солнем, временем.
Но внутренняя свобода у них на лице просто искриться.
Сталинистам никогда не стать такими, их мечта никогда не реализуется, их сказка о СССР есть утопия.
Потому, что утопия, которую они строят в своих мечтах недостижима для них из-за их собственного внутреннего мироустройства.

Люди с автоматами, скромно одетые, занимающиеся скромной, непрестижной работой, ежедневно рискующие жизнями и живущие в скромных жилищах. И не просто посвятившие себя Богу, а сделавшие всю свою жизнь торжественным шествием, не как кибуцники, во втором поколении, когда земли кибуцев стали безопасной территорией, потерявшие себя, свой образ жизни и свою идею, не как жители муравейника в Южном Тель Авиве, не уставшие бюргеры Северного Тель Авива, не радикальные фанатики Меа Шеарим, застывшие в своё квартале вне времени.
Поселенцы, сверкающие мягкими улыбками на обветренных, морщинистых лицах, со складками на обычной и простой одежде, от ношения ремня автомата, их всегда можно узнать по одному взгляду и минутному общению, и потом просто свериться по прописке: да, Кирьят Арба. А чего собственно вы ожидали.

Наверное такими же были первопроходцы Сибири, русские в Аляске, англичане в США.
Но только у одной нации первопроходчество в чистом виде, без жажды материальной наживы, позволило нации сохраниться как нации, а первопроходчеству, как явлению.

И поселенцы всегда будут свободны, потому, что их свобода внутренняя, она не зависит ни от государства, ни от его состояния, они и есть государство и они определяют состояние государства, их свобода не зависит от экономики, от политики и политиков. Свобода внутри, свобода столько, сколько захочешь и которая никогда не станет лихой свободой беспорядка, так как её основа - вера.