February 8th, 2007

Sea 1

Зима пришла

Три мудреца в одном тазу
Пустились по морю в грозу…
(с)

И пришла зима. И выпал снег. Еще и выходные подкатили. Ну все к тому - надо идти гулять.
Оделась я, значит, как приличная, и пошла с товарищем в парк.
Однако, после второго оврага и пятого сугроба у меня появилось предчувствие, что степенной прогулка не будет…
а будет даже совсем как всегда. Но тут мы свернули, и я увидела Прекрасное.
В роли «Прекрасного» выступила великолепная снеговая горка. Именно такую: широкую да крутую - видела я в своих сладких детских мечтах… (или это было не про горку?)
И понеслась!
Юность вспомнилась сразу: нашли беспризорные кульочки, и давай кататься на этих трофейных полиэтиленах среди детей и не очень.
Правда, быстренько вышел небольшой конфуз.
За время, прошедшее с пятого класса мы, оказывается, немного подросли – задница стала здоровая, целиком то не помещается! А даже если и помещается, то бедолага пакет под такой массой не очень то и едет. Короче, поскатывались с горы кувырком пару раз и стали х… к носу прикидывать, да взрослую смекалку проявлять. С третьего раза смекалка проявилась, сказала, что надыть идти в магазин за чем-нибудь, и исчезла, поминай как звали.
«Чем-нибудь» сегодня оказался поднос.
Ну да, пластиковый такой, самый что ни на есть обыкновенный. Поднос стоил копейки, а радости обещал многие. Ну не на крышке ж от унитаза кататься то? И вот, подпрыгивая от счастия, скорее назад, на горку, на горку, на горку, но го…!!! Простите, увлеклась.
Бежим мы, а прохожие то оглядываются, улыбаются, на разносик глядя. И в очах их ясных глубокое сопереживание и четкое понимание ситуации читаю я.
А дальше было катание...
Не помня себя, неслись мы со свистом, с детской горки на пластиковом подносе, взрослая тетя и серьезный дядя…
А затем пришла беда, и подносик треснул.
Но мы же только вошли во вкус! За это я и люблю быть взрослой - намного больше возможностей совершать глупости, а главное доводить их до конца.
Наспех стряхнув с рукавов налипший снег и кишки нерасторопных детей, ловим маршрутку, едем уже в супермаркет. Я слышала, что там, на втором этаже, в дальнем закутке еще остались ОНИ - санки.
И они таки там остались! Самый стрёмный вариант - бешенный таз с ручками.
Прикрываясь «санками» как щитом в маршрутке, распугивая в сумерках прохожих, добираемся до горки в третий раз. Там, наверху уже горят фонари, а склон уходит в неизвестность, что скрывает неведомые препятствия типа трамплины, ямки и раздавленные трупики людей и животных.
А потом была феерия!
Таз, и правда, оказался экстремальным приспособлением - совершенно неуправляемая скользкая штука. Еще и с тенденцией закручиваться при торможении.
Кричали все.
Благо, что к тому времени на горке остались только наиболее крепкие, быстрые, отфильтрованные дарвинистической борьбой за выживание, особи.
Ну да и мы не отставали.
В первый мой спуск (один из самых удачных), меня на полной скорости выбросило из таза в кучку прыснувшей во все стороны детворы. Позже, боязно пробуя носком мою недвижимую тушку, кто то из этих нежных ангелочков говорил с уважением в голосе:
- Осторожнее, девушка, мля, быть надо!
В другой же раз, когда я со свистом и гиком, крутясь что твоя юла, преодолела всю взлетную полосу без потери в скорости и, ухнув во второй спуск, затормозила в заградительном сугробе вверх тормашками, молодежь сверху толкла друг друга локтями:
- Ты видел, а? НУ ТЫ ЕЕ ВИДЕЛ?!
Так что нынче собой я горда – умею все еще произвести впечатление на младшее поколение!
А затем, стала ночь и мы, собрав все свои переломы, похромали домой. Где нас второй месяц грустно ждут в морозилке колеса. Друзья удивляются, почему ж они так долго лежат без употребления?
А вот потому что -
мы и так ненормальные...