May 31st, 2006

Sea 1

Широта украинской души

Нашел кошелек на дороге. Поднял, пересчитал, вздохнул:
- не хватает!
(с) Анекдот


А вот скажите мне, вы поднимаете мелочь на улице?
Не поднимаете, знаю. Иначе с чего бы ее так много валялось?
А я скажу вам честно, я – поднимаю. Но, правда, все же не всегда. У меня есть моральная индульгенция – оправданьице от этой самой широты душевной. Ибо она заколебала, прекрасным советским атавизмом каждый раз нашептывать:
– оставь, не трогай. Ну подумай сама, ну как это будет выглядеть – девушка в узкой юбке и на высоких каблуках пытается отскрести десятикопеечник от асфальта?
(А выглядеть, я скажу вам, это будет так: раскоряченная корявой корягой фурия шкребет когтями по асфальту.)
Но и мелочь иногда проблескивает совсем немелочевая - четвертак или даже полтинник! И лежит так, и щурится. А окружающие - пассажиры там в маршрутке, или прохожие на улице, кокетливо отворачиваются и скромно переступают через ничейную денюжку. А я – нет. Точнее - не всегда. У меня поверье такое (со слабоумием не путать!) если монетка лежит решком – брать не буду, как ты мне ни подмигивай. А уж если там орел трезубец проблескивает, то тут уж никакие укоризненные взгляды не помешают мне завладеть кругляшком неизвестного сплава и известного номинала. Хотя опять же, про номинал - дешевле 25 копеек за раз все же не поднимаю, а чего мелочиться?
Ну да это все прелюдия, а теперь собственно людия:
Идем мы вчера как то с товарищчем. Идем себе, переругиваемся потихоньку, никого не трогаем. И тут на встречу выруливает диво дивное бомжеватой наружности - но в костюме, с соплями - а индус. И так себе будто бы непринужденно обращается к нам:
- Do u speak English?
А мы, как на грех, люди образованные, то есть таки да, разговариваем. И что хуже того – понимаем. И чудо приободрившись продолжает:
- Оu! ( Здорово, мол. Наконец то!). Please, can you help me? (Помогите, типа, иностранцу, не будьте последними гандонами).
Ну, думаем, отчего ж и не помочь то чурке безъязычной? Заблудилось небось, адрес, думаем, счас какой испрашивать начнет. А у нас и карта с собой есть. Но человечек отряхнулся, встрепенулся и как выдаст:
- Give me please some money!
От такого неожиданного поворота я роняю челюсть и на автомате лезу за кошельком. Открываю кармашек с мелочью и начинаю вытряхивать на ладошку крупняк: четвертачки да полтиннички. Вот, думаю, натрясу гривну-полторы, и хватит с него, лимитчика неместного. Натрясла, значиться, и протягиваю бедолаге. А бедолагу то словно током передернуло. И личико его, до этого такое просящее, какой то не очень приятственной гримаской повело:
- No, - говорит. - No, thanks.
И пошел себе.
Такого культурного шока, товарищи, я вам скажу, давно не испытывала. Я бы вот, честно говоря, совсем не огорчилась, если бы мне кто гривну решил подарить. Даже пусть в нескольких металлических частях. А индусу какому то, вот значиться, оскорбительственно.
И так мне это запало в душу. Что никак не могу угомонится. Прихожу уже сегодня на работу, рассказываю коллегам:
- Представляете? - говорю, - Афигеть же! Вот мне почему то никто денег не дарит, хотя я, в отличии от этого засранца, не отказалась бы и даже обрадовалась бы и 50 копейкам. Коллеги смеются и лезут в кошелек. Достают мелочь и говорят:
- Держи вот, моральную компенсацию!
Такая вот она широкая – украинская душа!
  • Current Music
    В.П.Р. - Озвучиватель Местности