May 10th, 2006

Sea 1

Рассказ о неизвестном герое

Ищут пожарные,
Ищет милиция,
Ищут фотографы
В нашей столице,
Ищут давно,
Но не могут найти
Парня какого-то
Лет двадцати.
(c) С. Я. Маршак


Ах, ну как же мне не хватает времени! Особенно по утрам, когда просыпаешься на 10 минут позже, хромая на одну туфлю выбегаешь из дому с опозданием уже в 20 минут, а приезжаешь на работу «не успев» всего то на три четверти часа…
Просыпаюсь.
Грохочу по эскалатору вниз, в лавине таких же торопыг. А внизу люминесцентный коридор игриво скрывает приходящие-уходящие поезда за широкими стенами, за белыми колоннами...
Смотрю.
Коридор длинный, но вся людская толпа всасывается первым проходом. Чу! Верный признак того, что над парой блестящих рельс уже подрагивает в нетерпении Желтая Стрела местного значения.
Бегу.
Вот первый поворот, и вот он таки да - поезд! Мое запыхавшееся отражение в окне и в удовлетворенных глазах счастливцев с той стороны. 2 метра – финишная прямая, последний рывок и... :
- хорошо поставленный голос диктора, объявляет что: «Наступна станція...».
- глаза за стеклом делают ставки между собой: «Успеет, нет?»
- створки двери съезжаются прямо перед моим выдохом «Ах!».
Но.
Я же ребенок воспитанный советскими лифтами. Точнее их советскими пользователями. Каким то отчаянным рефлексом, активированном съезжающимся движением, я стремительным выпадом вставляю носок черной туфли в дверь. Створки схлопываются и…
И ни фига не разъезжаются обратно.
Я смотрю на туфлю, туфля смотрит на меня. Глаза за стеклом замирают в предвкушении. Тут бы мне и моей незадачливой правой осознать всю бедственность нашего взаиморасположения с закрытой дверью, как…
Море ожидающих гляделок приходит в движение, и вперед вырывается именно он:

Среднего роста,
Плечистый и крепкий,
Ходит он в белой
Футболке и кепке.
Знак "ГТО"
На груди у него.
Больше не знают
О нем ничего.

Аки Мазай на зайца, аки Кибальчиш на врага, аки Тимур на придорожную старушку, бросается этот рыцарь на упрямую электричку. Протискивает пальцы из гудящего «внутри» в холодное «во вне» - ко мне. И словно Самсон разрывает львиный зев сцепившихся дверей!
Я тут же, не будь дурой, запрыгиваю в вагон.
Вагон испускает пятидесятиголосый «Ох!», ставки проиграны, девушка спасена. Двери защелкиваются за моей спиной, аккурат по моей руке. А что у девушки в руке? Конечно же, неизменный атрибут любой женщины, даже более обязательный чем грудь, – сумка! И эта моя родимая сумочка остается по другую сторону железа! Пари беззвучно возобновляются, и…
тут же шумно проигрываются. Потому что неизвестный герой еще раз являет миру свое истинное лицо и повторяет подвиг. А как только я вся целиком от кончика носа, до кончиков каблуков оказываюсь внутри, колеса поезда делают первый оборот.
Еду.
Ах сколько слов поднялось у меня откуда то из глубин! Сколько нежных обещаний и ласковых благодарностей я была готова принести этому «простому парню»! Но геройство не требует наград – гражданин лишь слегка поклонился и самоотверженно затерялся среди, ставших снова безразличными, серо-каре-зеленых пассажирских глаз.
Так просто.
Кто же это был?
Этого я не знаю... может это был ты?