Tags: Украина

знамя

НЕ ВЕСЬ КИЕВ СДАЛСЯ БАНДЕРОВСКОЙ НЕЧИСТИ

Это было надо перепостить.

Оригинал взят у kolobok1973 в Это должен увидеть каждый
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Уникальное видео!!!   Старики     -   члены ПСПУ Витренко    -    отбились от нацистов.  Фашня   -   молодые  уроды   -   получила пиздюлей и с позором съебалась.

Эти пять минут на видео, с 9:45 по 14:45, оправдывают существование не испепелённого Киева,  как сказал один из моих френдов.

Я всегда знала, что Наталья Михайловна   -  лучшая.  Наша Ибаррури.



О современной поэзии и Украине

Гениальные ( именно так - я не бросаюсь такими определениями) стихи о том, что происходит вна Украине. Не злободневные вирши, но экзистенциальная констатация, выходящая на высокий уровень осознания смертельной болезни украинского духа... Эти стихи куда точнее и больше говорят о нынешней Украине, чем многословные анализы и тонны фактов, которые излагать уже бессмысленно. Но вот это гениальное и горькое СЛОВО я рекомендую прочитать...услышать.

„Мало ещё вы душ загубили кацапских“, — за ушные мочки

дёргает подначивает, поддаёт пенделя, чтоб уж наверняка,

долбит мозг Коломойского, печень клюёт, вырывает почки.

„Это ты, Сашок?“ — тот в ужасе спрашивает у невидимого Сашка.

Тот недолго с ума сойти, что со ступеньки… Лютый

озноб: серое вещество скисает, как молоко.

В ночи Коломойский спрашивает у шкафа: „Билый, чи там, чи тут ты?“

Но до поры ухмыляется, отмалчивается Сашко.

Ибо — наутро — знает: глянут все западенцы,

все коломойцы глянут в зеркальную даль, и в крик:

оттуда стервец Сашко кривляется, грызёт заусенцы,

средний палец показывает, высовывает язык.

Глянут наутро бандеровцы — родичи, единоверцы —

на братков по сектору, и в каждом из них — мертвяк

Билый Сашко сидит, застреленный ночью в сердце

и заселивший тела живые незнамо как.

Глянет и Незалежная в воды и — отразится

бритая голова с безобразным ртом, жёлтые желвак,

бегающие жестокие глазки, жиденькие ресницы,

вылитый Сашки Билый — убивец и вурдалак.

Да это же бес в маскировке: плоть, синие жилы,

всё как у всех: комар на лице простом…

На цепь его посадить, под требник Петра Могилы

склонить, с заклинательными молитвами и крестом!..

В берцах, в военном буро-зелёном прикиде,

ишь, как всамделишний — щетинистая щека…

Да покадит на него иерей, воскликнет Господь: „Изыди!“,

и с воем из Незалежной извергнется дух Сашка».

(Олеся Николаева)

Встретил эти стихи у Прилепина. Но там не только и не столько об Украине... Кого волнуют проблемы развития русской литературы и позии, девальвации истинных ее ценностей в общественном сознании, ложных кумирах и многом подобном другом, вот подробные рассуждения:

О вечном
Захар Прилепин: верю, на разумное русское слово настроены по-прежнему многие души... http://svpressa.ru/culture/article/131113/
знамя

Обращение от командиров ДКО бригады "Призрак"

Всё сказано. Комментарии будут лишними. Разве что, пожелать, чтобы удача сопутствовала отряду и бригаде в целом...она явно не помешает.

Оригинал взят у trueredrat в Обращение от командиров ДКО бригады "Призрак"

ВЕСТИ ИЗ КИЕВА...

Киевские новости уже почти не удивляют... Ну, признали советский режим преступным... Ну, решили, что весь фашизм и все его свастики, кроме откровенной гитлеровской части, являются оправданными, легальными и даже, порою славными символами... И уже почти никто не удивляется. Нормально. Нормальный киевский нацистский режим. Это только у наивных дурачков и сознательных наглых лжецов до сих пор крутится заезженная идиотская мантра "наукраинефашизманет"...
Все настолько уже привычно и в логике происходящего вна Украине...
Недавно перечитывал Вячеслава Рыбакова... Еще лет двадцать назад он предвидел логичное развитие событий, только,тогда,казалось,что это возможно в России. При пьяном борове ЕБН еще и не то, могло произойти, когда последовательно и неуклонно страну разворовывали, сдавали и опускали в блевотину и трупное разложение. К счастью, остановились...в последний момент...и начали выползать из либерально-воровской гнили. Недостаточно последовательно, вкривьи вкось...но хоть как-то, во всяком случае, из откровенного маразма и подлости 90-х...  А Украина рухнула туда по полной...

И уже почти не кажутся фантастикой предвидения Рыбакова:

"Шмон тянулся невыносимо медленно; минуты едкой щелочью натужно цедились по нервам. И не помещались в них, грозили разорвать. Троих уже отфильтровали, мучился четвертый. Не миновать и пятому, а может, и шестому — времени должно было хватить, и кто окажется пятым и шестым — хрен знает. На кого бог пошлет. Подавляло и бесило чувство даже не страха — ну чего, в сущности, бояться-то? чего они, в сущности, могут такого уж сделать, ур-роды? — но унижения: везде ты уже как бы вполне самостоятельный, самодостаточный человек, свободный гражданин в свободной стране: хочешь — сплюнул, хочешь — пива дернул, все дороги открыты; и только тут, в проклятом застенке, у тебя никаких прав, одни обязанности; становишься, будто детсадовский, снова мелочью, пылью, сопляком подневольным, типа в ГУЛАГе каком-нибудь.

Ну и, конечно, очень не хотелось оказаться у доски.
Впрочем, пока такой наезд как бы не грозил; Толян тянул капитально, дебил дебилом. Старик Хотябыч — выцветший и заскорузлый, в кривых пыльных окулярчиках, одной ногой на пенсии препод (все знали, что со свистом ушел бы и двумя, да голодать почему-то не хотел), получивший погонялу свою за страсть к делу и не к делу жалобно взывать «хотя бы» («Хотя бы это вы могли выучить!», или: «Хотя бы дату вы могли запомнить! Ведь скоро все мы будем торжественно отмечать эту знаменательную годовщину!»), — поставив локоть на открытый классный журнал и подпершись кулачишком, снизу вверх смотрел на Толяна и терпеливо, с привычной тоской внимал.

— Ну… это… — тянул Толян. — Я и говорю… Советские с немцами тоже один раз конкретно повоевали, под этим… ну… Сталинградом…
— Можешь показать на карте? — тут же прикопался Хотябыч.

Вот садюга.
Лэй слегка расслабился и перевел дух. Даже откинулся на спинку стула. Теперь призовая игра еще минут на пять, стопудово.
Толян, морщась, будто закусил мухомором, заторможенно повернулся к косовато прикнопленной к доске карте и принялся близоруко обнюхивать ее от Кольского полуострова до Турции и обратно. Он не прикалывался — все было у него от природы. Такой уж интеллект.

— Он располагался на Волге, — через некоторое время подсказал Хотябыч. — Фашисты хотели отрезать индустриальный центр страны от бакинской нефти, а ее тогда возили главным образом по воде.

Если он надеялся этак ненавязчиво вложить Толяну в башню хоть напоследок еще одну крупицу никому не нужных сведений, то облом ему. Лэй по себе знал — Толян сейчас просто ни фига не слышит. Воспринял Волгу — и хватит, хорошенького понемножку. Круги Толянова носа над картой стали менее размашистыми — Волга вещь приметная, он ее скоро засек. Не помогло.

— А потому, что он располагался на Волге, — не выдержав томительного ожидания, Хотябыч повел свою былину дальше, — его потом переименовали. Нельзя же было, чтобы город назывался именем величайшего убийцы, правильно?
— Ну и как его тогда искать? — сварливо спросил Толян.
— Его назвали… — Хотябыч цедил через час по чайной ложке. — По имени… Волги.

Снова настала тишина. Толян вновь трудился.

— Волгоград, — сказал он еще через минуту, ткнул пальцем и протяжно вздохнул с чувством глубокого удовлетворения: вес взят!
— Верно, — неподдельно обрадовавшись, согласился Хотябыч. — Молодец, хорошо. И что же там случилось, под Сталинградом?
— Ну… — после долгой паузы возобновил показания Толян. — Они… Они там долго бились и никто никого никак не мог победить. Но потом прилетели американцы и всех немцев сверху разбомбили, и тогда советские по пояс в снегу пошли вперед.

Откуда он взял эту угарную картинку: по пояс в снегу? Лэй едва не прицокнул языком от восхищения.

— Хорошо, — повторил Хотябыч и несколько раз кивнул, но в голосе уже не было радости, а лицо его жалось и ежилось, точно теперь уж это он кусал лимоны; небось при коммуняках иначе учить приходилось, подумал Лэй, по сю пору старый успокоиться не может. Все знали, что Хотябыч проработал здесь учителем истории сорок лет с хвостиком — той зимой круглая дата стряслась, педсостав отмечал.

Интересно, подумал Лэй, а как конкретно-то дело было? Под Сталинградом там, и вообще… Фиг узнаешь.
Интересно, а вот когда, скажем, родаки учились в учебниках больше вранья писали или меньше? Наверное, не меньше. Только, наверное, в другую сторону. Но, блин, врать про себя, чтобы выглядеть получше, — естественно, по жизни все нормальные так делают. Иначе на рынке и пяти минут не продержишься, схарчат. А вот врать про себя, чтобы выглядеть хуже… Дурка, в натуре.

Но разве это про себя? Это ж про СССР…
................

Документ № 1

Тогда же в целях противодействия глубоко укоренившимся националистическим традициям из библиотек был изъят ряд книг; от произведений ярого сталиниста и несомненного предтечи красно-коричневых Симонова, безудержно воспевавшего фанатичное коммунистическое сопротивление немецкой оккупации — хотя понятно, что во многих отношениях она могла бы оказаться благом для России и ее колоний, в особенности — если бы не несколько предвзятое отношение официальных лиц тогдашней Германии к евреям (впрочем, как раз об этом-то, самом главном, Симонов, в сущности, и не писал), до безграмотной и безответственной стряпни некоего полумифического Зайчика, имевшего наглость намекать, будто вовлечение всего человечества в свободный рынок евро-атлантического типа не тождественно историческому прогрессу; авторитетными экспертными комиссиями было признано, что проводимая им идея равной ценности и перспективности различных культур возбуждает деструктивные, питающие агрессивность иллюзии и чревата оболваниванием и растлением населения.

Безусловному запрету подверглись также фильмы таких режиссеров, как одиозные Эйзенштейн и Рифеншталь, или, например, Ростоцкий с его нескончаемыми потугами создать впечатление, будто в тоталитарном обществе возможны хорошие люди, — потугами столь же художественно беспомощными, сколь и оскорбительными для памяти миллионов невинно убиенных в советских лагерях.

Ярослав Светлояров. «И культура расцвела». Нижний Новгород, 2003

...

Документ № 2

Collapse )


Украина, похоже, как раз туда и движется...

Прилепин о двух Украинах

Все же, Захар Прилепин на данный момент является одним из наиболее адекватных, талантливых и честных оценщиков (и участников, но это другая тема) того, что происходит вна нынешней Украине.
Не кликушествуя, как многие истерики, что "путинслил", "мыобещалиипредали", "надовводитьвойска" (и прочая подобная белиберда от людей без мозга...).
Но и не отстраняясь от происходящей трагедии, активно и действенно помогая тем, кому способен помочь и трезво анализируя события, давая наиболее точные оценуи и прогнозы. Без идиотских шапкозакидательских бредней о походах на Львов, но принципиально и последовательно поддерживая реальный проект Новороссии.
Очень рекомедую прочитать всё интервью http://m.msk.kp.ru/daily/26362/3243934/

И обращаю внимание на самое-самое. Яркое, точное, бьющее в цель:

- Что делать с украинской культурой, на которой пророс майдан?

- На той территории, что станет Новороссией, - всячески культивировать и вышиванки, и песни, и пляски, и Лесю Украинку, и жовтое, и блакитное. То есть те в Новороссии, кто считают русскую культуру родной, будут иметь свою культуру, а кто воспитан в украинских традициях - пусть их хранит. Чтобы хотя бы до какой-то части майданствующей Украины дошли вещи простые и добрые. Что есть Украина другая - Украина поэтичная, прекрасная, волшебная, гордая. Сестра России, мать своим детям, удивительная земля. Украина Гоголя, Хлебникова, Багрицкого и Лимонова, Украина Котовского, одесской литературной школы, маршала Рыбалко, «Молодой гвардии» и ополченцев Славянска. А есть Украина, вывернутая наизнанку, остервеневшая, полезшая на четвереньках в Европу, где ее никто не знает, не ждет и втайне воспринимает напуганно и насмешливо - Украина «лесных братьев», ссоры, хаоса, гиляк, низколобого национализма и смехотворных мифов. Украина казаков, пошедших служить турецкому султану или под гитлеровские знамена. И первая Украина до сих пор выигрывала вторую - не только в военном противостоянии, но и в культурном, и в метафизическом смыслах. И должна еще раз выиграть. И если тот украинский писатель и тот украинский композитор родится здесь - в осиянной братством с Россией Украине-1, - это станет очередной нашей победой и очередным уроком тем, кто думает, что признак цивилизованности - это антирусская душа и дурацкое скакание на площадях.

- Ты видел процессы, идущие в Новороссии в динамике. С первого твоего приезда до крайнего что-то изменилось? В ополчении, у местных чиновников, в лицах людей?

- Если сравнивать с тем, как изменилось отношение к Киеву и к Порошенко - о сложном отношении к России говорить уже будет проще. Кто-то рассержен, что Россия действительно не объявила полномасштабную войну Украине. Кто-то понимает, что Россия не могла этого сделать, потому что война была бы огромней и страшней и совершенно не ясно, где ее пришлось бы заканчивать. Во Львове? А нам нужен Львов? Я не уверен...

- Будет ли на месте Новороссии русский град Китеж? Или Новороссия исчезнет, как когда-то Дальневосточная республика или Донецко-Криворожская?

- Града Китежа не будет, к сожалению. Там сильные мужики у власти, но Фидель Кастро - помимо того что был сильным мужиком, с какого-то момента точно понимал, что он собирается строить. Так вот, град Китеж там построить нельзя - потому что града Китежа нет поблизости, чтобы сверить чертежи. Советскую республику там строить не дадут, потому что левые чертежи тоже отчасти потеряны, отчасти залиты чернилами, да и, скажем, Пургин - правый, и Плотницкий едва ли левый, а Захарченко - просто реальный мужик, которому идеология по боку. В построение же социально ориентированного капитализма в отдельно взятом месте я не верю. Что до Русской республики - то я ж интернационалист, мне идеалы моноэтнических образований не очень понятны. Думаю, будут строить то, что строится, - лавируя между Россией и Украиной... Впрочем, та линия, которую взял министр иностранных дел ДНР - то есть попытка возглавить европейское «сепаратистское» движения - борьбу ирландцев, шотландцев, венецианцев и так далее за их самоопределения, - мне кажется вполне перспективной. Новороссии надо вести себя так, чтобы стать реальным европейским игроком - в чем-то более успешным и креативным, чем Украина. И тут потенциал есть. Главное, им не заморозиться раньше времени. Я ведь никогда не был противником революций - в Новороссии тоже случилась своя революция - и те боевые романтики, что там пришли к власти, - они дорогого стоят. Не обязательно их заменять профессиональными чиновниками. Пусть чиновники поработают на всевозможные инициативы революционных властей. Мы же видим, как мир по пути к прогрессу наглядно глупеет, какая скучная пошлость воцаряется вокруг. Новороссия имеет шансы запускать такие сложные и разнородные процессы, которые, скажем, Россия не рискнет себе позволить...

Ну и мого чего еще...интересного, важного, человеческого...не только о политике, но и просто человеческой жизни и судьбах... http://m.msk.kp.ru/daily/26362/3243934/

знамя

ДКО

А вот это стоит посмотреть. Меньше 3-х минут. И оно того стоит. Без лишней воды и точно по делу. О том, как и зачем действует коммунистический отряд на Донбассе.

Оригинал взят у trueredrat в Несколько слов от меня и Аркадича


Запись была сделана довольно давно, ещё 16 февраля, через три дня после входа нашего отряда в Дебальцево. Впрочем, сказанное тогда не потеряло актуальности и сейчас.

Это сильно радует....

Все более становится понятно, что не все украинцы впали в нацистский неадекват.... И это сильно радует. Не за искусственный "русский мир"  существующий исключительно в головах е*анутых стариковых-мединских-мильчаковых надо воевать в Новороссии, а прежде всего против украинской преступной власти и поддерживающих ее нациков. Защищая ценности вменяемых людей от нацистов... Защищая и устанавливая мир нормальных людей - русских, украинцев, евреев, греков, молдаван... Можно и под русским флагом, раз он стал знаменем сопротивления и символизирует общность Донбасса с родной русской историей и культурой, но в интересах ЛЮДЕЙ, а не отдельных наций или народов. Против преступного киевского режима и фашистской мрази. За права и русских и украинцев жить в соответствии со своими культурными особенностями и не навязывая их друг другу или кому еще... Украина приходит в себя...Пусть, не вся и процесс этот будет долгим и трудным... Но все больше здравых голосов. И это радует.

знамя

Красные на марше

1-т

Ну, вот и пришёл день отправки коммунистического красного отряда в распоряжение Мозгового. Не всё националистам там активно и массово проявлять себя. Коммунисты были на Донбассе, конечно и раньше, но еще одно красное подразделение совсем не помешает на украинских фронтах в предверии ожидающихся с большой вероятностью новых событий.

3-т

Но черная сперма фашизма пролилась на Киев — матерь городов русских

Проханов, как всегда неподражаем. Можно относиться к нему по-всякому, фигура сложная и путаник изрядный, но то, что искренне болеет за страну - несомненно.

Победа — огненная, святая, божественная.

Четыре года к ней через кровь, пожары, усеянные костями поля рвались советские батальоны и полки, бесстрашные дивизии и разгневанные армии, могучие и несгибаемые фронты. Танкисты, сгорая в Т-34, продолжали стрелять по «Пантерам» и «Тиграм». Лётчики, охваченные пламенем, пикировали на немецкие колонны и поезда. Артиллеристы рвали на части вермахт. Партизаны, умирая под пытками, плевали в лицо палачам.

Десять сталинских ударов, десять красных клиньев вбивала моя Родина в косматое тулово фашизма. В подвале имперской канцелярии гвардейцы нашли черное яйцо, разбили скорлупу, сломали иглу, в которой таилась смерть Гитлера. Фашизм сдох, как издыхает двенадцатиглавый змей, у которого красный меч отсек все двенадцать голов. В сорок пятом году свершилась победа света над тьмой, любви над ненавистью, рая над адом.

Когда еще не осела земля на могилах тридцати миллионов погибших героев, когда еще дымились угли сожженных деревень и селений, Сталин дал приказ сажать сады. И эти райские сады зацвели от моря до моря. Среди этих цветущих садов мы восстановили наши разоренные города. Построили божественный Минск, восхитительный Киев, лучезарный Севастополь. Из этих садов мы взлетели в космос. И нам казалось, что их цветение будет бесконечным.

Но тихие черви изъели наши сады. Коварные грызуны источили наши яблони и груши. Ненавидящие нас враги убили советскую страну. Отняли у нее территорию, армию. Разорили великие заводы. Сломали волю победоносного народа. Они посягнули и на победу, которая была для нас высшей святыней.

Но червям не удалось источить святыню. Зубы грызунов ломались о священный образ. Мы пронесли победу через кошмарные девяностые годы. И на этой иконе вновь стал распускаться алый бутон, раскрылся дивный алый цветок.

Мы вдыхали его аромат, пили его волшебные соки. Вновь поднимались из немощи и печали. Строили свое государство. Возводили заводы. Крепили армию. Возвращали волю упавшим духом. Окрыляли верой неверящих. Победа оставалась с нами, и мы ни разу не опустили ее красное знамя.

И как дар за наши терпение и стоицизм, за наши труды и веру Господь послал нам Крым. Русские люди, рассеченные когда-то врагами, вновь слились в победных объятиях.

Но черная сперма фашизма пролилась на Киев — матерь городов русских. В золотой апсиде Софии Киевской, среди святынь и храмов стал взрастать уродливый эмбрион с волосатым лицом и черными рожками, как изображают дьявола на церковной фреске. Фашизм, как гнилое ядовитое тесто, переполнил киевскую квашню и стал расползаться по всей Украине. Его танки утюжат улицы Краматорска.

Его бэтээры поливают огнем Славянск. Его вертолеты пикируют на окрестности Донецка. Его жрецы устроили ритуальную казнь в Одессе: сорок русских мучеников сгорели заживо под улюлюканье и хохот палачей. Это был фашистский молебен аду, поминовение Гиммлера, хвала Адольфу Гитлеру. После одесского крематория Обама и Меркель пахнут жареной человечиной. Тимошенко, эта злобная калека, свила себе косу из волос узников Освенцима.

Мы празднуем свою священную победу сорок пятого года, слыша залпы фашистских танков на юго-востоке Украины, где истерзанные тела ополченцев, разбитые головы русских. Новый бой с фашизмом неизбежен.

Неизбежен одиннадцатый сталинский удар.

Пусть президент Путин примет военный парад и отдаст приказ проходящим полкам и боевым машинам прямо с Красной площади, мимо храма Василия Блаженного отправиться в Донецк, где раненый ополченец слабеющей рукой бросает бутылку с зажигательной смесью в фашистский бандеровский танк.