Константин (_socialist) wrote,
Константин
_socialist

ПАТРИОТИЧЕСКАЯ ДРАМА

Я, как личность творческая и увлекающаяся не мог, конечно, пройти мимо славной даты - 150-летия со дня рождения умученного кровавыми большевиками святого Царя нашего - покровителя Церкви и кошечек...и достав из старых закромов подходящее к юбилею, гениальное своё творение и слегка подрихтовав, решил вновь опубликовать, хотя бы, первую его часть.


ПАТРИОТИЧЕСКАЯ ДРАМА.

Часть I. Глас небес.


Царюша с детства любил всё русское, кондовое, посконное. Папа у него был в своё время известным философом, свихнувшимся на почве экзистенциализма... Пережив серьёзный мировоззренческий кризис, он сжёг плод многолетнего труда - 3-х томное исследование: "Этически-идейный антагонизм между взглядами К. Кастанеды и А. Макаревича"... После чего, отбыв положенный срок в неврологическом институте имени XIX съезда ВКП (б), удалился в глухую псковскую деревушку, женился на доярке Фёкле и основал коммунальную общину имени Распутина. Новое увлечение преобразило некогда солидного и благообразного философа. Он отрастил длинную клочковатую бороду, выкинул золочёные очки и ходил зимой и летом в залоснившемся и протертом армяке, добытом не иначе, как в музее. Вследствие соблюдения множества постов и епитимий, исхудал чрезвычайно и когда в своих единственных лаптях шёл между землянок общины, казалось, что это старое огородное чучело раскачивается из стороны в сторону - так его мотало ветром.
Община издавала серьёзный теоретический журнал: "Град Божий", рассылаемый единомышленникам по стране и за рубеж. Тираж его, правда, по причине маломощной печатной базы был не очень велик - 9 экземпляров, но хватало с лихвой.
Родившегося у Фёклы и философа мальчика, без долгих раздумий окрестили Цареславом, но все конечно, звали его Царюшей. Он так привык к этому, что когда говорили "Цареслав", сначала не мог понять, что зовут его. Царюша было более привычным, родным и каким-то тёплым именем.
С детства ходил Царюша в лаптях и дерюжных штанах, грамоте учился у дьячка, единственной его книгой была Библия. Изредка отец давал ему для общего развития необыкновенные журналы с чудесными сказками и стихами, переворачивающими всю душу мальца. И долго ещё катились горячие слёзы умиления по щекам отрока после прочтения очередного номера "Молодой Гвардии" или "Нашего Современника", долго не стихал праведный гнев к инородцам и басурманам,дурящим русский народ, объедающим и обпивающим его.
Долгими зимними вечерами сидя у огонька, слушал Царюша увлекательные рассказы отца о жидо-масонском заговоре, учился находить в изредка доходивших до них газетах кабаллистические знаки, умело зашифрованные хитроумными иудеями, пел церковно-патриотические песни и пытался и сам выразить в стихах свою мятущуюся душу. К сожалению, большинство из них, так и кануло в лету... Но одно, наиболее выразительное четверостишие юного гения, вырезанное на стене землянки, как раз под портретом царя-батюшки, дошло до потомков. Вот эти великие строки:

"Воспрянь душою русский!
Не время нынче спать.
Пора спасать от ига
Россию,твою мать!"

Так бы и рос Царюша в патриархальной глуши, пас бы коров, читал Куняева и Розанова, молился и постился истово, да случилось непредвиденное...
Папе снизошло Видение чудесное. То ли это был глюк на почве постоянного голода, то ли подвижник, действительно, сподобился за святое существование внимания Всевышнего, история умалчивает, но явился ему всадник на белом коне, обернутый в трехцветный имперский флаг, из под которого снизу торчали волосатые ноги в лыковых лаптях, да сверху явным диссонансом благообразно-набриолиненная голова с щегольски закрученными усами и почему-то царской короной. Широкий бок коня украшала двухголовая курица тоже увенчанная коронами, по всей видимости, намалеванная недавно и здорово воняющая масляной краской. Следствием этого было то, что философ,с его вечно простуженными бронхами, перхал минут двадцать, чем вызвал явное неудовольствие Видения, которое, похоже, куда-то спешило. Всякий раз, как всадник, приняв торжественную позу, готовился возгласить что-то явно эпохальное, старика одолевал новый приступ кашля и оратору чертыхнувшись, опять приходилось расслабиться в ожидании тишины. Наконец философ принюхался к краске, прокашлялся и приготовился внимательно слушать.
Видение, переждав для гарантии пару минут, выпрямилось в седле, вздыбило коня и протянув длань, провозгласило громовым голосом:

"Твой сын спасёт Россию!
Пошли его в Москву,
Поднимет пусть на подвиг
Славянскую братву!"

После чего сверкнула ослепительная молния, громыхнули оглушающие раскаты и Видение растаяло в воздухе, оставив после себя кислый запах пота.
"С нами Бог!" - ошеломленно умилился папа Царюши, рухнув на колени и начал с восторгом бить земные поклоны, глядя, как над местом исчезновения чуда расцветает многоцветная прекрасная радуга.

ТАК РЕШИЛАСЬ СУДЬБА ЦАРЕСЛАВА.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment