Константин (_socialist) wrote,
Константин
_socialist

ПЕРВЫЕ СРЕДСТВА БРОНЕЗАЩИТЫ РУССКОЙ ПОЛИЦИИ

Наконец-то напечатали мою полугодичной давности статью... Обкорнали,убрав самое острое с точки зрения редакции,не вписывающееся в их взгляды (об отношении общества,в т.ч.революционеров к полиции..,там не все было однозначно). Но то, что осталось,возможно,будет полезно для интересующихся темой.
http://www.npo-sm.ru/mag/3055.html

АПДЕЙТ с полным текстом по просьбе sorex
Резкое обострение внутриполитической обстановки в России в первые годы XX века естественным образом отразилось на деятельности полиции. Работать в условиях ширящихся забастовок, терактов, да и просто растущей уголовной активности становилось всё сложнее. Всё чаще во время обысков, арестов, столкновений с забастовщиками, а тем более – террористами или уголовниками, полицейские встречали вооруженное сопротивление. Надёжных же средств защиты в ведомстве не было. Особенно остро этот вопрос встал в годы первой русской революции, когда по выражению одного из полицейских чинов – Новомосковского уездного исправника происходило « повальное избиение вверенной» ему «полиции Камунистами и Революционерами».1. Слово «Камунисты», которое он пишет с двумя ошибками, исправник, возможно, использовал для экспрессивного усиления, до конца даже не понимая его значения, но сути это не меняло. Повального избиения, конечно, не было, но регулярные вооруженные столкновения полицейских с их противниками, несомненно, происходили.
При этом, полицейские гибнущие, получающие ранения, зачастую не встречали общественного сочувствия, которое было во многих случаях на стороне революционеров. 11августа 1906г. С - Петербургский Градоначальник в письме Городскому Голове жаловался: «Чины столичной полиции пострадавшие при исполнении служебных обязанностей, главным образом, при обысках и водворении порядка на улицах…направляются ныне в городские больницы. Пользование для этих целей городскими больницами находится в условиях крайне неблагоприятных для чинов полиции, в чем я убедился и лично, посещая раненых при беспорядках околоточных городовых. …самая обстановка, в которой находятся эти чины в больницах, производит на них гнетущее впечатление в нравственном отношении. Их окружают там преимущественно больные из фабричных рабочих зараженных революционной пропагандой и не стесняющихся в способах выражения своей ненависти по отношению к соседям по койкам – чинам полиции. Такое же недружелюбное отношение к последним нередко проявляет и больничная прислуга в лице сестёр милосердия, фельдшеров и даже врачей, которые в последнее время из-за освободительного движения часто игнорируют основные задачи своей профессии…». 2.
В то же время,справедливости ради надо отметить,что отношение к полиции было не однозначно враждебным,а различалось в зависимости от ситуации и даже от должности полицейского чина. Так, в Инструкции боевой организации при Московском комитете РСДРП “Советы восставшим рабочим” говорилось: “В борьбе с полицией поступайте так. Всех высших чинов до пристава включительно при всяком удобном случае убивайте. Околоточных обезоруживайте и арестовывайте,тех же, которые известны своей жестокостью и подлостью тоже убивайте. У городовых только отнимайте оружие и заставляйте служить не полиции,а вам”. 3. Датирован документ 11 декабря 1905г. Следовательно, даже в разгар противостояния огульный подход к полиции в революционной среде (по крайней мере - у Социал-Демократов), не являлся господствующим. Но, естественно, в целом,полицейские в 1905-08 гг. находились в крайне тяжелом положении.
Постоянная угроза жизни вынуждала искать средства способные защитить от пуль революционеров и уголовного элемента. А поскольку изобретение средств такой защиты и снабжение ими Департамента полиции было ещё и весьма выгодным делом, в упомянутые годы появляются проекты самых разных,как тогда говорили,”панцырей”,с которыми изобретатели обращаются в МВД.
В апреле 1905г.по поручению С-Петербургского Градоначальника производится в Полицейском Резерве испытание шёлковой ткани предназначенной для изготовления защитного панцыря, представленной инженер-технологом Маврикием Ласким и Казимиром Цегленом. Начальник Резерва сообщал в рапорте,что он “полагал бы признать представленную г.г.Ласким и Цегленом панцырную ткань для чинов полиции непригодной в виду проницаемости её для пуль револьверов новейших образцов”.4.
Среди изобретателей встречались представители самых разных социальных слоёв. На рубеже 1905/06 гг. в Департамент полиции с просьбой приобрести у неё панцыри обращается фабрикантша Изабелла Саутам. Осенью 1906 г. поступает в департамент прошение личного почётного гражданина Куликова с протоколом испытания изобретенного им панцыря. На бойне г.Вейзенберга Эстляндской губернии панцыри были надеты на двух недельных телёнков (так в подлиннике) и произведены выстрелы из револьвера Наган одному телёнку в область печени, другому - сердца. 5. В декабре того же года Департамент полиции получает письмо от Нижегородского крестьянина Гладкова,который пишет: “...мною послано по почте посылкой без цены один проволочный панцырь, каковой благоволите осмотреть и сообщите мне о результате. Цены ему - 15 рублей, при стрельбе мною из левольвера “бульдог” в упор проба дала блестящий результат. Осмеливаюсь написать Вашему Высокопревосходительству,что Вы неоставите моего изобретения без внимания и удостоите меня своим почтением...”6. Департамент поручает С-Петербургскому Градоначальнику произвести испытания и тут выясняется,что самого панцыря получено не было. Переписка по розыску отправленного по почте проволочного изделия шла до января 1908 г. и, судя по всему, не дала результатов.
А в обществе тем временем появляются разнообразные слухи о панцырях и особую роль в их распространении играют газеты. В марте 1906 г. в канцелярию С-Петербургского Градоначальства обращается Начальник Тверского Губернского Жандармского Управления с письмом, где, в частности,говорится: “В №67 Московского листка помещена заметка о том, что некий Сепп предложил Градоначальнику изобретенный им непроницаемый панцырь. Прошу канцелярию не отказать сообщить адрес Сеппа,если заметка газеты не вымысел”. Судя по последней фразе, Начальник Жандармского Управления знал цену тогдашним газетчикам. Пришлось канцелярии сообщить, что “никакого панцыря изобретенного Сеппом Градоначальству предлагаемо не было и адрес Сеппа неизвестен”.7. В июне 1906 г. С-Петербургский Градоначальник получает запрос из Главного Управления Генерального Штаба, где говорится,что в военное ведомство обратился германский подданный г.Цейх, который в 1905 г. представлял в Военное Министерство сведения о панцыре непробиваемом ружейными пулями,а ныне узнав из газет,что будто бы Петербургская полиция снабжена панцырями его образца, просит дать по сему справку. Канцелярия Градоначальника была вынуждена давать опровержение,сообщая в Генштаб, “что никаких панцырей изобретённых германским подданным Цейхом для С-Петербургской столичной полиции принимаемо не было”.8. А в январе 1907 г. уже в Петербургском Листке была помещена любопытная заметка,которую я процитирую полностью: “Металлические панцыри употреблявшиеся для защиты от революционных пуль старого образца оказались непригодными при страшном бое новых револьверов - “браунинга” и “маузера”.Француз Каллэ применил с успехом особый войлок, сделанный из туго спрессованного пласта тончайших стальных проволок. Эта масса успешно задерживает пули “браунинга”.9.
Все эти примеры достаточно любопытны, но ни один из названных панцырей (если не принимать во внимание фразу о “панцырях старого образца”...) не был в итоге принят в качестве защитного полицейского снаряжения. История же штатного панцыря столичной полиции начинается с донесения, которое в июне 1905 г. капитан инженерных войск Авенир Авенирович Чемерзин направляет С-Петербургскому Губернатору. В этом документе Чемерзин пишет: "Довожу до сведения Вашего Превосходительства, что мною изобретен панцырь непробиваемый со всех дистанций ружейными пулями всех систем; панцырь мой принят в войсках действующей армии и вес его около 16 фунтов.10. Т.к. для вверенной Вашему Превосходительству полиции вес этот слишком велик, то имею честь донести, что у меня имеется тип облегченного панцыря весом 5 фунтов... панцырь этот закрывает грудь, живот и левый бок и не пробивает с любой дистанции революционными пулями всех систем. Образец имеется готовый, так что, если Ваше Превосходительство найдёте панцырь в принципе целесообразным, то он может быть немедленно представлен на испытание". 11. Копия этого донесения в конечном счёте доходит до С-Петербургского Градоначальника, которого Департамент полиции просит провести испытание означенного панцыря. Но первоначально изобретение Чемерзина было воспринято в Градоначальстве скептически. В июле в Департамент направляется письмо,в котором градоначальник Дедюлин уведомляет, что испытание предлагаемого капитаном Чемерзиным панцыря он «находит излишним, т.к. из произведенного испытания такого же панцыря изобретенного Ласким и Цегленом оказалось, что такого рода прикрытия не удовлетворяют своему назначению, о чём уже было сообщено Департаменту 20 мая сего года". С одной стороны, Градоначальника можно было понять: не прошло и трёх месяцев, а предлагается испытание очередного изобретения, при том, что предыдущий вариант оказался явно несостоятельным. С другой - подобное недоверие мешало внедрению в практику защитного средства, которое в случае подтверждения его надёжности могло спасти не одну жизнь подчинённых Градоначальника, подвергавшихся в тот период постоянной опасности. Так или иначе, но в 1905 г. испытания данного панцыря не проводились. Лишь к марту следующего года, уже при новом Градоначальнике удалось преодолеть скепсис чинов Градоначальства и 3 марта 1906 г. был подписан Акт об успешном испытании панцырей представленных капитаном Чемерзиным посредством стрельбы в них на расстоянии 5 шагов из револьвера системы "Нагана" казеного образца и автоматических пистолетов систем "Парабеллум" и "Браунинга". При этом, у панцыря с тонкой металлической накладкой снаружи пули пробивали эту накладку, но не сам панцырь и застревали между двумя слоями металла, тогда как вариант без металлической накладки, а лишь обклеенный материей не пробивается вовсе, но при этом пули ударившись о панцырь разлетаются мелкими осколками, что представляет опасность для близ стоящих людей. Вследствие этого подписавший акт Начальник Полицейского резерва полковник Гиржев-Бельчик полагал бы желательным покрывать панцырь 2-й накладкой . 12.
После этого ситуация с данным панцырем развивается стремительно. Настолько, видимо, актуальной была необходимость в скорейшем внедрении средств защиты полицейских. Уже 9 марта (т.е. через 6 дней) проводится испытание 70 металлических панцырей предназначенных для чинов С-Петербургской столичной полиции. Т.е. Испытываются уже не опытные образцы, а партия экземпляров предназначенных для практического использования. Очевидно, это было выборочное испытание части крупной партии, которая была приобретена полицией в этом же месяце. 23 мая в канцелярии С-Петербургского Градоначальника отставному капитану Чемерзину выписывается удостоверение "в том, что заказанные у него для С-Петербургской столичной полиции непробиваемые панцыри, в количестве 1300 штук приняты сполна, так как по испытанию их стрельбой из револьверов систем Нагана, Браунинга и Парабеллум, все они оказались, действительно, непробиваемыми и, что этот заказ исполнен Чемерзиным добросовестно и к назначенному сроку. 13. Из рапорта Начальника Полицейского резерва следовало, что из этих 1300 штук 1274 были обычного образца, а 13 пар (на грудь и спину) т.е. всего 26 - офицерского образца.
Видимо,практика их успешного использования, да и сохраняющаяся напряженная обстановка, явились причиной того,что уже в начале августа С-Петербургский Градоначальник приказывает Начальнику резерва “немедленно принять от капитана Чемерзина тридцать штук офицерских непробиваемых пулями панцырей и держать их при резерве для выдачи желающим классным чинам столичной полиции”. Правда,к штатному обеспечению классных чинов панцыри не относились и было указано “таковую выдачу обеспечивать надлежащими расписками на предмет удержания стоимости панцырей из содержания получивших”. А надо сказать, что стоили офицерские панцыри немало: более 200 рублей. Самому же Градоначальнику фон дер Лауницу заказанный им панцырь обошёлся в целых 1300 рублей... По крайней мере, так записала в свой дневник известная светская дама Богданович. 14. В данном случае речь шла, видимо, уже о дорогих модификациях с использованием благородных металлов, стоимость которых достигала и 1900 рублей, а в случае изготовления по точной мерке с фигуры колебалась от 5 до 8 тысяч рублей. 15.
Т.о. Панцырь Чемерзина становится в 1906 г. основным средством защиты чинов столичной полиции.
Но к концу года становится ясно, что эти панцыри тоже не идеальны и не всегда надёжно защищают их владельцев. 12 февраля 1907 г. Полицмейстер IV отделения полиции С-Петербурга полковник Галле направляет Градоначальнику рапорт, в котором пишет: "Печальные случаи с чинами полиции во время обысков в Декабре 1906 г., вынудили меня заняться изготовлением более совершенных защитных панцырей для чинов полиции специально во время обысков. После ряда опытов и переделок тип такого панцыря непробиваемого всеми револьверами, до Маузера включительно, выработан; также выработаны панцырные щиты для головы. Цена панцыря, площадью почти в три раза больше казённых и головного панцырного щита, обоих вместе для Петербургской полиции 8 рублей 50 коп., а офицерского панцыря для той же цели, 10 рублей, со щитом - 14 рублей, а с панцырем на спины 22 рубля заготовляются в I Доме Трудолюбия СПБ столичного Попечительского общества о Домах Трудолюбия, коего я состою руководителем и Попечителем".16.
Надо отметить,что предложенные Галле панцыри были значительно дешевле панцырей Чемерзина, которые стоили: 46-47 рублей для нижних чинов и 200-225 рублей - офицерские.
7 апреля комиссия созданная по поручению С-Петербургского Градоначальника произвела испытания панцырей приготовленных в I Доме Трудолюбия. В акте подписанном по результатам было отмечено,что “к испытанию было предложено 4 вида:
1) удлиненный панцырь почти до колен под названием “Черепаха” весом 30 фунтов.
2) панцырь закрывающий тело ниже живота весом в 21 фунт 16 золотников.
3) офицерский панцырь состоящий из 6-ти связанных между собою частей (складной) весом 19 фунтов.
4) щит ручной для обеспечения головы весом 13 фунтов.
По своей конструкции панцыри предъявленные к испытанию были двух типов: - одни выделаны из цельной металлической бляхи... снабжённой с внутренней стороны легкой из кровельного железа подкладкой. Такой панцырь весь обшит холстом имея ватные или из очесок подкладки - между металлическими слоями и с с внутренней прилегающей к корпусу человека.
Другой тип “офицерский” - представляет панцыри составными из нескольких фасонных пластин, соединяющихся друг с другом как бы на шарнирах. С передней части пластинки по краям перекрывают одна другую не образуя прямого сквозного шва. Оба типа панцырей представляют защиты как передней части туловища, так и спины, для чего имеются вторые их половины (наспинники). Поскольку комиссией было решено, что “панцырь № 1-й - удлиненный, тяжёл и мешает движению ног при ходьбе” (напомню, что он доходил до колен и весил около 12 кг) то “испытанию стрельбой подвергнуты панцыри № 2-й укороченный и офицерский, а также щит на расстоянии 10 шагов из револьверов системы Смитта и Вессона, Нагана, Браунинга и Маузера. Причем пули из револьверов первых трёх систем оставляли только следы на металлической доске панцыря; выстрелы же из револьвера Маузера в 2-х случаях из 4-х пробивали насквозь железо панцыря и предохранительную железную пластинку, а пуля остановилась на подушке положенной с внутренней стороны. В офицерский панцырь сделано /было/ два выстрела из револьвера Маузера и оба сделали только глубокие вдавлины не пробивая насквозь железо (стоит уточнить, что на самом деле, это была сталь именуемая железом не особо разбирающимися в таких тонкостях членами комиссии,как и самим изобретателем - полковником Галле ). В результате комиссия сделала вывод, что “хотя выстрелы самого сильного револьвера Маузера пробивают железо панцыря, но ослабленная пуля не может пробить подушки (мягкой подкладки), почему человек в таком панцыре может считаться обеспеченным от сильного поранения. Благоприятный результат полученный при стрельбе в офицерский панцырь следует отнести к его складной конструкции придающей пружинистость ему при сопротивлении пуле, этот тип панцыря комиссия признала за самый удобный, лёгкий, безопасный и дешёвый...”.17.
Судя по обнаруженным документам, с этого времени панцыри изобретенные полковником Галле и его соавтором - капитаном Задарновским предлагаются для приобретения всем заинтересованным лицам и ведомствам. Так 18 апреля 1908 г. Департамент Полиции направляет Губернаторам и Градоначальникам секретный циркуляр, в котором было сказано: “Озабочиваясь обеспечением возможной безопасности чинов полиции при исполнении ими служебных обязанностей, в особенности, при производстве обысков, которые за последнее время всё чаще и чаще сопровождаются вооруженным сопротивлением властям, Департамент Полиции долгом считает уведомить Ваше Превосходительство.., что в I Доме Трудолюбия С-Петербургского столичного попечительства общества о домах Трудолюбия... изготовляются предохранительные панцыри офицерского образца по 15 рублей за штуку и щиты по 5 рублей.,вполне удовлетворяющие, согласно указаниям опыта, своему назначению...”18.
Как можно предположить, к тому времени, как был изобретён надёжный и дешёвый панцырь Галле-Задарновского, С-Петербургская полиция уже была в достаточной, если не излишней степени, обеспечена незадолго до этого приобретенными панцырями Чемерзина. И потому новые панцыри предлагались уже новым ведомствам и частным лицам. Более того, уже приобретённые по 47 рублей за штуку панцыри Чемерзина, стали распродаваться, как говорилось в рекламных материалах I Дома Трудолюбия “за излишеством” уже по 20 рублей. Одновременно с данной распродажей I Дом Трудолюбия торговал и панцырями Галле-Задарновского, которые там же и изготавливались.
Нередко сведения о том, что в I Доме Трудолюбия изготавливаются предохраняющие металлические панцыри содержались в письмах направляемых чинами С-Петербургского Градоначальства в ответ на поступающие запросы о возможности приобретения средств защиты от пуль.
А запросы эти начали поступать в канцелярию столичного Градоначальства, как только появились первые сведения о применении С-Петербургской полицией предохраняющих панцырей. И среди тех, кто желал бы их приобрести были не только чины правоохранительных ведомств.
В июле 1906 г. (т.е. уже через 4 месяца после появления в столичной полиции панцырей Чемерзина) в канцелярию Градоначальства обращается Заведующий книжным и географическим магазином изданий Главного штаба и “покорнейше просит сообщить, где и по какой цене можно приобрести панцыри непробиваемые пулями”. Уже упомянутый Новомосковский уездный исправник в том же июле сообщает в письме Управляющему канцелярией С-Петербургского Градоначальника о желательности “приобрести панцырные сорочки, но поскольку не имеет сведений о том, имеются ли они в продаже, от какой именно фирмы и по какой цене, то он имеет честь покорно просить не отказать сообщить ему означенные сведения со своим заключением, насколько эти сорочки пригодны для защиты и применяются ли они чинами столичной полиции”.
Отвечая на подобные запросы канцелярия Градоначальства уведомляла просителей, что непробиваемые пулями панцыри можно приобрести у изобретателя оных капитана Чемерзина, который и сообщит сведения о цене их.
Но не во всех случаях возможно было ограничиться подобным ответом.
В апреле 1907 г. под грифом “секретно” из Особого отдела Департамента Полиции в адрес С-Петербургского Градоначальника поступает письмо, с просьбой “уведомить, не имеется ли в распоряжении градоначальника двух панцырей, которые могли бы быть предоставлены Военному Губернатору Акмолинской области для снабжения ими Омского уездного начальника и пристава Атамановского хутора”. Вследствие задержки с ответом, в июне из департамента поступает новое письмо с просьбой ускорить отзыв на предыдущее. И пришлось канцелярии Градоначальника уведомить Департамент Полиции, что “военному Губернатору Акмолинской области могут быть предоставлены два панцыря образца нижних чинов по 40 рублей за каждый панцырь”.19.
А вскоре нововведением заинтересовались иностранцы. В июле 1908 г. Градоначальник получает письмо, где говорится, что “Департамент Полиции согласно просьбе Английского военного атташе полковника Виндама, просит Ваше Превосходительство сообщить какие результаты дал на испытании панцырь от пуль системы полковника Чемерзина, стоимости панцыря, где он может быть приобретён и из какого материала сделан. На такое письмо реакция была мгновенной. Уже на следующий день запрошенные сведения направляются письмом Военному Атташе при Английском посольстве, о чём и.д. Градоначальника генерал-майор Вендорф и уведомил через несколько дней Департамент Полиции.
Обращались с запросами о панцырях и не столь высокие чины.
18 февраля 1908 г. отправляет своё прошение сборщик 11 района при Люблинском Казеном № 1-й очистном винном складе Николай Иванович Хохель. А пишет он следующее: “Со слухов я узнал, что полицейские городовые г. С.-Петербурга снабжены металлическими панцерами, которые обеспечивают их жизнь при всевозможных вооруженных нападениях и которые не пробивает ни пуля револьвера браунинга, ни маузера и даже военная винтовочная, я же служа на должности сборщика денег по казенным винным лавкам и имея семью 7 душ, тоже желаю маломальски обеспечит свою жизнь; имею честь покорнейше просить Департамент полиции, если возможно неотказать снабдить и меня таким же непроницаемым панцером...”. 20.
Можно долго цитировать подобные письма, только в одном деле из ЦГИА СПБ их содержится несколько десятков. Вполне вероятно, что за рассматриваемый период Департамент Полиции и Канцелярия С-Петербургского Градоначальника получили таких запросов больше, чем их сохранилось.
Интересовались панцырями: Новочеркасский полицмейстер, Канцелярия Курского губернатора, Пристав 5-го стана Александровского уезда Екатеринославской губернии, Волынский губернатор, Управляющий акцизными сборами Орловской губернии, Радомский губернатор, Пристав заводов “Русский Провиданс” Никополь-Мариупольского общества, Полицмейстер Русской Части г.Ташкента, Главное Артиллерийское Управление, Варшавский Генерал-Губернатор, Полицмейстер г.Люблина, Начальник Пермской Губернской тюрьмы, Полицмейстер г.Скобелев Ферганской области, Ростовский на Дону Градоначальник...
Крупная партия панцырей была приобретена Московской полицией.
В самом же С-Петербурге полиция после приобретения в 1906 г. 1370 панцырей, как видно, не испытывала необходимости в дальнейших закупках. Возможно, какое-то количество панцырей Галле-Задарновского было приобретено для использования во время обысков. Часть же панцырей Чемерзина, как я уже отметил, даже была пущена в распродажу по сниженной цене.
Можно сделать вывод, что нужды С-Петербургской полиции обеспечивались панцырями в полной мере. Согласно ведомости состояния оружия в столичной полиции к 1 июля 1910 г. на учёте находилась 1281 единица панцырей и щитов.21. При этом, весь штат С-Петербургской полиции составлял около пяти тысяч человек, но далеко не все вакансии нижних чинов, т.е., тех, кто в основном использовал защитное снаряжение, были заполнены.
Предохраняющие панцыри и щиты вполне способны были защитить их владельцев от пули уголовника или эсеровского боевика и сохранили жизнь не одного полицейского. Но они ничем не смогли помочь столичной полиции, когда на улицы вышел восставший народ. В ходе Февральской революции рухнул прогнивший режим, была ликвидирована царская полиция. До наших дней в Петербурге, насколько мне известно, сохранился лишь один из полицейских панцырей (нагрудная его часть) в феврале 1917 г. сорванный с городового в районе Знаменской площади, а ныне экспонируемый в Музее Политической полиции на Гороховой,2.

Примечания:

1. ЦГИА СПб. Ф. 569. Оп. 17. Д. 34. Л. 27.
2. ЦГИА СПб. Ф. 569. Оп. 17. Д. 43.
3. Генеральная репетиция Великого Октября. Документы, материалы, иллюстрации. М. 1980. С. 85-86.
4. ЦГИА СПб. Ф. 569. Оп. 17. Д. 34. Л. 1.
5. Там же. Л. 45.
6. Там же. Л. 47.
7. Там же. Л. 18-21.
8. Там же. Л. 29-31.
9. Петербургский листок. 1907. № 3
10. Панцыри изобретенные Чемерзиным использовались и в армейских частях, но данная статья ограничена рамками применения этих изделий именно в Санкт-Петербургской полиции.
11. ЦГИА СПб. Ф. 569. Оп. 17. Д. 34. Л. 11.
12. Там же. Л. 14.
13. Там же. Л. 23.
14. Богданович А. В. Три последних самодержца. Дневник. М..1990.
15. ЦГВИА. Каталог панцирей, изобретенных подполковником А.А.Чемерзиным.
16. ЦГИА СПб. Ф. 569. Оп. 17. Д. 34. Л. 61.
17. Там же. Л. 65-66.
18. Там же. Л. 133.
19. Там же. Л. 81.
20. Там же. Л. 119.
21. ЦГИА СПб. Ф. 569. Оп. 17. Д. 37. Л. 27-28.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments