Tags: лучшие люди

Веничка

В уже прошедший день рождения Ерофеева хочется рассказать и о том, как он на меня повлиял. Помнится, когда-то по молодости попалась мне в руки бессмертная поэма "Москва-Петушки", но тогда я еще обладала лишь зачатками денегератства, ничего не поняла и вскоре бросила эту скучную для меня книгу. Потом, когда я познакомилась с С., на волне увлеченности им и его интересами прочла "Москва-Петушки". Заново. Помню, на другой день мне надо было рано вставать, но я не могла оторваться, хохотала до слез и упивалась книгой. Вот тогда-то все и началось.

Но хотя "Москва-Петушки" и шедевральное произведение, гораздо сильнее на меня повлияли менее известные "Записки психопата". Когда я уже начала потихоньку умирать от несчастной любви (а раньше это происходило со мной дольше и тяжелее), мне было сказано: "Только не читай эту книгу!" Конечно же, именно тогда я за нее и принялась. Так уж совпало, что раньше общежитие МГУ, где жил Ерофеев, находилось на Стромынке, недалеко от того места, где жила я в общежитии своего университета. И поэтому многое из того, что он описывал, я могла увидеть и понять. Эту блестящую как лезвие ножа Яузу, эти фонари, сумасшествие, наматывание кругов по району, я испытала сполна вместе с ним. Почему-то хуже мне от этой книги не стало. Более того, словно клин клином она еще не раз помогала мне в моменты, когда я просто ложилась на пол и понимала, что я одна на белом свете, меня никто не понимает и остается только подыхать в истерике. А вот читая "Записки" и запивая их клюквенной настойкой, я почему-то чувствовала себя гораздо лучше. И не раз именно Ерофеев становился для меня одним из факторов, по которым мне нравился или не нравился человек. Эдакая лакмусовая бумажка.

"Ннет, господа, я обязан сейчас же заняться делом практическим - иначе я сойду с ума! Во имя спасения собственного разума - я должен, я обязан гладить брюки, в конце концов!.."

Спасибо тебе, Веничка.

Шнур

Посмотрела познеровскую передачу со Шнуровым и вновь восхитилась его живым умом. А еще подумалось, что 20 лет "Ленинграду" – это ж я во второй класс пошла, когда они появились. И прекрасно помню, как уже в более старшем возрасте мальчишки декламировали на переменах, смакуя "а я день рождения не буду справлять, все заебало, пиздец нахуй блядь" и более нейтральное "мне бы в небо". И как папа включал "вэвэвэленинград эспэбэточкару" и мастерски останавливал плеер в самом конце, так что я специально лазила тайком в его компьютер, чтобы услышать последнюю фразу: "Даешь интернет, блядь!"

Так или иначе, "Ленинград" фоном в моей жизни присутствует с детства, и есть в этом какая-то приятная стабильность. То мы с сестрой смотрели его с Корчевниковым передачу о музыке 2000-х, то потом я велением судьбы попала на кафедру теологии, и до сих пор утешаю себя, что Шнур отчасти тоже недоучка-теолог-философ...
Потом уже появился его инстаграм и прекрасные клипы, и вот только тогда я начала понимать, какой интересный человек за всем этим стоит. "Эсхатологический восторг", как он сам выразился о сути своего творчества, очень близок мне, как русскому человеку. Все летит в пизду, а мы угораем. И мат у Шнура настоящий и вкусный, не наигранный. То, что я люблю, и то, что меня никогда не коробит.

– Так вы скорее верующий?
– Я не скорее, я никуда не тороплюсь.

(no subject)

Сегодня день рождения Дмитрия Горчева, царствие ему небесное. В сентябре так много хороших людей родились, что никакой водки не хватит на это. Но на Горчева обязательно должно хватить и сил, и водки. Слишком он был прекрасен.

Когда я не хотела ехать в Тюмень, я читала в поезде его дневники. Когда я не хотела ехать в грязном поезде из Тюмени, я снова читала его дневники. Можно открывать с любого места, смеяться и плакать, и в любом состоянии почувствовать себя немножечко лучше, хотя мизантропии в его записях хоть отбавляй. Но это какая-то душевная мизантропия: мол, все мы люди слабые, неприкаянные и одинокие, а порой ужасно мерзкие, но все равно люди, и иногда нас кто-то даже любит.

Так мало у нас Горчева, но хорошо, что все-таки есть его записи. Их можно читать бесконечно. Всегда актуально, сколько бы лет ни прошло. Любим.

Лем

Сегодня день рождения писателя, когда-то сильно изменившего мое мировоззрение, – Станислава Лема. Это совершенно уникальный писатель, и я не устаю об этом говорить. Человек, продумывавший свои произведения настолько, что они сбываются спустя годы. Именно такой и должна быть научная фантастика, по моему скромному мнению.

В его книгах есть некое сплетение мистики и материи, которое волнует и увлекает. При этом человек у Лема – существо жалкое. Он указывает людям на их слабости так, что иногда все-таки хочется с ним спорить. Иначе слишком тоскливо становится. Да, все мы немощные, и чаще всего в нас говорит неразумное, животное начало. Но ведь есть в человеке и высокие моменты и стремления. Все-таки хочется думать, что Лема просто не устраивала хрупкость и беззащитность человека. Просто облекал он это в циничную форму, чтобы доходило лучше. Кто знает?

К тому же, сам Лем был гением, ходячим компьютером. Трудновато жить с таким мозгом, как у него, в мире обычных людей. Но зато он оставил нам множество своих трудов, и я, хотя и освоила большинство его романов (и даже "Сумму технологии" под партой на лекциях по теологии), все еще считаю, что прочла мало.

Когда-то, в жизненный момент, когда мне было крайне плохо, и я чувствовала, что мой Бог мне не помогает, мне помог Лем. Я сознательно выбрала этот путь, чтобы отказаться от религии. Это было наивно, конечно, ведь Лем не пропагандировал атеизм, а, скорее, разоблачал общечеловеческие наивные представления о мироустройстве. Зато, если бы не эта увлеченность, кто знает, научилась бы я критически мыслить и оценивать события? Лем здорово "дает по мозгам" и заставляет шестеренки крутиться быстрее. Он безжалостен и горек, как лекарство. От глупости и розовых очков. А потому необходим.