Ю (_smile007_) wrote,
Ю
_smile007_

Меня не существует

Меня не существует.
Есть только оболочка, наполненная содержанием, корни которого давно затеряны в одном из апрелей. В погоне за бесконечным поглощением информации я развила вторую космическую скорость и вышла за пределы той личности, которая когда-то была мной.
Меня нет.
Мое тело наполнено бесконечными шпалами, черными от пропитки, которая течет во мне вместо крови.

В то время, когда я с невероятной быстротой тянулась вверх, неизбежно произошла передозировка. За полгода я впихнула в себя информации больше, чем может воспринять человек за несколько лет, а то и десятилетий. Но я была счастлива жить в этом наркотическом угаре.
Я очень старалась. Я хотела вжиться в новую оболочку, потому я не думала ни о чем, кроме этой единственной цели, которая постоянно утекала сквозь пальцы.

Я хотела стать одним целым с тем, кто был неделим как монада и совершенен как вещь в себе. С тем, кому были чужды человеческие чувства. Он был инопланетным существом с вечной отрешенностью во взгляде.
Я всегда любила ставить себе недостижимые цели. Я еще не понимала, что боль будет разъедать меня изнутри, когда я, катаясь по полу, захочу умереть и не смогу.

Я молилась ночи напролет, а потом поняла, что Богу на это плевать, и перестала молиться. Тогда я стала читать Лема, и он заменил мне религию. Иногда бывали дни, когда я не ела, а только резалась в «Кармагеддон», с удовольствием разбивая машины и размазывая пешеходов по асфальту, и жалела, что реалистичности в этой игре не так уж много.
А когда я выползала на улицу, то кружила с сигаретой по весенним грязным кварталам, и не понимала, куда девать себя, если с собой больше жить невозможно. И что делать, если каждая мысль причиняет боль, если хочется выключиться и не просыпаться, если тошнит от каждой минуты существования? Сил было мало, и таблетки притупляли жажду покончить со всем разом. Хотя вру. Просто я всегда была трусом. Пить было нельзя, и это было слишком тяжело. Тогда я, помучавшись, бросила таблетки.

Годы шли, счетчик времени неумолимо наматывал километры. А вместе с ним шагала эти километры и я: по путям, по улицам, по промзонам, по полям и лесам. Везде, куда звал меня он. Я продолжала поглощать информацию, только уже чуть медленнее. Я привязывала себя впечатлениями, травилась эмоциями, заливая их алкоголем, и все больше понимала, что мне не выбраться. Люди, стоявшие у меня на пути, сметались очень быстро. Мне жалко их всех, решившихся побороться с тем, что выше меня самой.
Выхода не было, и в этом греющем своей безысходностью дурмане я проводила время, которого не существовало. Точнее, оно текло так эфемерно, что я не понимала, куда уходили часы, дни и годы. От выходных до выходных, и от лета до лета.

Иногда, теплыми ночами, мы проводили это несуществующее время в Шереметьеве. Почему-то оно манило как наркотик. Лежать в высокой траве и смотреть в звездное небо, попивая вино. Ждать, пока внезапно одна из звезд не станет увеличиваться в размерах, превращаясь в очертания крылатой махины, разрезающей огнями ночь. Ближе, ближе… Кажется, будто сейчас эта многотонная птица рухнет на тебя, и последнее, что ты увидишь, - этот нестерпимо яркий свет и шум двигателей. Прекрасная смерть. Но птица садится плавно и мягко туда, в неведомое пространство за забором, и тишину снова нарушает только гул машин на шоссе.

Внутри меня всегда теплился огонек надежды на то, что я все-таки существую. Я есть, я могу быть собой, я спасусь. Но чем дальше, тем больше я в это не верила.
Мы лежали в траве и говорили, как всегда, обо всем, что уже сто раз сказали друг другу. О том, что ничего не меняется, и о том, как комфортен этот покой. Не нужно ничего придумывать и недоговаривать. Говорить вообще было не нужно, просто нам нравился сам процесс обмена словами. Всегда ведь приятно общаться с тем, с кем почти не бывает разногласий, и твои мысли как эхо отражаются в мыслях другого. Иллюзия счастья.
Мы разговаривали, время текло, а за забором, с той стороны, где исчезают птицы, стоял ты. Я еще не знала этого, и даже не чувствовала.
Но за забором тихонько стоял ты.

27.02.15
Tags: творчество
Subscribe

  • (no subject)

    Хотелось летать и делиться пластинками, Белыми вьюгами, тонкими льдинками, Северным Полюсом, Полюсом Южным, Только вдруг всё оказалось ненужным.…

  • (no subject)

    Озябшая осень пахнет яблоками. Яблоки сушат, яблоки варят, яблоки пекут. Хрустят их сочные бока, наполненные морозным воздухом. Пять минут до…

  • Обещала не копировать сюда тексты, но решила, что кое-что стоит. Чтобы не потерять.

    Щёлк, щёлк... Этот мерный непрекращающийся стук действует на нервы. К нему привыкаешь, но он все равно врывается в мозг, чтоб вызвать легкое…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments