Tags: soft machine

SmartLine

Кентерберийская колыбель: 14. Появление Soft Machine.


Кентерберийская колыбель.
14. Появление Soft Machine

Тем временем, пока все эти события сотрясали участников нашей истории, Майк Ратледж окончил в 1964 году Оксфордский Университет. Collapse )

продолжение, вероятно, следует...
SmartLine

Кентерберийская колыбель: 13. Mister Head едет в Лондон.

Кентерберийская колыбель.
13. Mister Head едет в Лондон.

Несмотря на запутанные отношения с коллективом Mister Head, начало лета 1966 года было для Wilde Flowers многообещающим. 29 мая они выступили на «Melody Maker Beat Contest» в Брайтоне. Melody Maker была одной из двух главных еженедельных музыкальных газет в стране и попасть на подобное мероприятие означало Collapse )
SmartLine

Кентерберийская колыбель: 11. Жизнь цветов.

Кентерберийская колыбель.
11. Жизнь цветов.

После того, как от них ушел Кевин Айерс, Wilde Flowers не долго маялись без вокалиста. На эту позицию быстренько пристроили его соседа по комнате - Грэма Флайта. Грэм, которому было тогда 19, сносно играл на губной гармонике и обожал Боба Дилана. Его первый шанс показать все, на что он был способен, наступил достаточно быстро, несколько недель спустя, когда Wilde Flowers вновь отправились на студию Вута Стинхийса, чтобы записать еще несколько демо.
Collapse )
SmartLine

Кентерберийская колыбель. 6. Надежда на счастье

Кентерберийская колыбель.
6. Надежда на счастье.

Летом 1961 года в этом процессе безумного поиска и экспериментов юных музыкантов наступили коренные перемены. Майк Раттледж с успехом закончил Саймон Лэнгтон. Кроме того, он получил даже в качестве награды за свои успехи, грант на обучение в Оксфорде. Он был единственным выпускником того года, кто достиг подобных успехов и решил изучать там психологию, философию и английскую литературу.
А вот Брайан Хоппер выпускные экзамены провалил и Collapse )
SmartLine

Кентерберийская колыбель. 5. Кевин

Кентерберийская колыбель.
5. Кевин

Примерно в то же время Роберт познакомился с другом девушки, которая ему тогда нравилась. По счастью, они не стали врагами. Более того, они познакомились и вскоре подружились. Его звали Кевин Айерс и этот 16-летний паренек, как и Дэвид Аллен, попал в Кентербери весьма окольными путями. Collapse )
SmartLine

Кентерберийская колыбель. 4. Хью и Дэвид

Кентерберийская колыбель.
4. Хью и Дэвид

За всеми экспериментами троих друзей внимательно следил младший брат Брайана Хоппера - Хью, который родился на два года младше своего брата, 29 апреля 1945 года. Как и Брайан, Хью учился в школе Сан-Стивенс, а с 1956-го – в Саймон Лэнгтон, в том же классе, что и Роберт Эллидж. Хью и Роберт быстро подружились и, как вспоминает Хью «Роберт был одним из тех людей, кто искренне интересовался тем, что было интересно мне, несмотря на наше разное воспитание. Его родители были интеллектуалами левых политических взглядов, мои – обычный средний класс».
Collapse )
SmartLine

Кентерберийская колыбель. 3. Майк и Брайан.

Кентерберийская колыбель.
3. Майк и Брайан.

Когда Майкл Ратледж в первый раз заговорил с Робертом Вайаттом, ему было семнадцать лет и он учился на два года старше. Это был очень серьезный молодой человек, с отличной успеваемостью и прекрасным поведением, он был помощником учителей, что подразумевало под собой помощь отстающим и контроль над младшими классами. Одной из его обязанностей было применение наказаний. Конечно, если это было необходимо. Collapse )
SmartLine

Кентерберийская колыбель. 2. Онор и Джордж.

Кентерберийская колыбель.
2. Онор и Джордж.

В размеренном мире послевоенного среднего класса Англии сложно найти наиболее удаленных от социальных стандартов школы Саймон Лэнгтон, чем Джордж Эллидж и Онор Вайатт. Нет, конечно, Джордж выучился в Ливерпуле на юриста, а затем получил степень по литературе и музыке в Кэмбридже, а Онор была журналисткой и работала на радио, но на этом все сходство с британской чопорностью и заканчивается.
Collapse )
SmartLine

Кентерберийская колыбель. Саймон Лэнгтон.

Сим начинается серия переводов первой части книги Out Bloody Rageous, посвященной в частности истории группы Soft Machine, и зарождению всей культуры кентерберийского джаз-рока. Увы, всех частей книги нет, но что есть, то есть и будет тут.

Кентерберийская колыбель.
1. Саймон Лэнгтон.

Средняя школа для мальчиков Саймон Лэнгтон всегда гордилась тем, что является обычной английской школой в обычном английском городе. Покоясь в блаженной тиши Кентербери, сие благочестивое заведение послужило ступенькой в жизнь для многих поколений добропорядочных английских семейств этого городка, а также соседних деревень и поселков.
Collapse )

...to be continued
SmartLine

Prog LegEnds: Hugh Hopper

Хью Хоппер: Самый главный бас.

«Привет, меня зовут Хью Хоппер и я fuzz-оголик!».

Хью Хоппер одна из центральных фигур на сцене кентерберийской музыки. Он играл там абсолютно со всеми: Роберт Вайатт, Дэвид Аллен, Ричард Синклер, Элтон Дин, Майк Ратледж, Фил Миллер, Дэйв Стюарт, Пип Пайл... Можно сказать, что практически вся кентерберийская музыка была расположена меж двух басовых полюсов. На одном из них стоял лиричный, мягкий и мелодичный Ричард Синклер, пусть и не особо уверенно чувствующий себя в сложных экспериментах и спонтанной музыке, а на другом – экспериментатор и смельчак Хью Хоппер, с резким, перегруженным звуком бас-гитары, подключенной через усилитель и fuzz. Хью с 13 лет замирал при звуках электрогитары.
Collapse )