Tags: new+york+downtown

SmartLine

JazzMan: John Lurie

Джон Лури: ЗДРАВСТВУЙТЕ!

Порой складывается такое приятное и обманчивое ощущение, будто Джон Лури -самый известный человек на свете. У Джармуша снимался. У истоков нью-йоркского «даунтауна» стоял. Даже «ПРЕВЕД!» нарисовал, хотя любим мы его не за это, конечно, а, к примеру, за чумовой коллектив The Lounge Lizards, который он собрал в 1978 году вместе со своим братом Эваном, где играли такие зубры, как Марк Рибо, Билли Мартин, Стив Бернстайн, Кельвин Вестон и тьма других чудесных людей.
При всем том, что этот коллектив имел все лучшее, что есть в джазовой музыке, это был, все-таки тот самый нью-йоркский пост-модернизм, родственный музыкальному течению no-wave, впрочем, собственную музыку Лури и товарищи предпочитали называть, соответственно, no-jazz. Более того, во многом именно музыка The Lounge Lizards предвосхитила многое, что творилось на даунтаун-сцене Нью-Йорка 80-х. Послушайте их ранние альбомы и вы услышите, как умело и интересно звучит мелодичность популярной музыки, к которой Лури с удовольствием и нежностью прикладывает смелый, колючий и даже жесткий звук, утыканный шипами диссонансов и атональностей. Результат превосходит все мыслимые и немыслимые ожидания – избитые штампы и изъезженные ходы, переложенные странным и чудаковатым образом, превращаются в что-то свежее, новое, острое и интересное. А самое главное, музыка Лури лишена знаменитой болезни постмодернистов – бездушности. Примерно подобный подход и прославит чуть позже Джона Зорна.
Collapse )


SmartLine

JazzMan: Elliott Sharp

Эллиотт Шарп: E# = mc2 - $

«Музыка – это физика», заявил как-то Эллиотт Шарп. В этой фразе заключается вся суть творчества великого, об этом уже можно смело заявить сегодня, гитариста, умеющего отлично играть, впрочем, и на других инструментах. Практически всю свою жизнь он посвятил доказательству этого постулата. По большому счету, Шарп является этаким «ботаном», в хорошем смысле этого слова, современной независимой авангардной музыки. Он закончил кучу учебных заведений, получив самые разные ученые степени. Господи, да он даже от астмы в детстве чуть не умер. Эта астма вообще сыграла ключевую роль не только в позиционировании Эллиотта как «сумасшедшего ученого», как он любит себя называть, но и в плане направления дальнейшей творческой судьбы и инструментальной привязанности.
Collapse )

SmartLine

Интервью для Jazz Times (часть 3я из 3х)

А тут - первая и вторая часть.

Вы в курсе, как сильно Вы влияете на более молодых музыкантов одним своим только примером, тем, как Вы живете и делаете музыку так, как Вы это видите?

Ну, это просто прекрасно. И я надеюсь, что это – правда.

Вам сейчас 46, и есть 23-летние музыканты, которые тоже предельно независимы сегодня, потому что опираются ну ту основу, что заложили Вы 20 лет назад. Я говорю о саксофонисте Бриггане Крауссе, который упоминает Вас в интервью как человека, который на него повлиял. Вы помогли ему и другим таким же музыкантам, набраться храбрости делать то, что они делают, против всех правил.

Да, вот что это придает – храбрость. Придает больше смелости, чем есть у большинства людей. Таких людей менее процента в мире, но мира не будет без них, я верю в это. Я думаю, что именно аутсайдеры, индивидуалисты, люди с мессианской верой в себя и способны придерживаться собственного мнения, вопреки всему, и поверь мне, Билл, каждый день всей моей жизни мне не дают покоя, мучают меня голоса тех людей, кто когда либо говорил «Может быть ты не прав?». Collapse )
SmartLine

Интервью для Jazz Times (часть 2я из 3х)

А пока воистину независимые музыканты упорно противостоят всем этим невзгодам и в некотором смысле продолжают преуспевать.

Да всегда будут независимые музыканты, те психи, которые будут говорить «Это все неправильно, я сделаю все по своему». Всегда будет экспериментальная музыка. И всегда будут люди, которые будут ее слушать. Но мир-то они не захватят, понимаешь? Может быть, когда мне было 22, я считал, что мы завоюем весь мир с «правильной» музыкой. Теперь-то мне 46 лет и есть куда оглянуться назад и сказать: «посмотри на историю». Посмотри на все эти тысячелетия, как все было, и как людьми всегда манипулировала жадность нашего общества.

Где Вы видите себя в этом положении вещей?
Я смотрю на мир и вижу хаос. Collapse )

Окончание следует. Очень скоро. Не переключайте RSS каналы...
SmartLine

Интервью для Jazz Times (часть 1я из 3х)

Интервью для Jazz Times
(датировано где-то рубежом тысячелетий)


С того самого скромного начала одной из ключевых фигур нью-йоркской импровизационной «даунтаун» сцены 70-х начинающий саксофонист и композитор Джон Зорн вырос до важной и влиятельной фигуры в мире авангарда и прочей экспериментальной музыки.
Collapse )

...to be continued
SmartLine

Zorn Tales: Зорн на BombSite

Продолжение (и окончание) интервью Джона Зорна Голдбергу, датированное районом 2000-01 годов. Начало тут.

Голдберг: Ну, я вот не чувствую себя евреем, к сожалению. Наверное, вырос не так как-то.
Зорн: Но это часть тебя.

Collapse )
SmartLine

Zorn Tales

Еще одно интервью... сорри, до конца не успел, вторая половина будет весьма скоро. :)

Интервью Джона Зорна для Майка Голдберга.

Первое, что я услышал у Джона Зорна – это были вещи, с одинаковым названием Lacrosse, одна датированная 1979 годом, вторая – 1981-м. К тому же первая написана для секстета, а вторая – для квартета. Но вот что я послушал первым – этого сказать уже не могу, была ли это вещь для квартета или секстета, но ту мощь я помню до сих пор. Годы спустя я решил своими собственными ленивыми ушами разобраться-таки во всем этом разнообразии работ Зорна, от его трибьюта Сонни Кларку до саундтреков к фильмам, пьесам для игр и восхитительного всепоглощающего Aporias. До того, как Джон пришел и сел в кресло, чтобы дать мне интервью, я никогда с ним не встречался, но когда он поздним утром одного необыкновенно теплого весеннего дня вошел в мою дверь, мы сразу принялись за дело. Мы сидели примерно два с половиной часа, пили кофе и обсуждали всякую всячину, утреннее настроение просто настраивало на общение – было много чего послушать, много чего рассказать. И не только потому, что Джон Зорн очень плодовит на творчество и необыкновенно разнообразен в нем, он просто очаровательный рассказчик.

Collapse )
SmartLine

Zorn Tales

Слушаю Зорна тут и в приступе восхищения в честь этого перевел стааааренькое, но веселое интервью с ним. Думаю, будет еще, следите за обновлениями. :)

Джон Зорн. Интервью 1990 года.

Это интервью мне удалось взять у Джона Зорна 20-го октября 1990 года, спустя год после того, как был выпущен первый альбом Naked City и прямо после выступления Cobra в Great American Music Hall в Сан-Франциско.

Collapse )
profecy

MMW - Part III

...окончание...
В 2000 год группа записала альбом <Tonic> и устроила в честь него гастроли по стране. Альбом, как и их дебютный диск, вышедший 9 лет назад, записан при помощи только акустических инструментов. Этакий экскурс в прошлое, позволяющий сравнить акустический и <электрический> вариант звучания группы. Вообще, музыканты не любят отвечать на вопрос о том, что больше повлияло на их творчество - <электрические> или <акустические> музыканты. Джон сказал как-то, что он поглощает все, что слушает, что среди его любимых музыкантов полно как рок-идолов, вроде Джимми Хендрикса, так и джазовые пианисты - Чик Кориа, Херби Хэнкок, Кит Джарретт, Оскар Питерсон, Телониус Монк, не гнушается он и прослушиванием  исполнителей <классики>. Также группа продолжает активно гастролировать.Collapse )</span></p>
profecy

MMW - Part II

...продолжение...

Как было уже сказано, несколько предыдущих лет показали, что все идет к лучшему, что часть больших проблем осталась позади, что все меняется, а группа растет. Медленно и осторожно они выигрывали гонку. Но самый приятный сюрприз был только впереди. К этому времени MMW стали свободными и агентами, и могли спокойно выбирать, где им записываться. И тут за них разразилась целая война между лейблами! 17 звукозаписывающих компании сражались между собой, чтобы заполучить контракт с этим инструментальным трио. И MMW выбрали себе новый дом - легендарный джазовый лейбл BLUE  NOTE RECORDS. Collapse )