SmartLine

Blank Generation: Patti Smith

Патти Смит. Штрихи к портрету поэта.


«Жизнь – это приключение, созданное по нашим собственным планам, пересекающееся с судьбой, серия удач и несчастных случаев. Я родилась в Чикаго, посреди Америки, в самом сердце мировой бури. Вскоре появилась моя сестра Линда и в 1949 мы уехали в Филадельфию, город братской любви, где родился мой брат Тодд. В 1957 мы переехали на юг Нью-Джерси и там родилась Кимберли. Когда мне было 16, я получила работу на фабрике. В 1967-м я уехала в Нью-Йорк, встретила Роберта Мэплторпа, а в 1969 мы переехали в отель «Челси». В 1974-м я записала Piss Factory. В 1975-м – Horses. 1979 я уехала из Нью-Йорка в направлении Детройта. Я вышла замуж за Фрэнка «Соника» Смита и у нас появилось двое ребятишек – Джексон и Джесси».


«Когда я была маленькая, то хотела стать певицей. Может быть, джазовой певицей. Преподносить людям свои песни невероятно таинственным голосом. Но чтобы петь в рок-н-ролльной группе какие-то громкие песни? Нет, это не вписывалось в мой мир. Но, дело в том, что мой мир постоянно меняется».

Collapse )

SmartLine

В проГфиль: Shylock

Shylock

Весьма интересный образчик французского прогрессива, исполнявший вроде бы формально классический симфонический прог, но при этом делавший это с такой атмосферой мрачности, что на ум приходит разве что King Crimson с их демоническими «треугольниками» и прочей пугающей не только названиями атрибутикой. Впрочем, как раз французских мрачных прогрессивщиков вряд ли получится с полной уверенностью обвинить в излишней агрессивности или жесткости. Создается впечатление, что целью ставилось скорее достижение этой самой атмосферы пугающего здания, что замечательно красуется на их первом альбоме Gialorgues, который появился в 1977 году и записан в качестве трио – Андре Физикелла (все, во что можно стучать), Фредерик Л’Эпе (все, у чего есть струны) и Дидье Люстиг (все, у чего есть клавиши).
Collapse )
SmartLine

JazzMan: Mal Waldron

Мэл Уолдрон

Имя Мэла Уолдрона знакомо почитателям джаза скорее в связи со стандартом «Soul Eyes», балладой, которую он записал вместе с Джоном Колтрейном. Часто его имя упоминается и в качестве аккомпаниатора таким воротилам джазовой музыки, как Билли Холлидей, Эбби Линкольн, Чарльз Мингус, Эрик Долфи, Букер Литтл, Макс Роуч, Чарльз Мингус, Кенни Баррелл, Арт Фармер, Стив Лэйси, Арчи Шепп, Дональд Берд, Джин Аммонс. Долгие годы работал Мэл и штатным пианистом лейбла Prestige Records в золотые того годы, когда там записывались многие джазовые революционеры и просто влиятельные музыканты. Уолдрона можно услышать на таких важных пластинках 50-х, как «Blues Roots» и «Pitecantropus Erectus» Чарльза Мингуса, «Lady in Satin» Билли Холидей, «Straight Ahead» Эбби Линкольн, «Erci Dolphi at the Five Spot» соответственно Эрика Долфи. Кроме того, именно Мэл Уолдрон записал сольную пластинку, которая стала первым номером (1001, если быть точным) каталога лейбла ECM. Называется она «Free at Last». Впрочем, нельзя сказать, что Уолдрон стал «домашним» музыкантом Манфреда Айхера. Даже в качестве руководителя собственных составов, он выпускался на большом количестве важных джазовых лейблов – Savoy, Impulse!, New Jazz/OJC, Enja и, конечно же, Prestige Records.
Collapse )

SmartLine

В профиль: Dull Schicksal

Dull Schicksal

Весьма интересная голландская группа, название которой можно перевести примерно как «Унылая судьба», за долгие годы своего бесславного существования, прошла довольно длинный стилистический путь. На заре своего появления в Роттердаме, они пару лет играли достаточно форматную поп-музыку, после чего сдвинулись через нью-вейв в ноу-вейв, добавив туда чуточку фри-джазового безумия. В районе 1987 года, Dull Schicksal пошли по пути еще большего выхолаживания собственного звучания, достигнув совершенства гитарного нойза, и иногда исполняя что-то подобное тому, что делали Pere Ubu, только с более ироническим оттенком (что является для них если не обязательным характерным признаком, то уж нормой точно). Постепенно они перепробовали еще кучу звучаний, стилистик, настроений, форм и жанров.
Collapse )
SmartLine

Faust: Растягивая время. Часть 5

Faust: Растягивая время.
Глава 5: Faust 1971 (сторона первая)

Альбом, равно как и вся история группы, начинается композицией «Why Don’t You Eat Carrots?». Шипящий и кудахтающий электронный шум и басовый гул является тем самым трогательным моментом поднятия занавеса. The Beatles и The Rolling Stones проплывают в прошлое в виде кусочков сэмплов из All you Need is Love и Satisfaction. Их музыка отбрасывается в виде мусора, как отработавшая ступень космической ракеты. Основной концептуальный момент – новое формирование одновременно и принадлежит рок-музыке, по крайней мере, догадывается о ее существовании и важности в своей истории, и, с другой стороны, использует ее всего лишь как ступень, отбрасывая при необходимости и дистанционируясь от нее с каждой секундой все дальше и дальше. «Это как будто сжатая история музыки, мол, да, были The Beatles, это было круто и все такое, но все, хватит, это уже в прошлом, больше не надо о них, выбрасываем, па-бам! Очередь за шумом, за новым явлением». Впрочем, шум еще не начался. Вместо этого – приглушенные звонки и вопли. Появляется странное фортепьянное соло, будто музыкант не пытается сыграть что-то осмысленное, а лишь стукает наугад по клавишам пальцем. На одну секунду все останавливается.
Collapse )
SmartLine

LegEnd: Матс Густафссон

небольшая переводная заметка из aaj.

Матс Густафссон


Когда Матс Густафссон на сцене не играет, то стоит, несколько расставив ноги и нависая над одним из своих саксофонов, раскачиваясь взад и вперед. Одетый обычно в черную обтягивающую одежду, он, наконец, начинает играть, выжимая из инструмента яростные раскаты, звучащие одновременно мучительно и блестяще. В мире джазовых музыкантов, что кажутся оторванными телесно от той музыки, что они играют, Густафссон один из редчайших исполнителей, чье физическое присутствие является прямым следствием тех бешеных взрывов, что выплескивает его инструмент.
Неудивительно, что этот «сырой» подход к исполнительскому мастерству помог ему быстро ворваться в мир музыки. Родился он в шведском городке Умеа в 1964 году и его первым музыкальным опытом была панк-музыка. «Определяющим моментом в моей жизни был как раз панк-рок, который я играл в Умеа, моем родном городе, на границе с Лапландией», говорит Густафссон «мне было лет 14, когда панк взорвал Скандинавию. Тут были все лучшие группы, каждый старался собрать свой коллектив. Это было просто фантастическое время, настоящее творчество». Чуть позже молодой швед пришел к джазовой музыке одновременно двумя противоположными путями. «Я услышал и увидел на концерте в 1980 году, как играет Collapse )

SmartLine

Rock In Oppostion Festival. Воскресенье


Rock In Oppostion Festival.
3. Dimanche

В 1973 году, как гласит легенда, барабанщик группы Arkham Даниэль Дэни решил создать более смелый, амбициозный и страшный проект под названием Necronomicon. Ничем хорошим этим затея не обернулась, но именно тогда Даниэль Дэни стал играть в одном коллективе с гитаристом Роже Триго. Некоторое время спустя, после небольших, но важных сотрясений состава, коллектив превратился в Univers Zero, а еще некоторое время спустя, в 1979 году, Роже понял, что ему не очень нравится тот путь, которым следует группа и он находит в себе силы для того, чтобы уйти и начать собственный коллектив – Present, более «роковый» вариант Univers Zero, если говорить, не влезая в скучные подробности.
Отношения с тех пор между Триго и Дэни стали, мягко говоря, натянутыми. В середине 90-х, правда, после того, как Present вынырнули из небытия, Дэни и Триго вновь сошлись на одной сцене, но этот момент был слишком скоротечным – Даниэль не планировал играть с Present, да и особой теплоты к Роже не испытывал. На посту барабанщика его сменила не менее легендарная фигура – Дейв Керман, а пути Триго и Дэни с тех пор больше не пересекались, чего нельзя, правда, сказать о музыкантах обоих формирований. Так или иначе, все это продолжалось до 20-го сентября 2009 года, воскресенья, когда на сцену Дома Музыке в Кап Декувер вышел и Роже Триго, и Даниэль Дэни, и остальные музыканты обеих групп – Univers Zero и Present. Совершенно беспрецедентное историческое событие, место которому на самых позолоченных страницах истории жанра.
Collapse )
SmartLine

В проГфиль: Korai Orom

Korai Öröm: Пламенный мотор вместо сердца.

Венгрия – страна не только музыкальных контрастов, но и умельцев объединять оные в интересные такие культурологические явления. Многие знают After Crying, собравшие в своей прогрессивности практически все, до чего смогли дотянуться. Чуть меньше народа вспомнят Korai Öröm, причем не только в ракурсе «венгерских Ozric Tentacles», так как если между ними и британскими легендами и есть что-то общее, то исключительно в космических орбитах творческого полета, да общей схеме приготовления блюда – рок, транс и этническая музыка, но вот в ингредиентах оба явления явно расходятся, правда говорить, что венгерская группа появилась без оглядки на Ozric Tentacles – право, не стоит, хотя с самого начала об этом точно никто не помышлял, группа была в разы меньше, да и назывались они по другому.
Collapse )
profecy

boring notes

Кстати, с понедельника блог вновь возвращается в прежний режим занудных заметок про совершенно никому не нужные группы, которые невозможно слушать, а читать про которые вообще - идиотизм, а также публикаций бездарных переводов всяких предельно скучных книжонок про все тех же неудачников от музыки.
SmartLine

Rock In Oppostion Festival. Суббота

Rock In Oppostion Festival.
2. Samedi


Второй день фестиваля изначально не предвещал встреч с мега-звездами. По крайней мере на сцене – в холле их как раз было много. Нет, ну правда, по сравнению с пятничными Magma и Present и Univers Zero в воскресенье, субботний состав выглядел максимум приятным, но только для тех, кто в курсе что такое Aranis, Koenjihyakkei, Чарльз Хэйворд и американский коллектив Combat Astronomy. Так оно и получилось – суббота оказалась днем сюрпризов, как неприятных, так и, что происходило более часто, приятных.
Collapse )