Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Category:

Аннотированная (по-русски) дискография Weather Report (Часть 12: Procession [1983])


PROCESSION, 1983


<У нас была бы куча проблем, если они (Омар Хаким и Виктор Бейли) не смогли бы играть>
Джо Завинул


Оригинальный выпуск: Columbia FC 38427
Дата выхода: Весна 1983



СОСТАВ
  • Завинул: Клавишные и синтезаторы
  • Уэйн Шортер: Тенор и сопрано саксофон
  • Омар Хаким: Барабаны, гитара и голос
  • Виктор Бейли: Бас
  • Хосе Росси: Перкуссия
  • Группа Manhattan Transfer: Вокал (только на "Where The Moon Goes")

    ОБЗОР

    Год 1982 должен был стать годом отдыха для Weather Report, но многое не сложилось так, как должно было сложиться. Предыдущая пластика, которая так и называлась - Weather Report - задержалась с выходом на несколько месяцев и появилась в продаже только в феврале 1982 года. В результате планировавшийся на ноябрь 1981 года гастрольный тур был отменен. Вернее, перенесен на весну 1982 года. Но, на это время Питер Эрскин, Роберт Томас Младший и Жако Пасториус уже наметили собственные планы. Томас оказался в коллективе Херби Манна и Монти Александера, Жако возглавил группу Word of Mouth, в которой, по крайней мере на гастролях по Японии, был и Эрскин. Впрочем, основным местом работы Питера тем летом был коллектив Steps Ahead.
    Рассказывает Завинул:
    <К тому времени, как альбом Weather Report был закончен, у нас уже не было группы. Я собирался вернуться в Австрию, где умирала моя мама, а потом начались проблемы с менеджментом. Они не представляли, что с нами теперь делать. То была весна 1982 года; у нас был подписанный контракт и отменить тур было никак нельзя. У нас уже были судебные иски за то, что мы отменили концерты в ноябре. Мы были просто вынуждены поехать, иначе нашу группу попросту бы распустили. Примерно за 3 недели до гастролей я позвонил Майклу Урбаниаку (джазовый скрипач) в Нью-Йорк. Он бывал во многих клубах и знал всех музыкантов. Он сказал: 'Я знаю парня по имени Омар Хаким, он просто гений. Он самый великий барабанщик Нью-Йорка'. Я связался с Омаром, тот в то время занимался собственной записью для Warner Bros. Он к тому же играл на гитаре и пел. Играл, короче, на всем, чем хотел и хотел делать что-то свое, так что он не был уверен в том, что сможет к нам присоединиться. А дата начала тура все приближалась и приближалась, и в конце концов он согласился. Мы с ним не встречались-то даже ни разу, но я его попросил найти нам еще и басиста с перкуссионистом, так как у нас их тоже не было и не было даже мыслей о том, кого бы можно было использовать. В общем, мы доверились Омару, чтобы он нашел нам музыкантов. Он привел басиста Виктора Бейли и перкуссиониста Хосе Росси. Мы подписали со ними контракт не то что не послушав их ни разу, но даже ни разу и не увидевшись ни с одним из них. Настолько мы доверились Хакиму.
    За две с половиной недели до гастролей Омар, Виктор и Хосе прибыли и начались репетиции. У нас была бы куча проблем, если они не смогли бы играть. Мы ходили по тонкому льду, но нам повезло. Через пару недель мы уехали в турне. А после месяца концертов, пошли в студию и записали альбом Procession. Потом умерла моя мама и семья улетела в Австрию. Мы ничего не делали до конца года. В 1983 году мы сыграли 86 концертов в составе этого коллектива. Да, у нас была не самая мощная и яркая группа, но все композиции игрались правильно и понимались правильно>.
    Омар Хаким, которому в то время было 23 года, начал играть на барабанах в возрасте 6 лет, а в 9 уже играл в отцовской группе. Когда ему позвонил Завинул, он уже был, что называется, гастрольный ветеран, покатавшись с Бобби Хампфри, Хью Масекелой, Томом Брауном, Карли Саймоном и Гилом Эвансом. О группе Эванса Хаким сказал: 'Это была самая отличная группа, с которой хотелось работать до Weather Report. У них был, в принципе, очень похожий опыт: они были авангардны, свободны и их стиль покрывал множество стилей, но всегда с неким интуитивным импульсом, организацией и потоком'. В 1982 году Хаким выиграл Грэмми со своей композицией Being With You, которую он написал для альбома Джорджа Бенсона In Your Eyes.
    Хаким рассказывает свою версию попадания в Weather Report:
    <Было странно быть поклонником такой группы и попасть в нее. Для меня это было очень смешно. Когда Джо позвонил мне, он даже прослушиваний не устроил. Просто позвонил. У него были рекомендации от Майкла Урбаниака. В то время я был занят работой с Майком Майньери, а так же делал кое-что для Джорджа Бенсона. Я гастролировал по Японии с Майньери, Уорреном Бернхартом, Маркусом Миллером и гитаристом Казуми Ватанабе. Потом работал с Карли Саймоном. В общем, много где работал, крутился, играл в клубах, знал много людей. Думаю, что после того, как Питер Эрскин присоединился к Steps, Джо позвонил в Нью-Йорк и так все и произошло. Майк был очень любезен тем, что назвал меня. В общем, Джо позвонил мне. Мы не говорили о музыке. Он спросил меня, что я делаю. Я был в студии и работал над сольной записью. Warner Brothers платили мне и я должен был сделать какой-нибудь сольный альбом для них, как мультиинструменталист. Так что когда мне позвонил Джо, я вернулся из студии, где занимался микшированием. Мы поговорили о том, где я живу, где он живет, про сад и его помидоры, короче, ничего, что бы касалось музыки. Потом он, когда заканчивал разговор, сказал: 'Окей, ты принят'.
    Я был в ауте. Моя мама тоже прикололась, сказав 'Тебе позвонили из Лос-Анджелеса про концерт. У парня было смешное имя. Начиналось на <Зе> и он говорил что-то про прогноз погоды'. Я сказал 'Weather Report! Завинул! Какой номер!?'. Мечты становились реальностью. Я покупал их записи и играл их вещи. Я как-то играл концерт, на котором был Нарада и тот сказал мне: 'Знаешь, ты бы просто превосходно подошел Weather Report'. Это было шесть лет назад. Хоть это и было довольно-таки странно, но это было то самое место, где я должен был быть>.
    Как сказал Завинул, он попросил Хакима найти басиста и перкуссиониста. <Джо позвонил мне в феврале>, вспоминает Хаким, <но мы не репетировали до мая. Я занимался поисками перкуссиониста и пытался поговорить с Маркусом Миллером насчет концерта. Мы так много с ним работали, что я подумал, что было бы здорово если бы он согласился. Он работал тогда с Майлсом и я сомневался, что он от него уйдет. Потом он сказал мне, что хочет сконцентрироваться на сольном альбоме. Так что я начал работать на концертах с Мариам Макебой и Виктором Бейли, а потом подумал, что было бы неплохо рассказать об этом парне Завинулу>.
    Хаким рассказывает Брайану Глассеру: <Так что я играл концерты с Хью Масекелой и Мириам Макеба, с которыми был басист по имени Виктор Бейли из Филадельфии, я слышал о нем много, но никогда не играл с ним. На протяжении джэм-сессий и саундчеков я заметил, что сессии становятся все глубже и проникновенней, в то время как все потихоньку уходили со сцене. В конце концов остались только я и Виктор. 'Хммм, этот парень просто удивительный', сказал я Джо и Уэйну и послал им кассету, они послушали ее и прониклись>.
    Бейли было 22, он начал играть на бас-гитаре в группе брата еще в Филадельфии. Он учился в школе Беркли в 1978-80 годах и записывался с Хью Масакала, Ларри Корьелом и Томом Брауном. Он рассказал собственную версию истории Биллу Милковски: <До того как мы (Бейли и Омар Хаким) стали играть в Weather Report, отыграли одну сессию вместе. На самом деле это была первая сессия, которую я сыграл в Нью-Йорке. Омар и я играли на титульном треке. И прямо непосредственно перед присоединением к Weather Report, мы сыграли два концерта с южноафриканской певицей Мириам Макеба. В тот момент мы действительно стали играть вместе. Как-то мы начали с саундчека. Я заиграл одну колтрейновскую тему, с мелодией, аккордами, блуждающим басом. Присоединился Омар. Я почувствовал, что происходит что-то необычное. Потом он как-то сказал мне 'Да, чувак, я играю концерт с Weather Report, оттуда ушли Жако и Питер, так что я собираюсь позвонить Джо и рассказать о тебе. Ты должен послать им кассету'. Вскоре после этого я присоединился к Weather Report>
    Хаким знал Росси по работе с Labelle. <Я был очень впечатлен работой с Хосе, это было очень здорово - моментально взаимопонимание. Ну, я и сказал Джо, чтобы тот нанял Хосе Росси>. Росси, которому тогда было 28, изучал перкуссию в пуэрто-риканской музыкальной консерватории. Он выступал с виолончелистом Пабло Касалсом три года и входил в состав государственного симфонического оркестра Пуэрто-Рико до того как в 1977 году переехал в Нью-Йорк. Там он выступал с Питером Алленом, Labelle и Cameo, а также много работал как студийный сессионный музыкант>.
    Что это было в то время, присоединиться к одной из ведущих групп? <Первая неделя была очень напряженная>, вспоминает Хаким, <Нужно было определиться с тем, где твои мысли должны находиться в этой музыке. У меня просто голова раскалывалась первое время из-за концентрации над изучением новой музыки. Завинул изрисовал столь много нот для меня, что те просто ссыпались на пол>
    Бейли описывает свое первое впечатление: <Когда мы записывали Procession, Омар и я были в группе уже с месяц. Очень трудно было прийти в такую группу и начать в ней играть. Я думал, что эту будет просто - играть в Weather Report, я с 16 лет покупал их записи, мог играть так, как играли Альфонсо Джонсон и Жако Пасториус. Но когда я действительно попал в группу, это оказалось сложной задачей, наверное потому, что я вырос из по-настоящему боповой музыкальной среды. А Джо и Уэйн слышать ничего не хотели о бопе - они наигрались им 30 лет назад и сейчас он никак не попадал под концепцию Weather Report. Так что мне пришлось переучиваться. Я не тот тип людей, который бы в такой ситуации сказал 'Эй, я играю то, что играю или вообще ухожу, если кому-то чота тут не нравится', я просто сел, выбрал время и представил где я должен быть в этой музыке. Это было очень интересно и очень сложно одновременно>.
    <В Weather Report была я впервые был вынужден изменился. Джо и Уэйн знали, что они хотели. До этого меня никто не дергал за рукав и не говорил 'Нет, нет, нет, не так, делай вот так'. Мириться с этим было трудно и это закомплексовывало мою игру. Не просто выходил и играл, приходилось думать над каждой следующей нотой: 'А вдруг это не понравится им?'. Я, честно сказать, не был от себя в полном восторге. Я старался сделать вывод как это должно звучать еще до того, как я что-то сыграл, так невозможно играть. Музыка должна сама вытекать из инструмента. Но об этом нужно было забыть. Я многое открыл в себе нового в то время>.
    Из всех трех новобранцев у Бейли была самая трудная задача - заменить легендарного Пасториуса. Было ли это страшно? <Было страшно находиться на одной сцене с Джо и Уэйном. Но о том, чтобы заменить место Жако я не беспокоился. Вообще. Потому что я четко знал кто я и что я делаю. Я был молодым парнем, у которого появилась отличная возможность. Жако был моим героем, так что для меня это было выше моего понимания сравнивать Жако с кем-либо еще. Жако - это гигант, а я - мальчуган, который попал в самое лучшее место, куда он только мог попасть. Я и был счастлив там. И я знал, что никто не мог просто так вот сказать, что я не могу играть. Могли сказать: 'Ну, это не Жако' или 'Он еще слишком юн'. В принципе, я и не собирался никого шокировать своей игрой, как это делал Жако. Но никто не мог сказать, что я не умел играть. Я никогда не попадал в сети мифа того, что Жако 'самый великий из всех', поэтому никакого фактора страха не было. Концерт с Weather Report для меня был большим событием, но я не беспокоился о том, что об этом скажут другие. Я всегда знал, что я должен делать, когда мы вместе. Я никогда не выходил на сцену, беспокоясь о том, как примет меня слушатель. Меня не просто напугать. Я должен был быть уверен в себе, чтобы играть в этой группе>.
    Бейли позже выразил благодарность Жако за помощь в попадании его в Weather Report: <Во время первых гастролей я постоянно смотрел уголком глаза на Джо, все время переживая, нравится ли ему то, что я играю. Но потом Жако как-то сказал мне: 'Мужик, ты можешь играть! Так что давай, блин, иди и играй!'. Во второй раз все, конечно, изменилось. С того момента я подходил к клавишным, смотрел в глаза Джо и говорил, 'эй, мудак, ну-ка сыграй-ка вот это!'. И это сильно изменило наши отношения. То есть, Джо меня зауважал, так что я мог расслабиться и постараться сделать все наилучшим образом>.
    Омар Хаким вспоминает свой ранний опыт с Weather Report: <Я из тех людей, которые любят выходить на концерт и получать от него максимальное удовольствие, что бы это ни был за концерт. До того, как я присоединился к Weather Report, я увидел группу. Джо выглядел очень серьезно. Так что, когда я как раз присоединился, то не знал чего и ждать. Потом начались концерты и люди мне говорили 'Смотри, Джо на сцене улыбается, ему выглядит счастливым'. И я обнаружил, что на самом деле у него отличное чувство юмора и вообще он прикольный чувак. Но, боюсь, все это было потому, что я был на сцене, это, по ходу дела, заразно>.
    Отвечая на вопрос о нынешнем положении вещей в группе, Бейли сказал:
    <У Джо и Уэйна было что-то, что они хотели сделать, но не могли четко выразить это словами, потому что это было неформулируемая задача, не такая типа как 'Мы хотим, восьмые ноты или шестнадцатые игрались вот в этой гармонии'. Это было скорее что-то более сверхъестественное. Они это знали, они это чувствовали. Так что они пытались донести до тебя определенное ощущение, образ мышления. В Weather Report отношение к композициям было такое: 'Это барабанный бит, это басовая партия', несмотря на то, что у тебя у самого что-то было. Они давали точку отсчета, вокруг которой ты должен был плясать.
    Это смешно. Когда мы учили мелодию, они всегда приносили ноты с расписанными партиями, но они никогда не были законченными. Никогда не было такого, мол, прочитайте свои версию и играйте в точности то, что там написано. Ты должен был интерпретировать написанное и добавить что-либо от себя. Можно было что-то упустить, это были только обозначенные границы, инструкции для размышлений. То есть например композиция была в Фа диез и они говорили 'можешь иногда залезать в уменьшенную си'. То есть ничего особо специфического, так как музыка такой не была. Она была открытой. Ты мог делать все, что хотел, до тех пор, пока не терял суть. Каждая тема была как эмоция>
    Журналист из Down Beat Джеймс Лиска вот что написал о первом концерте Weather Report в новом составе:
    На фоне записанных фанфар на сцену непринужденно вышли музыканты Weather Report и удерживали ее около трех часов со всей свойственной им музыкальной расцветкой и текстурами. Новые члены группы - басист Виктор Бейли, барабанщик Омар Хаким и перкуссионист Хосе Росси - видно, что репетировали усердно и свои роли знают четко. Образ прежних Weather Report растворяется, открывая нам новый.
    Предконцертная тишина обернулась ликованием. Группа одержала победу равная той, которую они одержали в Сан-Диего, после 10 месяцев молчания они вернулись, с рискованными изменения, но они вернулись.
    Шортер, спокойный и сдержанный, сиял улыбкой, принимая дружелюбно комплименты. Завинул, позирующий и обильный на эмоции, улыбался, сопровождая каждый комплимент напоминанием о том, что это было первое выступление группы. 'Вы еще подождите. Мне кажется, это наша лучшая группа; эти музыканты самые лучшие'>
    Весной 1983 года Завинул сравнивал тот состав с составом Эрскин-Пасториус. <В прежнем составе группа была самой лучшей группой за все времена. Эта группа была молотом. Но скажу тебе, что эта группа становится еще лучше. Мы нокаутировали людей, ослепляли их и они ждали определенных вещей от нас, в особенности от Жако. Теперь у нас нет этих чудес Жако. Думаю, он предоставлял море развлечений для толпы. Но посмотрите на нынешнюю группу, никаких фокусов, сплошная музыка>.
    Материал для Procession оттачивался на американских гастролях длинной в месяц. Шортер сказал как-то: <Я называю это ощущение вселенского веселья. Только не как карнавал или там вечеринка какая-то, а празднование>.
    В статье посвященной альбому Херон сказал: <Альбом просто переполнен толстыми слоями синтезаторных клавишных, которые стали уже отличительной чертой Weather Report. Для многих сложно это слушать и они скучают по тем мощным и свободным соло Шортера, что были раньше. Но Шортер имеет собственное мнение на все это: 'Может быть это не та форма, но все то же содержание. Вы же не выбрасываете свои легкие перчатки, когда надеваете более теплые?'
    А вот отрывок из интервью Завинула и Шортера Блейру Джексону, которое те дали в середине 1983 года:
    Джексон: Даже несмотря на такие стабильные перемены в составе, музыкальная общность альбомов не исчезает год от года. Потому ли это, что вы двое несете ответственность за всю музыку?
    Завинул: Да, это всегда была наша музыка. Несколько лет назад я начал писать больше чем Уэйн и так оно и остается. Когда я пишу композицию или Уэйн пишет композицию, то мы делаем это целиком, то есть выписываем даже партии друг друга. Так что меняется только другие музыканты и их стили, а основное направление музыки уже более 12 лет остается одним.
    Шортер: Концепция группы неизменна; мы придерживаемся все той же формы музыкальных отношений, который были ранее. Мы не позволяем случиться с нами того, что случается с многими другими группами - они забывают о том, почему они начали играть вместе>.

    КОМПОЗИЦИИ

    ПЕРВАЯ СТОРОНА

    1. PROCESSION (Завинул)

    <Этот странноватый звук я сделал через вокодер>, сказал как-то Завинул журналисту из Keyboard. <Если ты человек открытый, то будешь учиться, где бы ты ни был. Я особо не интересуюсь музыкой других народов, мне больше интересно их поведение. Например, когда мы приехали в Турин, я пошел на рынок. Ходил по улицам и смотрел как люди торгуются, продают, покупают, наблюдал за их реакцией. И как-то ты начинаешь слышать этот звук, вернее целый спектр звуков. Это не какой-то определенный звук, это совокупность звуков, которая воспринимается целиком. Характер народа понять проще, чем их музыку. Мне сложно слушать музыку другого народа; я занимался этим тридцать лет назад. Теперь я уделяю внимание самим людям - как они гуляют и разговаривают. Ритм людей. В Procession можно услышать эти прогулки посредством барабанных звуков, это люди гуляют>
    О барабанщике Хакиме Омаре Завинул как-то сказал: <Мне нравится барабанщик, который ощущает себя композитором за барабанной установкой, который мыслит мелодически и постоянно добавляет свои идеи к музыке. Помню, я как-то анализировал игру Омара на Procession. На протяжении всей композиции, он играет свою маленькую пьесу. То есть можно выбросить все остальное и песня останется, можно слушать будет музыку. Вот почему мы всегда обсуждаем подобные вещи. Невозможно все написать, но можно сказать молодому музыканту что тебе надо и, я думаю, Омар Хаким, один из лучших барабанщиков, который чувствует, что надо сделать с этой композиционной линией - способ, которым он подчеркивает эту линию, ритм. Так оно и было. Это сложно сделать, но когда это уже есть, то звучит очень просто>.

    2. PLAZA REAL (Шортер)
    <На Plaza Real я играю на аккордеоне, который мне подарил Жако на день рождения. Мне тогда исполнилось то ли 49, то ли 50 лет>, вспоминает Завинул, <Мелодию играет Хосе Росси на небольшой концертино, которую я купил в Испании. Магазин как раз располагался на боковой улице к Plaza Real в городе Барселона. Я дал ему ее на один день и он тут же научился на ней играть. Я сказал 'Забирай!' и он сыграл на мелодию Plaza Real вместе со мной. Потом вступает Уэйн, играя контрапунктом>.

    3. TWO LINES (Завинул)

    В интервью с журналистом Робином Толлесоном, Хаким описал, как Завинул использовал драм-машинку Linn на этой композиции. <Иногда Джо приносил ноты для перкуссии. Он программировал Linn, а потом переносил все это в ноты, которые вручал мне. Нужно было иметь 12 рук, чтобы это сыграть, но приходилось обходиться двумя руками и двумя ногами. Композиция Two Lines одна из такого сорта>
    Завинул рассказал Армбрастеру, что голос <бурундука>, который он тут использовал, он достиг посредством вокодера. Эта композиция вошла в репертуар группы Zawinul Syndicate конца 90-х.

    ВТОРАЯ СТОРОНА

    4. WHERE THE MOON GOES (Завинул, на стихи Н. О'Бирна и Завинула)

    На композиции присутствуют голоса, принадлежащие коллективу Manhattan Transfer, которые, кстати, записали версию Birdland, которая выиграла Грэмми. К тому же этот коллектив неожиданно появился на сцене во время выступления группы на Playboy Jazz Festival в 1982 году.
    Блейр Джексон спросил как-то, делал ли Завинул изменения специально для вокальной группы. <Не особо. Я рассматривал голос как еще один инструмент с другим тембром. Единственное мое оправдание - у нас не было времени. Мы записали все за несколько часов в один день на Fantasy Studios прямо тут в Сан-Франциско, а потом за еще один день в Лос-Анджелесе. Но это не их стиль. Их специализация - четырехчастная гармония, а мы занимаемся немного другим>.
    Вокалистка Джанис Сигел сказала Глассеру: <Where The Moon Goes была самой сложной песней, которую я только пела. Это было как-то совершенно тупо. То, как Завинул слышит вещи несколько: оригинально. Казалось бы он все расписал по нотам, но мелодия была чудная. Нужно было все время считать доли и ноты, а певцы этим не занимаются. Максимум - 'Так, это был переход, теперь поем припев'. Это было просто безжалостно с его стороны! А гармония, которую он нам дал? Она же невероятно сложная! Мы пели в реальном времени со всеми инструментами. Но это был для нас большой опыт. К тому же было интересно, что он пережал наши голоса синтезатором. Он использовал голос, как эффект, да>.

    5. THE WELL (Шортер/Завинул)

    6. MOLASSES RUN (Хаким)

    Единственная композиция для Weather Report, которую написал Омар Хаким. Так он объясняет появление этого трека: <Я принес мелодию и ноты и что я обнаружил первым делом, так это то, что Уэйн и Джо играют в той же гармонии, которая была у меня в идее. Потом они разорвали гармонию, вновь вернулись к ней, делали, короче, все что хотели, но мелодию не трогали. Оба они были просто мастера на все эти штучки - найти нужные текстуры, добавить нежной драмы в музыку. В общем, они сделали мою вещь значительно лучше. Взяли, что было у меня и сделали из этого композицию Weather Report. Что у меня было, это потенциальная пьеса для Weather Report, но Джо со своими синтезаторными аранжировками, текстурами, саундскейпами и гармонией превратили ее в полноценную композицию Weather Report. Это был фантастический урок для меня>.
    В интервью для Modern Drummer Толлесон спросил Хакима про его гитару на Molasses Run. <Да, это была ошибка. Джо сказал, что нам нужна еще одна версия развития мелодии. У меня была моя гитара с собой, так что я сказал, что поработаю над этим и принесу результаты в студию. Я играл на гитаре и мы старались вписать это в музыку. Джо был у клавишных и сказал: 'Мне нравится звук, возьми микрофон'. Я сказал, что не хочу играть на записи, так как не считаю себя серьезным гитаристом. Я играю только дома, когда все двери заперты, а окна закрыты намертво и шторы опущены так, что не видно и не слышно совершенно ничего. В общем, это не то, что я могу воспринимать серьезно, даже несмотря на то, что трачу время на работу над этим>.
    Завинул объясняет Джону Дилиберто как он изменял интервалы на клавишных, чтобы создать соло с этого композиции. <Я иногда перенастраивался так, что у меня в ладу была октава с 6 нотами или с 15-ю. На моем Oberheim было 8 модулей и каждый из них я мог настроить на другую ноту. Когда я играл на клавишах на одной и той же ноте, то в первый раз это была одна нота, потом другая, потом третья и так далее - каждый раз разная нота. Потом я мог добавить другие ноты. Нужно было быстро думать при такой игре. У меня были разные настройки для разных интервалов. Соло, которое я играю на Molasses Run именно так и сделано>.
  • Tags: fusion, music, weather report
    Subscribe

    • Mahavishnu Orchestra - 1972 Archive Syracuse library footage

      Какое интересное видео народ вот разрыл. Mahavishnu Orchestra 1972 года выпуска. Играют в Сиракузском Университете. Чуть меньше часа по…

    • LegEnds: Kenso

      Kenso Часть вторая (1987-1991) Kenso – «Self Portrait» (1987) Если концертная пластинка 1986 года Kenso In Concert была подведением итогов…

    • LegEnds: Kenso

      Kenso Часть первая (1980-1986) Kenso – Kenso (1980) Первый альбом ныне легендарного японского коллектива представляет собой ни что иное, как…

    • Post a new comment

      Error

      Comments allowed for friends only

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 1 comment