Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Category:

Аннотированная (по-русски) дискография Weather Report (Часть 6: Black Market [1975])


BLACK MARKET (1975)


Меня зовут Джон Френсис Пасториус Третий и я лучший бас-гитарист в мире


Оригинальный выпуск: Columbia PC 34099
Дата записи: декабрь 1975
Дата выхода: апрель 1976
Продолжительность: 36:55



СОСТАВ
  • Джо Завинул: Синтезаторы ARP 2600, электропианино Rhodes, фортепиано Yamaha, полифонический синтезатор Oberheim
  • Уэйн Шортер: тенор и сопрано саксофоны
  • Альфонсо Джонсон: бас
  • Честер Томпсон: барабаны
  • Алехандро Акунья: перкуссия
  • Жако Пасториус: бас (треки 2 и 6)
  • Нарада Майкл Уолден: барабаны (треки 1 и 2)
  • Дон Алиас: перкуссия (треки 1 и 6)


    ОБЗОР

    Смена состава ознаменовала все предыдущие пять альбомов группы Weather Report и новый альбом Black Market не стал нарушать традицию. Честер Томпсон, Нарада Майкл Уолден, Алекс Акунья и Жако Пасториус отметились тут своим первым появлением.
    В марте 1976 года Завинул сказал: "Мы всегда счастливы в группе, а если нет, то мы меняем состав группы. В мире много музыкантов. Все, кто с нами играли были просто замечательные парни. Все просто одарены талантами с ног до головы. Но иногда мы меняем направление, потом опять меняем, нужно делать перемены. Смена музыкантов дает нам приток новой крови, свежих идей".
    В той статье Завинул и Шортер сказали, что им все равно, кто на чем играет, главное, что получится в результате. "Вы можете наслаждаться игрой симфонического оркестра не зная в точности как зовут каждого музыканта", сказал Шортер, "вам все равно, как зовут дирижера этой невероятной струнной секции", добавил Завинул, "На нашем новом альбоме играет много музыкантов, но не буду говорить, кто на чем играет или какой инструмент используется в данный момент. Мне нравится это. Нравится очень сильно. Почему люди должны что-то там знать? Мы не горстка какая-то музыкантов-индивидуалистов. Мы - группа".
    Состав альбома определился к 1975 году, уже после выхода предыдущего альбома Tale Spinnin'. Годом ранее проблемное место барабанщика было занято Томпсоном, которого рекомендовал Джонсон. "Альфонсо был в группе", вспоминает Томпсон, "мы уже до этого играли вместе пару раз и когда он пригласил меня в коллектив поиграть, я согласился, мне кажется, это было некое неформальное прослушивание, просто свободная игра. Это была одна из тех групп, где царило взаимопонимание. Я совсем не нервничал. Я знал, что они сменили много барабанщиков в последние годы. У меня был большой опыт, мне было интересно играть самую различную музыку. Я играл и в экспериментальных группах и в группах, где требовалось высокое техническое мастерство (группа Заппы была самая требовательная). У меня было много возможности играть джаз, когда мне было 15 я играл во многих отличных джазовых составах. Также я играл и фанк, я вырос с этой музыкой - Джеймс Браун и Motown".
    В октябре к группе присоединился Алехандро (Алекс) Акунья. Он родился в Лиме, Перу, но жил с 1973 года в Лас-Вегасе, играя с Элвисом Пресли, Энн Маргарет, Тиной Тернер и другими. Завинул услышал о нем от Дона Элиаса, Мирослава Витуша и Дэйва Либмана и взял в группу без прослушивания. "Джо приехал в Лас-Вегас", вспоминает Акунья, "нашел меня и сказал 'Я просто смотрю на тебя и вижу прекрасного музыканта! Можешь поехать с нами? Мы собираемся в гастроли по Европе и все что тебе надо, это инструменты, мы их возьмем и ты поедешь со всей группой'. Я сказал 'Отлично! Фантастика!'. Так все и началось. Он никогда не видел как я играю, он просто видел меня. Ну и, конечно, у него были рекомендации от трех великих музыкантов.
    В интервью 2001 года, Акунья описал свою первую репетицию с группой: "Когда я прибыл в студию, они играли отличную вещь, Джо, Честер Томпсон, Альфонсо Джонсон. Уэйн сидел и писал музыку за небольшим столом. Минут 15 я просто сидел и слушал, как хорошо они играют, потом я присоединился к ним и поиграл еще 15 минут. Это было здорово и по-настоящему. После того, как мы закончили все поприветствовали меня и представились, Уэйн подошел ко мне и сказал 'Алехандро, если бы я был перкуссионистом, то хотел бы играть как ты'. Я с самого начала стал понимать язык телодвижений и другие способы взаимопонимания этих великих музыкантов - никакого эгоизма, только правда и честность относительно всего".
    С Томпсоном и Акуньей все встало на свои места. "Для меня лучшей группой в мое время был коллектив с Честером Томпсоном и Алексом Акуньей", вспоминает Джонсон, "мы могли играть где угодно и обязательно нас провожали с овациями". Завинул соглашается: "Честер только что ушел от Заппы. Он был чертовским барабанщиком с собственным чувством музыки, это нам подходило. Честер был из Балтимора, а Эл из Филадельфии - и вместе они играли очень мощно. Потом к нам присоединился перкуссионист Акунья, который был к тому же еще и прекрасным барабанщиком. Я помню, как мы играли в Нью-Йорке и Майлс Дэвис сидел и слушал нас. Когда мы закончили, Майлс стоя аплодировал нам, это было очень мило. Потом единственное, что он говорил, так это то, что группа была очень клевая".
    Завинул и Шортер вспоминают о группе Джонсона-Томпсона в 1978 году:
    "Это был отличный период, не так ли, Уэйн", Завинул повернулся к своему коллеге, "мы играли на разогреве у Earth, Wind & Fire, это была мощная, современная ритм-н-блюзовая группа".
    Шортер отвечает: "Вместо того, чтобы просто выйти на сцену, сказать 'окей, всем привет' и всякое такое, мы как заведенные выскочили на сцену и вжарили"
    Когда Black Market был записан почти на половину, группа взяла перерыв на новогодние праздники, во время которых Альфонсо Джонсон заявил, что он уходит из группы. "Я знал, что мое время в группе подходит к концу после того, как в группу взяли Честера Томпсона", говорит Джонсон, "столько времени и сил было потрачено на то, чтобы найти барабанщика, что я в конце концов перегорел. Так что когда я услышал, что Джордж Дюк и Билли Кобэм решили замутить группу, я захотел попробовать себя с ними. Возможность поиграть во фьюжн-группе с вокалом меня заинтриговала".
    "Эл Джонсон был на Mysterious Traveller, Tale Spinnin' и частично на Black Market и он хотел уйти", вспоминает Завинул в 1984 году, "он хотел организовать группу с Джорджем Дюком. Мы считаем, что все должны делать то, что хотят и к тому же я встретил уже Жако (Пасториуса). Он прислал мне кассету с записями его группы и я был очень впечатлен, но я не был уверен, сможет ли он сыграть фанк. Тони Уильямс играл уже с ним и именно он убедил нас, что Жако может играть все, что угодно. Жако был большим поклонником Кэнноболла Аддерли, а я написал только что композицию Cannonball, вот я и подумал, что было бы прикольно позволить ему поиграть на ней и тем самым провести прослушивание. Он пришел, сыграл, написал композицию для альбома, а остальное - это уже история!".
    Жако рассказал свою версию истории в 1978 году:
    "Я встретил Джо Завинула когда учился в Университете Майями. Я писал для местного ансамбля и Weather Report приехали к нам с концертом, который мы и открывали. Я сыграл пару вещей с группой, но Weather Report опаздывали и Джо нас не слышал - самолет задержался. Но позже я вернулся на сцену, чтобы забрать свое барахло, я шатался вокруг и наткнулся на Джо, у которого брали интервью. Меня заметили и сказали: 'Эй, это Жако, он крутой парень, ты должен его послушать обязательно! Это лучший в мире бас гитарист!'. Завинул такой: 'Да?, типа, 'и как же мне тебя послушать?'. У меня была кассета, которую мы записали с парой друзей и братом и потом я поехал с ним в Майями Бич на следующий день и поиграли вместе, он сказал, что в будущем был бы не прочь поработать со мной. Потом, во время записи альбома Black Market, когда альбом был почти готов, он решил, что я должен сыграть на композиции Cannonball, которая была не в той форме, в какой он бы хотел. Не знаю, почему я, мы никогда об этом не говорили, наверное потому, что Кенноболл был из Флориды, я был из Флориды и он хотел, чтобы дух Флориды присутствовал на этой вещи и ему нравился мой "певучий" стиль игры. В общем, я приехал и сыграл на этой композиции, а потом он пригласил меня присоединиться к группе. Он спросил меня, не мог бы я поехать с ними на гастроли и я согласился, а почему бы не попробовать, черт бы их побрал? Но это было уже после того, как я доделал свой сольный альбом. Я уже ждал когда он выйдет. Но выход его все откладывался и откладывался и я присоединился к Weather Report".
    Завинул рассказал в интервью 2000 года:
    "Мы играли в Майями - не очень хороший концерт правда получился. Я написал композиции, для которых было нужно два барабанщика, как на Nubian Sundance. Ритм был очень сложный, один бы его не смог удержать, так как мы играли очень долго - 10 или 12 минут очень быстрого для барабанщика темпа. Конечно, Nubian Sundance не была очень быстрой, но ритм был сдвоенным и нужно было двое, чтобы его поддерживать. Так что я искал еще одного барабанщика для Weather Report. Слайд Хемптон рассказал мне про барабанщика, с которым играл, не буду говорить, как его зовут. И я прилетел из Европы в Майями, чтобы посмотреть на него.
    Но когда я уже летел в самолете, то узнал, что несмотря на то, что этот барабанщик был африканцем, он уже 15 лет жил в Швейцарии, что меня очень разозлило. Я понял, что африканец из Швейцарии не сможет сыграть то, что я задумал. Ничего не имею против Швейцарии, но это такая страна, жизнь в которой несет в себе определенные моменты и если кто-то уже привык там жить - этого не изменишь. Когда он пришел на первую репетицию, то очень сильно нервничал. При чем так сильно, что барабанные палочки у него выпадали из рук. Блин, мы потратили кучу бабок, чтобы прилететь и посмотреть на него, а он там такое вытворяет! После выступления, злой, я вышел на улицу и помог загрузить наш концертный грузовик.
    Я стоял там с двумя дамочками. Одна была писателем из Майями Геральд, а вторая - промоутер. Короче, я стою злющий как черт - барабанщика я себе не нашел, только зря потратил время и деньги и тут подходит какой-то странный паренек и говорит 'Мистер Завинул, мне очень нравится Ваша музыка, мой отец был большим поклонником Кеннонболла, я сам люблю его творчество'. 'Да, круто, и что дальше?', огрызнулся я. 'О, да, кстати, меня зовут Джон Фрэнсис Пасториус Третий и я самый великий бас-гитарист в мире'. Я не хотел этого говорить, но сказал: 'Да пошел ты на хуй, собственно.'
    Знаете ли, я был реально зол и не хотел слушать, как какой-то идиот подходит ко мне и несет всю эту чушь, знаете ли. Обычно, когда я просил кого-то покинуть меня, они уходили, а этот стоял и смотрел на меня и я рассмеялся, так как он смотрел на меня такими грустными глазами. Девушка из газеты сказала: 'Послушай, может он немного сумасшедший, но он гениальный басист'.
    Я сказал 'Ладно, приходи завтра в отель, поговорим. Принеси кассету или что там у тебя'. Он приехал на следующий день, в очочках, весь такой из себя хороший, с прекрасными манерами, с братом Грегори, который так же прекрасный музыкант, и сыграл для меня то, что принес с собой. Это меня впечатлило. Но у нас уже был суперский басист, Альфонсо Джонсон, и у меня не было причин его менять. Так что каждую неделю он присылал мне письмо. Такое ощущение, что он печатал его на машинке - такой чудный почерк у него был. Он мне всегда описывал то, что делает. Однажды он прислал мне кассету с 'Donna Lee'. Я послушал это и подумал, 'это невозможно'. Я позвонил ему и спросил: 'ты играешь на электрической бас-гитаре?'. Просто это звучало как акустическая гитара, он играл на безладовом басе - у него был естественный звук на электрическом басе. 'Да, да'. Мы поговорили еще немного. Говорить было не о чем - так часто он присылал мне письмо. Однажды Альфонсо пришел к Уэйну и сказал: 'Я собираюсь уйти и организовать группу с Джорджем Дюком и Билли Кобэмом'. Так что мы собирались нанять нового басиста и для это прослушали кучу претендентов. Как-то я встретил Тони Уильямса и он у меня спросил: 'Джо, так ты собираешься проверить того парня из Флориды?'. 'Как его зовут?' спросил я, 'Жако', 'А, этого я знаю, он мне пишет все время и прислал кассету. Он умеет играть?'. 'Ты должен прослушать этого парня'.
    Я был в Бостоне, когда в 1975 году умер Кэннонболл. Это действительно меня поразило, равно как и всю семью. Он был свидетелем на моей свадьбе. Подарил первый велосипед моему сыну. Он был членом нашей семьи. Я жил с его родителями во Флориде. И вот он умер и это срубило меня. Потом я написал пьесу 'Cannon Ball' и сказал, 'Уэйн, послушай, я слышал парня по имени Жако Пасториус, он отлично подходит. Нам нужен кто-то вроде него'. Уэйн согласился со мной. Для конкретно этой композиции, так как он говорил, как ценит Кеннонболла и как ценил его отец - прекрасный певец Джек Пасториус, любимый исполнитель Тони Беннета, он еще играет на барабанах в баре.
    В общем, я позвонил ему. 'Приезжай в Лос-Анджелес. Я ничего обещать не могу. Просто сыграешь в одной песне, а там посмотрим'. И он сыграл на Cannon Ball. Тут было интро в начале, я сказал ему, 'ну, сыграй что-нибудь', он чего-то там побрынчал. Я остановил кассету и сказал: 'нет, играй это (sic!)' и результат очутился на альбоме. Это было его первое появление. Потом он еще сыграл на 'Barbary Coast' и это было бесподобно. Альфонсо Джонсон тоже тут отметился, понятное дело, так что Black Market получился одним из самых наших лучших альбомов.
    А вот что рассказал Пет Метини Глассеру обо всем этом:
    Самое смешное в этом то, что когда начинался Weather Report, я был настоящим джазовым пуританином. Это смешно, но я очень критически воспринимал все, что имело какое-то отношение к электронике или, упаси Боже, року и прочим битово-ориентированным вещам. Ничего не хотел знать об этом, просто не интересовался этим и все тут. Жако тоже - он вообще ненавидел все это. Я как-то попробовал сыграть ему несколько вещей Weather Report, на что он сказал: 'А, блин, я не хочу слышать это дерьмо, чувак'! Вот так он это ненавидел. Ну, а теперь мы оба играем "фьюжн". Помню, как я удивился, почему он подошел к Завинулу после того концерта. 'Я думал ты им не интересуешься', Пасториус улыбнулся 'Знаешь, он же с Майлсом играл', я подумал 'Ладно, как хочешь'. Мы с Жако были поколением выросшем после 60-х. МакЛафлин и все такое, как все 19-20-летние обычно вопили 'Аааа, блин, на хрен все это дерьмо, чувак! Мы будем играть свое'"
    В 1977 году Пасториус сказал, что он даже не слышал музыку Weather Report до присоединения к группе:
    "Когда родилась моя дочка (в 1970), я перестал слушать музыку. Я сделал вывод для себя 'я собираюсь стать музыкантом и буду действовать сам'. Я сказал: 'или я полностью опустошу всех и вся или буду мыть машины или гамбургеры продавать'.
    Последнее, что я покупал, был альбом Херби Хенкока, что-то в районе 69-70 годов. Так что когда появились Weather Report я много о них слышал, но не слушал ни разу, у меня даже плеера не было, это во-первых, а во-вторых - не было времени.
    Вещица Mercy Mercy была одна из моих любимых. Все, что писал Уэйн Шортер для Майлса было шедевром. Так что тут были два музыканта, которые сильно повлияли на меня, а я даже не представлял, что это за группа, пока не присоединился к ним. Я даже ни одной их композиции не знал. Как только я к ним присоединился, начал учить их музыку".
    Рассказывает Честер Томпсон:
    "Ну, произошло нечто странное. Альфонсо нас покинул. Я был на Рождество в Балтиморе. Все произошло в рождественские каникулы. Я вернулся в город и позвонил Уэйну, чтобы узнать наше репетиционное расписание и прочее. Мне поступил странный ответ на автоответчик 'Тебе не нужно приходить'. Я был в шоке, до Уэйна дозвониться не мог, так что я позвонил Джо, думаю тем временем они уже взяли Жако.
    Альфонсо и я были близкими друзьями, я думаю, у Джо и Уэйна была схожая ситуация, когда они начинали группу, поиграв в различных коллективах и решив объединить усилия и основать Weather Report. Они решили, что я и Альфонсо сделаем тоже самое. На самом деле я даже не знал, что Альфонсо ушел из группы. У него были собственные планы на будущее и я в них не значился. Так что, когда мы встретились, у меня спросили 'Ты разве не уходишь вместе с Альфонсо', я ответил 'Я даже не знаю, что он уходит: Я вообще ничего про это не знаю!'.
    Так что, когда они решили, что я тоже сматываю удочки, спросили у Жако, не знает ли тот барабанщика, с кем ему было бы удобно играть. Он порекомендовал Наррада Майкла Уолдена. Так что когда я разговаривал с Джо, то спросил 'ну так что, какие дела? Я в группе или получил отставку? Если это так, то так тому и быть, но из группы я не уходил'. Мне ответили 'Нет, никто тебя не увольнял'. 'Ну, раз такое дело, то давайте тогда работать, я растратился за выходные, мне нужны денежки!'. Так что на некоторых композициях я играл вместе с Алексом (Акуньей) на перкуссии, в то время как Наррада на барабанах. У них были разные барабанщики до этого, так что когда мне сказали, что я остался в группе, я особо не удивился. Если он играет на парочке композиций, отлично! У меня с этим нет никаких проблем. Конечно, когда я пришел и меня увидел Наррада, он рассмеялся и сказал 'Ты-то чего тут делаешь? Я думал я буду играть на концерте'.
    В конце концов как мне кажется они ожидали от него больше, так что я заканчивал запись альбома. Он сыграл в одной с половиной композициях. На 'Cannon Ball' и, если судить по обложке диска, то и на Black Market, но на самом деле было две сессии. Первую половину записал я. В следующий раз, когда вам посчастливиться услышать ее, в середине композиции четкий бит на 8 долей сменяется свинговым, звук тоже меняется. Мы даже записывались в разные дни. Так что я тут тоже есть, но они решили написать его.
    К сожалению, все нужные вибрации закончились. Мы были группой, которая зависела от вибраций и пытались излучать свет, но группа уже никогда не стала такой, как прежде. Играть с Жако означало СОВЕРШЕННО другое, чем играть с Альфонсо. Так что вскоре Алекс сел в кресло барабанщика".
    Так и получилось, Black Market стал прощальной песней Томпсона. Его следующей остановкой стала группа Genesis, с которой он сделал несколько записей и погастролировал несколько лет



    КОМПОЗИЦИИ

    Сторона ПЕРВАЯ

    1. BLACK MARKET (Завинул)

    Завинул, Шортер, Джонсон, Томпсон, Акунья, Уолден, Элиас

    Когда у Завинула спросили, какая композиция лучше всего представляет, что такое Weather Report, тот быстро ответил Black Market.
    Завинул часто рассказывал об инвертированной клавиатуре, на которой он играл на Black Market. Это было возможно благодаря функции ARP 2600, который мог менять способ подачи напряжения как от верхних нот, так и наоборот. Лен Лайонс спросил у Завинула, почему он с этим экспериментировал и зачем:
    "Для меня это был вызов, играть на зеркальной клавиатуре. Неплохая разминка для ума. Если вы импровизируете на аккордах, то вам нужно транспонировать их, так что ум должен быть быстр и ясен все время. Я как-то попытался поиграть Black Market дома на инвертированной клавиатуре, потом я сыграл это на обычной, но получилось не так здорово. Так что я был вынужден переписать ее на инвертированной клавиатуре, так как это была импровизация. На сцене я играю первую мелодию композиции правой рукой на инвертированной клавиатуре, а левой аккомпанирую на Rhodes до первых шести нот перехода. Потом левая и правая рука играют контрапунктные аккорды на полифоническом синтезаторе (Oberheim). Левая продолжает мелодию, а правая останавливается и удерживает аккорд или два на Rhodes. Приходится думать в зеркальной системе. Только 'до' и 'фа-диез' одинаковы что так, что эдак. Си превращается в ДоДиез, СиБемоль в Ре, Ля в МиБемоль и так далее. Также я играл и аккорды на переходе в Black Market. Аккорд восходит, а мелодия наоборот - идет по нисходящей. Очень красиво выглядит. Это позволяет играть новые вещи".
    Завинул объясняет Конраду Сильверу, что "когда вы меняете тональности и играете левой рукой, это очень трудно. Но это меняет ритмические и мелодические ощущение от музыки, как зеркало. Позволяет добавить четвертое измерение, быть по обе стороны одной стены одновременно".
    Относительно звука, которого достиг Завинул на этой композиции, Лайонс попросил его прояснить и этот вопрос, использовал ли он какой-то особенный инструмент. "Да", ответил Завинул, "этот звук может быть достигнут только на ARP и не только из-за возможности инверсированной подачи напряжения, а потому, что только он обладает таким звуком. Если вы прислушаетесь к главной мелодии, то услышите что-то уникальное, что не сможете узнать. Я попытался удержаться от электронного звучания в пользу естественного, но неузнаваемого. К примеру на 'Black Market' звук именно такой - вы его не узнаете, но он акустический. Звучит как родной инструмент".
    В другом интервью Завинул сказал, что звук Black Market напоминает ему звук аккордеона из детства. "Когда я был маленький, то играл на аккордеоне, я в общем-то начинал на нем играть. Я настроил свой ARP на такой звук и получилось. Говорят, с годами фантазия ограничивается. Теперь это не так".
    Относительно голосов, которые звучат в начале композиции, говорит Алекс Акунья: "Песня Black Market начинается в месте, где общаются люди, как на рынке. Джо скопировал эти голоса с моей кассеты. У меня она играла как-то, когда мы были на гастролях, Джо пришел из соседней комнаты и попросил послушать. Он конфисковал ее и вскоре эти голоса появились на Black Market. Эту кассету я записал дома, в семье. Я слушал музыку, писал музыку, а на фоне ходили дети и вся моя семья - это их голоса. Он никогда не говорил, что воспользовался этой кассетой, но я-то узнаю ее!"

    2. CANNON BALL (Завинул)

    Завинул, Шортер, Пасториус, Томпсон, Акунья, Уолден

    Это дань памяти первому боссу Завинула, Джулиану "Кеннонболлу" Аддерли, который умер 8 августа 1975 года. Завинул и Шортер специально попросили Пасториуса прилететь в Лос-Анджелес и записаться. Это было своего рода прослушивание. Завинул объясняет: "Кэнноболл был из Флориды, так что я хотел, чтобы в этой композиции был дух Флориды. Плюс, насколько я помнил, Жако любил Кэннонболла, так что он мог стать именно тем парнем, что надо тут. К тому же это стало чем-то вроде прослушивания. Уэйн и я обсудили и решили, что парень умеет играть.
    Нарада Майкл Уолден вспоминает запись композиции: "Жако пытался впечатлить Джо еще на репетиции. Он выучил композицию очень быстро и тут же начал предлагать собственные вариации на тему, так что Джо остановил его и сказал 'Хорош! Прекрати играть это дерьмо в моей песне'. Я посмотрел на лицо Жако, оно того стоило - никто до селе не говорил ему такие вещи. Но Джо был бесстрашен. А Жако расстроился, так что это отразилось на настроении композиции, поэтому она такая грустная, Джо сказал, что он посвятил ее Кеннонболлу".
    Конечно, звук баса Жако тут является определяющим для композиции. Клайв Уилльямсон спросил Жако, как он смог получить этот "невероятный поющий звук баса" на обычной гитаре, использовал ли тот какие-то специальные звуковые эффекты. "Я ничего особенного не использовал", ответил Жако, "у меня есть безладовый бас, практически контрабас. Получается, что играть на безладовом басе получается так же, как и на контрабасе. Так что я первый парень, который использует его таким образом, все сводится к этому, никто на нем не может играть так четко и чисто, как я. Я играю на басе почти 12 лет, а на безладовом из них 9, так что опыт у меня уже порядочный. К тому же я отлично играю на виолончели. Так что ловкость рук и никакого мошенничества. У меня обычная бас-гитара Fender Jazz, я просто сделал ее безладовой".
    Какой усилитель использовал Жако? "В студии я не использую усилители, а подключаюсь непосредственно к деке. То есть получается практически акустическая гитара. На сцене же идут в ход старые Acoustic 360 - ламповая хрень, очень веселая".
    Нил Тессер в журнале Down Beat в 1977 году описал технику игры Жако на безладовом басе:
    "Он поет", говорит Жако, объясняя свое предпочтение безладовому инструменту. "Я играю на нем уже 6 лет. Все в твоих руках. Чтобы получить этот звук, ты должен точно знать, в каком месте лада прикасаться к струнам и с какой силой. Ты должен научиться чувствовать это. И тогда он запоет". Звук Жако зачатую воплощает в себе удивительную последовательность аккордов, особо ощущаемое в осязаемом качестве обертонов, стремительными импровизационными партиями, содержащие необычайную тональную глубину и любовь к использованию как мелодической, так и перкуссивной гармонике инструмента.
    Истинная природа этого инструмента не всегда ясна даже опытным слушателям. Когда Завинул первый раз послушал кассету с "Continuum", которая была на первом альбоме Жако, то он просто упивался тем бархатным звуком ведущего баса Жако, поэтому он обратился к нему и спросил, играет ли он также и на бас-гитаре. Которую, конечно, Джо и слушал! Жако: "Мне казалось, что я никогда не слышал, чтобы кто-то играл на басе мелодию. Нет, может кто-то это и делал, но я-то этого не знал, так как особо никого не слушал. Не слышал я, чтобы кто-то брал мелодию вроде 'Donna Lee' и играл ее без фортепиано на басе".



    3. GIBRALTER (Завинул)

    Завинул, Шортер, Джонсон, Томпсон, Акунья

    "Все это от начала до конца - моя импровизация", сказал Завинул Милковски в 2002 году, "Это одна из тех вещей, которую я написал полностью для группы и которую мы брали и играли. Все очень просто".
    Томпсон вспоминает: "Все было написано для Gibralter, но ноты было сложно читать, так как это была необычная вещь". С другой стороны партия барабана не были перенесены на ноты, но Завинул, видимо, объяснял ее на словах.
    Говорят, изначально эта композиция должна была открывать альбом, но получилось так, что она закрывает его первую половину.

    Сторона ВТОРАЯ.

    4. ELEGANT PEOPLE (Шортер)

    Завинул, Шортер, Джонсон, Томпсон, Акунья

    В комментариях к этой композиции на Live & Unreleased Шортер объясняет значение композиции "Elegant People": "Это уровень жизни, когда кто-то, достигнув его, может сказать без тени сожаления 'Я достиг определенного уровня чувства собственного достоинства и утонченной жизни'. Это так изыскано быть человеком - это означает хорошую удачу. Мы очень счастливы, что нам повезло родиться человеком. Так что если мы поняли это, то почему бы не постараться делать все элегантно?".

    5. THREE CLOWNS (SHORTER)

    Personnel: Zawinul, Shorter, Johnson, Thompson, Acu?a

    Насколько известно, эта композиция уникальна тем, что она единственная в творчестве Weather Report, где Уэйн Шортер играет на так называемом Лириконе. Вполне вероятно это вообще единственная запись, где он на нем играет. Лирикон создали в начале 70-х Роджер Нобл и Билл Бернарди из Computone Inc., это так называемый синтезатор для духовиков. Он состоит из контроллера, похожего на саксофон с аналоговым синтезаторным модулем. Контроллер очень похож на сопрано саксофон, с басовым мундштуком от кларнета, с сенсорами на силу выдоха и системой кнопок, схожей с саксофоном. У синтезатора два осциллятора, где можно выбирать способ синтезирования голоса, фильтр и осцилятор низкой частоты. Лирикон был способен выдавать очень выразительные звуки, но как и все синтезаторы того времени, он не мог хранить настройки определенного звучания.
    Композиция Three Clowns и следующая за ней Barbary Coast были объектами для "слепого тестирования" басиста Стиви Суоллоу. Он прокомментировал их так. Про Three Clowns он сказал:
    "Пять звезд! Мы начинаем очень недурно. Уэйн Шортер и Weather Report. Мой любимый джазовый композитор (чтобы это ни было), и это одна из самых сильных его вещей, прекрасная, цепляющаяся мелодия. Джо Завинул очаровательно играет на синтезаторе, впрочем, как обычно; я не знаю никого, кто бы мог заставить звучать этот инструмент так горячо или достигнуть такой гибкости и спектра. Я всегда беру эту вещь с собой в дорогу на кассете. Я даже не догадывался, что Уэйн играет на Лириконе.

    6. BARBARY COAST (PASTORIUS)

    Завинул, Шортер, Пасториус, Томпсон, Акунья, Элиас

    Первая композиция Жако, которую записали Weather Report: "Сначала мне она не нравилась", говорит Завинул, "она звучала слишком похоже на Хорейса Сильвера. Но когда мы немного над ней поработали, она приобрела неплохой грув. И, конечно, стала характерной композицией Жако". Милковски, биографер Пасториуса, объясняет характерный звук поезда: "Это немного больше, чем просто фоновый звук, он очень много значит для тех, кто вырос в Форте Лодердейл рядом с путями, которые проходят на протяжении всей Дикси Хайвей. Будучи мальчишкой, Жако часто гулял по этим путям, мечтая о местах, которые однажды он сможет посетить. По иронии судьбы, некоторые пути проходят мимо Kalis Funeral Home где был упокоен Жако Пасториус 24 сентября 1987 года".

    7. HERNANDU (Джонсон)

    Завинул, Шортер, Джонсон, Томпсон, Акунья

    Завинул описывает Hernandu как "охерительная композиция Альфонсо Джонсона в 11/4, для которой я сделал аранжировку. Эта вещь мне действительно нравится".
    Джонсон рассказал Глассеру: "Я принес эту вещь. У нее весьма нестандартная размерность - в одиннадцать долей. Парни оставили только размерность, вступительную партию и мелодию, что я принес. Джо расширил композицию за счет синтезаторных звуков своим собственным "завинуловским" способом, что сделало ее еще более уникальной. В общем, я очень рад, что все так получилось".
    Что касаемо заголовка, Джонсон сказал Глассеру: "Мы были на гастролях в Европе, в Копенгагене, я забрел в магазин одежды, который назывался Hernandu. Я спросил, что означает название, мне ответили - 'здесь и сейчас'. Что меня впечатлило, так это то, что тут был уголок для детей, в котором они могли поиграть, пока их мамы занимаются покупками. Сейчас это достаточно модно, но тогда это было очень прогрессивно".
  • Tags: fusion, music, weather report
    Subscribe

    • Mahavishnu Orchestra - 1972 Archive Syracuse library footage

      Какое интересное видео народ вот разрыл. Mahavishnu Orchestra 1972 года выпуска. Играют в Сиракузском Университете. Чуть меньше часа по…

    • LegEnds: Kenso

      Kenso Часть вторая (1987-1991) Kenso – «Self Portrait» (1987) Если концертная пластинка 1986 года Kenso In Concert была подведением итогов…

    • LegEnds: Kenso

      Kenso Часть первая (1980-1986) Kenso – Kenso (1980) Первый альбом ныне легендарного японского коллектива представляет собой ни что иное, как…

    • Post a new comment

      Error

      Comments allowed for friends only

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 3 comments