Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Categories:

Kebnekajse


Kebnekajse: Путешествие в никуда


Часть вторая: Перевал.
Kebnekaise (1973)

В конце 60-х и начале 70-х Кенни Хаканссон, гитарист из Mecki Mark Men и Kebnekajse, был один из самых востребованных сессионных музыкантов. Это очень странно, так как у него было уникальное звучание гитары, что не характерно для сессионных музыкантов. Кенни работал с Бо Хансоном, Бьорном Линдом, Йонсом Хольмом, Пугхом Рогенфельдом, Берном Стафом и Turid. Но наиболее важным сотрудничеством для будущего группы Kebnekajse оказалась совместная с Корнелисом Вреесвийком работа в 1971 году над песнями шведского поэта «Run to Ulla – Run!».
В том же году Кенни участвовал в гастролях с Корнелисом. Некоторые музыканты гастрольного состава были лучшими скрипачами Швеции, Бьорн Стааби и Перс Ханс Олссон, работавшие с Корнелисом над Bellmansongs также часто играли шведскую национальную музыку на скрипках. Обе мелодии песен Корнелиса «Barkbrödslåten» и «Skänklåt från Rättvik» вошли во второй альбом Kebnekajse.
Кенни слушал и восхищался, и не самую последнюю роль в этом сыграли два этих скрипача на сцене. Раньше, когда Кенни слышал шведский фолк, сыгранный на аккордеоне или скрипке, то считал его каким-то «скрипучим», теперь же он осознал, что национальная шведская музыка – это «большое музыкальное богатство» и захотел играть фолк, вернее, если быть точным, фолковые мелодии на своей электро-гитаре, а также на скрипке. Да, он одолжил скрипку Бьорна Стаби и неплохо выучился играть на ней.
«Было что-то в воздухе», писал Кенни в буклете к первому, говоря о шведских текстах и названии группы.
В начале семидесятых шведский фолк тоже «витал в воздухе». В 1970 году плакат к первому фестивалю Gärdetsfest был украшен изображением старого скрипача, а различные поп-группы начинают все чаще использовать скрипачей для записи своих альбомов. И когда Кенни начал играть старые шведские мелодии, оказалось, что все остальные музыканты Kebnekajse очень хорошо знакомы знакомы с фолковой музыкой.
Был такой клуб на пристани в Стокгольме, назывался от Fregatten. Хозяином которого был гитарист Ингемар Бокер, работавший до этого в различных других клубах. Он играл смесь джаза и рока, писал стихи, а выступал вместе с барабанщиком Kebnekajse Пелле Экманом. Kebnekajse и группа Homo Sapiens (которые пели на первом альбоме Kebnekajse), частенько играли в этом клубе. А в конце вечера, обычно, происходил джем и они играли все вместе. Получалась этакая двойная рок-группа, которую все называли Compañiddros, а чуть позже все они перешли под имя Kebnekajse. Состав был необычный – в группе присутствовало два басиста и два барабанщика.
Матс Гленнгард, перешедший из Homo Sapiens начал играть на скрипке с 8-9 лет, обучаясь у «настоящего скрипача». Пелле Линдстрем, также игравший в Homo Sapiens, переехал в Стокгольм из Даларна (родины шведской национальной музыки). Его отец, Руне Линдстрем, написал несколько композиций для местного фольклорного театра.
Горан Лагерберг, заменивший Белла Линнарссона на басе, играл в поп-группе Tages. В 1969 году Tages превратились в Blond. Не смотря на то, что музыканты пели на английском, музыку они пытались играть со шведским акцентом. Титульный трек альбома «The Lilac Years» основан на шведской мелодии «De sålde sina hemman» («Они продали свою ферму»), которую неплохо адаптировал пианист Андерс Хенриксон Лагерберг.
Певец и поэт Турид Лундгвист, также последовавший из Homo Sapiens в Kebnekajse, пел шведский фолк в 60-х.
Матс Гленнгард, написавший «Polska from Härjedalen» и Пелле Линдстром принесли много фолковых мелодий в новый репертуар Kebnekajse, который теперь можно было назвать «роком со скрипками».
Кенни всегда интересовался использованием шведской национальной музыки в неожиданных ракурсах и необычными способами. Он не заботился о фолке, как о создании настроения между скрипачом и слушателем, музыкальные традиции передавались от скрипача к скрипачу, в различных районах страны были различные музыкальные диалекты и способы играть. Нет, это его особо не тревожило, то что ему было надо – это мелодии. «Такие красивые», думал о них Кенни.
Вот почему он предпочитал читать мелодии с нотного листа, вместо того, чтобы слушать записи старых скрипачей. «Написанные ноты более нейтральны», думал Кенни. В нотной записи проще понять, какую «трель» должен издать скрипач и какая мелодия была изначально.
«Со шведской музыкой было тоже самое, что и с блюзом», - говорит Кенни - «много блюзовых мелодий очень похожи друг на друга, слабо отличаясь. Несколько фолковых мелодий выбрал Кенни потому, что у них был «запоминающийся характер». Это были "Rättvikarnas gånglåt", "Horgalåten" и "Skänklåt från Rättvik". Все три вошли на второй альбом группы.
Вслушайтесь в гитару Кенни! Как близко к мелодиям он играет, как сдержанно, просто ноты и ничего лишнего. Просто и доходчиво. Почти как Хэнк Б. Марвин (музыкант из The Shadows) или Бо Винберг (участник шведской инструментальной группы The Spotnicks) сыграли бы шведские мелодии. А Кенни слушал много их музыки и многое перенял.
«Когда Рольф (Шеррер) ушел в лес» (цитата из пресс-релиза к этому альбому), Ингемар Бокер присоединился к группе. Было очень интересно сравнить игру на гитаре Кенни и Ингемара. Они действительно играли в разных стилях. «Если вы хотите вырастить березу, то рядом сажать сосны нельзя», говорит Кенни. Иногда он ворчал, что гитара Ингемара «немного мешает» ему. Ингемар Бокер играл в джазовых группах и мог играть в духе «бибопа», но это не нужно было для Кенни с его простыми и прямолинейными мелодиями.
Говорят, однажды Ингемар играл на концерте соло, очень джазово и бибопово, Кенни начал имитировать его и играть тоже самое. Ингемар назвал это «библиотекой».
Я не согласен с Кенни. Я думаю, что их различие создавало гитарный диалог и дополняло друг друга. Они вдохновляли друг друга. Как же это было здорово, слышать, как их разные гитарные стили работают вместе. Без Ингемара Kebnekajse стала бы совершенно другой группой.
Kebnekajse также играли и несколько композиций Ингемара. Они контрастируют с общей концепцией «скрипичного рока». Музыкально их сложно охарактеризовать, они плавают где-то в районе джаз-рока. Ингемар описывает «Comanche Spring» как политическую инструментальную композицию: в ней играется о сложной ситуации, в которую попали американские индейцы, о резне в Ред Пауэре и Вундид Ни.
Концерт есть концерт, а запись остается записью.
«Иногда мы могли бы играть и играть в Ре-мажоре», говорит Горан Лагерберг. Бывало, Кенни, Пелле и Матс играли песню только на скрипках. Увы, для альбома такое поведение крайне не желательно.
Турид Линдквист гастролировала с Kebnekajse с 1971 по 1974 годы. Но слышна она только на одном треке – «Rättvikarnas gånglåt». На сцене она часто вокалировала, выводя голосом разные фолковые мелодии. «Kebnekajse был целым миром для меня некоторое время», говорит Турид. Многие члены группы не считали ее частью Kebnekajse. «Я играла с ними, но не они со мной», говорит Турид.
Когда Kebnekajse объединились с Homo Sapiens, в группе оказалось 2 барабанщика. Пелле Экман и Гуннар Андерсон. Их обоих можно увидеть сидящими на разрисованном дереве на задней обложке диска. Но на пресс-релизе, выпущенном Silence, сказано, что когда производилась запись альбома, Пелле Экман был болен. «Пелле был в Лександе», так что он не мог поучаствовать.
Я слушал, но сложно сказать, один там играет барабанщик или двое. Пелле и Гуннар играли ну, очень похоже; как четыре руки одного барабанщика. Должно быть, они играли по очереди, но на каждой композиции играл только один.
«Наверное, у меня была сломана нога», говорит Пелле Экман, точно он не помнит. Пелле Линдстрем, с другой стороны говорит, что тот был в студии. Зато Андерс Линд утверждает, что пресс-релиз был справедлив. Даже если у Kebnekajse было два барабанщика, то все равно на каждом альбоме был только один. На «голубом» (втором) – Гуннар Андерссон, а на «коричневом» (третьем) – Палле Экман.
Но послушайте бонус-трек «голубого» альбома, перевыпущенного на CD: концертную запись «Horgalåten». Эта немного шипящая и плохая запись была сделана в 1974 году фанатом группы Тимо Тойвайненом, с концерта в Миккяля, Финляндия. Тут очень хорошо подчеркнут концертный дух группы Kebnekajse. И тут вы можете услышать в действии двух барабанщиков сразу.
Вообще-то, у Kebnekajse был и еще один, третий, барабанщик – перкуссионист Хассан Бо, переехавший в Швецию из Гвинеи-Биссау. Он жил в квартире, над Матсом Гленнмарком и Томасом Нетцлером, которые и уговорили его присоединиться к Kebnekajse.
Наверное, достаточно сложно африканцу играть шведский фолк. «Да, вообще-то, не очень», говорит Хасан, «африканский и шведский фолк очень похожи. У них одинаковый трехтактный ритм». Это правда, вообще-то. Конго Хассана играет поверх западных барабанов группы, делая звучание Kebnekajse еще более танцевальным и экзотическим.

(с) Бенгт Эриксон
(с) www.silence.se
(с) Перевод с английского: Алексей «Smarty» Петухов, октябрь 2005

окончание следует...
Tags: kebnekajse, music, swedish progressive
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments