Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Category:

Kebnekajse


Kebnekajse: Путешествие в никуда


Часть первая: Склоны Кебнекайсе.
(Kebnekajse - Resa mot okänt mål (1971))


На своем первом альбоме с замечательным названием «Путешествие в никуда» Kebnekajse еще не исследовали шведские фольклорные мелодии, они были все еще шведской рок-группой. Немного похожие на Cream, Mountain, November и даже Джимми Хендрикса.
Британский хард-рок, психоделическое дыхание американского тихоокеанского побережья и шведские стихи, но не только они делали рок-музыку Kebnekajse «шведской». Дело все, по-большому счету, в своеобразной манере игры на гитаре Кенни Хакансона, в этом есть что-то необычное, специфическое, строй, неуловимое настроение, что-то шведское, северное.
- Мы не играем блюзовые ноты, - говорит Кенни
Это правда. Kebnekajse не играют электрический блюз. Довольно странно, но корни их музыки не уходят корнями в афроамериканскую музыку, скорее это похоже на те же пересаженные корни на шведскую почву – если только что-то может вырасти и зацвести здесь, в Швеции.
Сказать, что Кенни был мозгом, сердцем и душой Kebnekajse было бы невежественно и нагло. Это бы дико обидело остальных музыкантов.
Но это так.
Когда Kebnekajse увеличились вдвое в 1972 году и заиграли шведский электрический фолк-рок, на коцертах появлялись не все музыканты. Но аудитория никогда не удивлялась, играли Kebnekajse, их было легко узнать. А вот хоть раз пропускал ли Кенни концерт? Это трудно представить – без Кенни нет Kebnekajse. (В 1978 году, перед тем, как группа окончательно разбежалась, был выпущен последний альбом «We are moving on», без Кенни. На обложке было написано Kebnekajse, но к музыке это имя уже не имело никагого отношения)
Разбудите меня ночью и поставьте десятерых гитаристов, я легко угадаю, где играл Кенни.
Я услышал его первый раз где-то в 1964-65 году, когда он играл в поп-группе T-Bones в плавучем клубе Liverpool. Музыка с тех пор изменилась, но Кенни Хакансон остался прежним и в 70-х, и в 80-х, и в 90-х и в новом веке.
Звук гитары Кенни всегда был негромким, почти высушенным, горячим и мягким. Даже когда он играет очень громко, голос его гитары не перестает быть меланхоличным и мягким (“Мама Кенни родилась в Хельсингланде”, рассказывает Пелле Линдстрем, присоединившийся к группе на следующем альбом, “но Кенни отрицает, что шведское звучание его гитары передалось ему от матери”.)
«Здесь начинается путешествие в никуда...» поет Кенни на титульном треке. Но музыкальное путешествие его началось до дебютного альбома Kebnekajse. Есть музыкальная история того, что происходило до Kebnekajse, очень важная и интересная.
T-Bones, в которой Кенни и Пелле Экман, барабанщик, были членами группы, обожали блюзовую музыку и делали свои собственную музыку подобной блюзу. T-Bones не старались имитировать черные американские блюзовые группы, да и английские белые тоже. То, что играли они, было блюзом, если бы он появился в Стокгольме. Иногда к группе из вокалиста, гитариста, басиста, барабанщика и клавишника с перкуссионистом, присоединялся саксофонист.
Потом Кенни пошел служить в армию. Пелле Экман и Горан Мальмберг, басист T-Bones, начали странные эксперименты в группе, музыкальным направлением которой могло стать все, что угодно – поп, блюз, джаз. С ними играли пианист Слим Нотини, гитарист Гай Орстрем, клавишник Билл Орстрем и саксофонист Горан Рамберг. А потом вернулся из армии Кенни и присоединился к ним. У группы не было названия, но иногда они называли себя T-Bones and Slim Notini’s Group, например, когда играли в 1966-67 году в Стокгольме. Этим же составом, кроме Кенни, был записан альбом для Linkin’ Louisiana Peps в 1968 году.
Когда Кенни вернулся, T-Bones переформировались в трио Кенни-Пелле-Горан. Это было ОЧЕНЬ громкая группа и были они ни чем иным, как шведским ответом Cream. С этого момента Кенни Хаканссон начал еще и петь, хотя до этого за ним это не замечалось.
Весной 1967 года, когда Белла Ферлин пришел на место Горана Мальмберга, играть на бас-гитаре, группу переименовали в Baby Grand Mothers и стали играть в психоделическом клубе Filips в Стокгольме – музыка стала глубже, продолжительней и даже тяжелее. В большинстве своем это были джемовые импровизации, большие непричесанные психоделические импровизации, бесконечные импровизации. Baby Grand Mothers разогревали выступление Джимми Хендрикса в 1968 году, когда тот приехал с концертом в Стокгольм.
Когда был упомянут клуб Filips, в нашу историю автоматически попал Андерс Линд. Он работал там ди-джеем и увлекался звукорежиссурой. Именно он записал некоторые концертные выступления Ханссона и Карлссона, Baby Grand Mother и Джимми Карла Блека – барабанщика Mothers Of Invention. Андерс Линд станет позже основателем компании Silence Records и будет ее главным инженером.
Рок-группа Mecki Mark Men тоже играла в том клубе, ведомая Мекки Бодемарком. Когда до Стокгольма докатился бум мюзикла «Волосы» осенью 1969 года, Кенни, Пелле, Белла и Мекки играли в шведской версии этой постановки.
После мюзикла, четверо музыкантов сформировали новый состав Mecki Mark Men, который, осенью 1969 года записал альбом «Resan» Ларса Йохана Верле (где также играл саксофонист Томми Коверхалт). Mecki Mark Men также совершили памятное турне по США, где играли на рок-фестивалях с The Byrds, Sly & The Family Stone и Полом Баттерфилдом. Виза была выдана на 6 недель, но в стране они пробыли 3 месяца. Но однажды с них стребовали деньги за оплату отеля, которых у них не было. Чтобы вернуть долги, менеджер группы решил записать альбом (позже, когда группа вернулась домой, они выпустили его в Швеции на лейбле Sonet).
В 1971 году Мекки и остальные три участника коллектива пошли каждый своей дорогой. Когда к ним присоединился новый гитарист Рольф Шеррер, они вновь поменяли свое имя – Kebnekajse.
Каждая новая группа или смена музыканта – это станция на дороге в никуда.
Первый состав Kebnekajse можно описать как шведскую версию Baby Grand Mothers. Кенни начал писать более связные песни на шведском. «Было что-то в воздухе», говорит он, намекая на тексты песен (постепенно в Швеции стало нормальным использовать родной язык для исполнения поп и рок песен) и название группы.
Кенни ее так и назвал. Откуда он подцепил это имя? Может быть, он был восхищен группой Mountain, но он этого не знает. «Кебнекайсе – это самая высокая гора Швеции и мы играли очень громко». (Позже, многие считали, что Кебнекайсе – синоним слова ‘высота’).
Я не знаю, как можно действительно перевести это название. К тому же путаницы добавляет тот факт, что название горы пишется через ‘i’, тогда как группа назвалась через ‘j’. «Да?», говорит Кенни, «а я всегда произносил это через ‘j’. Так оно как-то получше звучит, а?». Но гора-то, черт возьми, название которой группа позаимствовала, как пишется через ‘i’, так через ‘i’ и произносится!
Кстати, не думаете ли вы, что звук на “Resa mot okant mal” необычно отличный для 1971 года?
Спасибо Андерсу Линду, который все это записал. Это был первый раз, когда он работал с эквалайзером. До этого он мог только прибавить бас или высоких частот, но ничего не мог сделать со средней полосой звука. Запись была сделана на семи из имеющихся на кассетном магнитофоне восьми дорожках. Он записал каждый инструмент отдельно и работал над ним с эквалайзером.
«Это было здорово», говорит Андерс, «Бездна возможностей!»

Этот текст – смесь того, что он видел собственными глазами, слышал собственными ушами, а также воспоминания членов группы Кебнекайсе и остальных.

(с) Бенгт Эриксон
(с) www.silence.se
(с) Перевод с английского: Алексей «Smarty» Петухов, октябрь 2005

продолжение следует...
Tags: kebnekajse, music, sweden, swedish progressive
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments