Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Джонни МакЛафлин III: Джонни МакЛафлин и Узник Электричества.

Часть третья.
Джонни МакЛафлин и Узник Электричества.


Изучая музыку и философию, Джон МакЛафлин пришел к выводу, что электрический формат музыки сильно ограничивает музыканта, многое невозможно сказать, если ты играешь не в акустическом варианте, "приходится только кричать", жалуется Джон.
В 1973 году он встретил в Коннектикуте индийского перкуссиониста, которого он давно уже знал. Им оказался дядя Леви Шанкара. Он предложил МакЛафлину послушать его племянника, которого чуть позже привел в гости. Взаимопонимание между ними оказалось просто невообразимым, стало понятно, что Джон предложит ему место в своем новом проекте. Со своим будущим перкуссионистом МакЛафлин познакомился еще раньше - в 1971 году, на ужине у Али Акбар Хана, где был также сын одного из гостей по имени Закир Хуссейн, они вместе поиграли для Хана и вновь музыкальная связь оказалась потрясающей. Позже оказалось, что Леви Шанкар отлично знает Хуссейна, а Рагаван - дядя Шанкара - согласился поиграть на мридангаме - южно-индийском барабане. Вчетвером они записали в студии несколько композиций, которые должны были стать первой стороной двойного альбома. Правда Клайв Дэвис, глава Columbia, слезно умолял Джона не записывать это, ибо никто такое покупать не станет, поэтому они не стали этого делать. Впрочем, нет худа без добра, благодаря этому позже вышел более интересный альбом, где на позиции второго перкуссиониста появился Винайакрам.
Так в 1975 году появился полностью акустический ансамбль индийской музыки. Можно сказать, что это была первая "супер"-группа, игравшая world-music. Группу назвали SHAKTI, что переводится с санскрита примерно как "Создание Разума и Силы". Также назвали и свою первую пластинку. Музыку играли в основном индийского направления - завихрения дуэта скрипки и электрогитары обильно поддерживала самая разнообразная перкуссия. Музыку даже сложно назвать фьюжном - западной и восточной музыки - настолько преобладала индийская составляющая в музыке Shakti. Даже гитарный строй на Joy МакЛафлин использует нестандартный - E-F-G#-A-B-D.
Чуть позже выходит и второй альбом группы - "Handful Of A Beauty", на котором Джон Маклафлин, пожалуй, играет главную роль. Вернее, секрет, что в этом проекте заправлял как раз Махавишну, но в этот раз это наиболее очевидно. К этому времени к группе приходит достаточное признание среди критиков, Shakti играют вместе с более коммерчески успешными проектами Weather Report, группами Чика Кориа, Билли Кобэма. Давний друг и соратник Джона Карлос Сантана вообще заявил о том, что Shakti самое сильное и мощное, что он слышал с тех пор, как умер Колтрейн. Кстати сказать, после успеха, как сольных альбомов, так и ряда гениальных творений в Mahavishnu Orchestra, к МакЛафлину уже относятся как к музыкальному гуру, "гитарному Колтрейну", а проект Shakti записывает свой третий и последний альбом "Natural Elements".
В этот раз МакЛафлин решил повернуться лицом к слушателю, хотя его никогда нельзя было обвинить в том, что он был коммерчески ориентирован, подстраивался под требования звукозаписывающих компаний. Он говорил, что не прочь иметь хорошую машину и престижное жилье (к слову сказать, он все это имел, благо некоторые его альбомы, несмотря на относительную сложность, имели отличный коммерческий успех), но если из-за этого страдает музыка, творчество, искусство, то ради чего это все. Так или иначе, на "Natural Elements" длина пьес разительно уменьшилась, появилась изрядная доля юмора и легкости в преподнесении материала, но нельзя сказать, что этот альбом достиг какого-то огромного успеха среди западного слушателя. Но, так или иначе, к последнему творению Shakti имеется значительный интерес, хотя бы из-за маклафлинской сольной Face To Face. Как это ни странно, но этот альбом оказался доступнее для понимания, чем многое, что делал МакЛафлин в "западном" своем направлении, дальнейшее функционирование группы стояло под вопросом, и МакЛафлин пришел к выводу, что нужно двигаться дальше, разрабатывать новые музыкальные шахты. Впрочем, проект нельзя сказать, чтобы распался, иногда они встречаются и немного играют, но фокус зрения МакЛафлина сместился в другую сторону.
И первоначально он двинулся в немного неожиданном направлении. Несмотря на то, что не далее как пару-тройку лет назад он громогласно заявлял о зашоренности электрического способа извлекать музыку из своего инструмента, свой первый пост-Shakti альбом он называет "Johnny McLaughlin - Electric Guitarist". С другой стороны ничего удивительного в этом нет - летом он только то и делал, что писал музыку для электрической группы.
А какие надежды возлагала на этот альбом Columbia! Затея с проектом Shakti не принесла им практически ничего, а тут - достаточно традиционный для западного слушателя музыкальный материал, да и какой состав, посудите сами: МакЛафлин позвал на запись практически всех именитых друзей, а именно - Билли Кобэм (на Phenomenon-Compulsion), Карлос Сантана, Энтони Уильямс и Джек Брюс (на Are You The One? Are You The One?), Майкл Уолден, Чик Кориа, Жак Дежанетт, Стэнли Кларк (последние трое помогли МакЛафлину записать Do You Hear The Voices You Left Behind?, основанную на известном стандарте Колтрейна Giant Steps), Джерри Гудман и многие другие. При записи этого альбома, Джон использовал новую гитару Gibson ES-345 с гребешкообразным грифом (гриф расточен так, что пальцы гитариста касаются только струн), что позволяло ему растягивать "бенды" до недостижимых прежде пределов. Эту идею он извлек из опыта игры в Shakti. Вообще, многое он привнес в свой новый альбом из этого своего опыта, в том числе и манеру игры на гитаре, как на ситаре, то есть, подтягивая струны (например, на первом треке NewYork On My Mind звучащую на b-струне ноту "До" он отпускает и получается "Си", и так далее). Кроме того, Джон просто поражает своей способностью брать невероятно сложные аккорды, с использованием большого пальца левой руки (как, к примеру, на My Foolish Heart) - такой способ он подсмотрел у Тэла Фэрлоу, которому он и посвятил эту композицию, кстати. Также Джон использовал много новой электротехники, к примеру, временной модулятор Marshall на Phenomena-Compulsion, или фильтр Mu-Tron на "Are You The One? Are You The One?". Записывалось это тоже немного необычно для МакЛафлина, если на ранних электрических альбомах он снимал звук только с выхода усилителя, то теперь он поставил микрофон еще и непосредственно на саму гитару. Что касаемо гитарных соло, МакЛафлин признается, что больше всего ему нравится соло с милой баллады Every Tear From Every Eye, а вступительный рифф на Friendship он немного позаимствовал у Бетховена, с его "Оды к Радости" из Девятой Симфонии. Правда, не смотря на то, что альбом продавался неплохо, особых коммерческих надежд он не оправдал. Зато с музыкальной точки зрения альбом выдался отличный - ни одной слабой или проходной композиции.
В то же время Джон МакЛафлин гастролирует с собственной группой под достаточно скромным названием THE ONE TRUTH BAND. В ее состав вошли Шанкар на скрипке (из Shakti), Стью Голдберг (клавишник из последнего состава Mahavishnu Orchestra), басист Т. М. Стивенс и барабанщик Соншип. В этой же ипостаси записывается даже альбом "Electric Dreams", правда, с иной ритм-секцией - Сони Смит (барабаны) и Фернандо Сандерс (бас), Алирио Лима (перкуссия). Сам же МакЛафлин сыграл на одном треке (Electric Dreams, Electric Sighs) на банджо. Можно сказать, что The One Truth Band - это более шумный и менее помпезный мини-вариант Mahavishnu Orchestra, а можно и не говорить - что-то связывало этот проект и с Shakti. Стилистически в этой музыке есть все - и рок, и джаз, и фанк, и индийская музыка, но по большому счету это была группа поддержки МакЛафлина, но заканчивались семидесятые, и в жизни Джона пришло время новых перемен.

Продолжение следует...
Tags: mclaughlin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments