?

Log in

No account? Create an account
Blank Generation: Richard Lloyd - Asylum For The Musically Insane — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
Alexey Petuhov

[ website | progmusic.ru ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Blank Generation: Richard Lloyd [Oct. 27th, 2009|07:24 pm]
Alexey Petuhov
[Tags|, , , , , ]

Ричард Ллойд.


Ричард Ллойд начал свою карьеру в той самой легендарной группе Television, прославившей не только его, к слову. После их распада, он некоторое время работал в сольном амплуа, выпустив под собственным именем три пластинки – Alchemy, Field of Fire и Real Time, после чего на долгое время с собственным творчество завязал, предпочитая работать скорее с Мэтью Свиттом или даже занимаясь продюсерством. Лишь только к концу века вновь вернулся как полноценный и полноправный музыкант, выпустив уже в веке 21-м еще пару пластинок – The Cover Doesn’t Matter и The Radiant Monkey.

Я родился в Питтсбурге, там же и вырос. Мои сестры беспрерывно слушали The Everly Brothers и Элвиса, а мне такая музыка была не по душе. Потом мы переехали в Нью-Йорк. Один знакомый моей мамы сказал как-то в то время – «что-то огромное грядет», а потом спросил меня, слышал ли я музыку The Beatles и я ему ответил, на всякий случай, что слышал, хотя кто это такие – не имел ни малейшего понятия. Потом я их, все-таки, даже увидел. Это была передача Эда Салливана. Ну, что сказать, в принципе, парни играли ничего, мне понравилось. С точки зрения музыки у меня никаких претензий к ним не было. Но мне больше по душе оказались The Rolling Stones. Помните, тогда было два лагеря – те, кому нравились The Beatles и те, кому нравились The Rolling Stones. Так вот, я был в последнем. Они были несколько мрачнее, по-моему. Кроме того, были и еще пластинки, которые сильно меня тогда впечатлили – первый альбом Хендрикса, первый альбом Pink Floyd, первый альбом Grateful Dead.
Музыкантом я не собирался становиться, если честно. Да я и сейчас не очень-то стремлюсь им быть. Я им просто родился, наверное. Я музыкантом-то стал потому, что не хотел становиться взрослым, не хотел заниматься чем-то другим. Я жил в постоянном страхе относительно того, что однажды я выросту и стану взрослым. Какой кошмар! А потом я понял, что единственное, что я могу сделать – это решить не становиться взрослым никогда. Но из всего этого не следует, что мне не нравится быть музыкантом. Я счастлив.
Группа Television… нас было четверо. Тех, кто основал эту группу. Ричард Хэлл, Том Верлейн, Билли Фикка и я. Я тогда жил в Китайском Квартале, делил квартиру с парнем, который работал на Энди Уорхолла. Его звали, если кому-то интересно, Терри Орк. К тому времени я уже давно играл на гитаре. Несколько лет. Но все время один, ни в какой группе не состоял. Знаете, я не из того рода парней, которые бегают и играют со всеми на свете. Короче, однажды Терри мне говорит – «Я знаю одного парня, который делает то, чем ты занимаешься», а я у него спрашиваю – «Погоди, а чем по твоему я занимаюсь?», он несколько замялся и говорит «Ну, на гитаре играешь». Так он свел меня с Томом Верлейном. Том играл всего три песни. Но когда я его увидел, то понял, что чему быть, тому не миновать. Ричард Хэлл был его менеджером и мы уговорили его научиться играть на басе. Потом появился Фикка, который был барабанщиком в нескольких блюзовых группах в Чикаго. Терри Орк предоставил нам место для репетиций на своем чердаке и даже предложил приобрести для нас кое какое оборудование. Сделал, короче, предложение, от которого Том не мог отказаться. Так началась наша группа. Недели три мы называли себя GooGoo, а потом насмерть переругались на тему названия. Ричард предлагал Television. Тому Верлейну название понравилось, так как TV – это были его инициалы. Билли было все равно, поэтому название приняли. Но мы были круче, чем Sex Pistols, вот это вот точно.
Sex Pistols вообще, как вы знаете, наверное, сделали по образу и подобию Television, но с музыкой под Ramones. Все было сделано осознанно парнем, который хотел быть менеджером Television и которому отказали. Малкольм МакЛарен в то время был менеджером New York Dolls, которые были тогда на спаде. Он наряжал их в красную кожу и на заднике вешал коммунистическую символику. Мы с ними выступали на Манхеттене целую неделю. Он просто влюбился в Television и попытался стать нашим менеджером. Но получил от ворот поворот. Тогда он вернулся в свою Англию, пошел в магазин жены, и стал тиражировать и продавать имидж, который он увидел у Ричарда Хэлла. Порванная, грязная одежда, неряшливый вид – все это придумал Ричард, как известно. Потом он нашел каких-то пионеров и придумал эту дурацкую идею относительно того, что плевать, умеешь ли ты играть или нет, весь кайф не в этом. Так появились Sex Pistols. То есть, что бы они там ни говорили в своих интервью, всю правду вы теперь знаете.
Вообще поменьше читать надо, наверное. Взять вот книжку Легса про панк – «Please Kill Me», ну ведь правды там с гулькин нос. Понятное дело, если ты хочешь получше продать книгу, то тебе лучше скандальных вещей туда насовать. Он беседовал со мной на протяжении восьми часов! Вы представляете, сколько всего можно наговорить за это время? А он оставил только наиболее «горячие» моменты. Да, книга оказалась дико популярной. Но это из того сорта популярности, как с газетами, которые еще называют «списками плохих вещей, которые случились не с вами». Это всегда пользуется спросом. А теперь я слышу, что они и кино собираются снимать! Чушь какая.
Некоторые удивляются тому, что где бы и когда бы я не играл, всегда можно узнать мой звук. Спрашивают про то, какие гитары и усилители я использую. Но что тут сказать. Разве что процитировать Кита Ричардса – «Какие бы я не брал гитары и через какие бы усилители не играл, все время выходит одно и то же». Брайан Мэй всегда будет Брайаном Мэйем, на чем бы он ни играл. Это никак не связано с техникой. Это связано с личностью. Так что я подобные вопросы воспринимаю как комплимент, мол, я тоже крутая личность, получаюсь. Если люди у меня такое спрашивают.
Образованные парни, представляете, подходят к мне и говорят – «Эй, не хочешь узнать, как этот парень сыграл на своей новой пластинке» и я судорожно кричу – «нет!», потому что, я точно знаю, что если это что-то крутое и я в это вникну, то лет тридцать потом не смогу избавиться от этих приемов в своем сознании. И я тогда буду не я. Последние пару лет я вот учу гитаре. Не каким-то там личным моментам, гитарным риффам, а в целом – структуре, базовым понятиям.
Вообще, мне нравится этот процесс - обучение. Меня вот никто не учил – некому было. А тут несколько ребят подошли и попросили поучить их и я подумал – а что если я так сумею разобраться сам в том, что я делаю? Отличная мысль, я так считаю. Сначала я преподавал голос, так как критики считают, что я неплохо пою. Кроме того, как раз в плане того, как петь, я брал уроки, потому и знаю, как надо формулировать преподавание голоса. Вообще, я хороший ученик. Люблю впитывать все. Или, наверное, лучше сказать, что я – магнит. Заряжаюсь и притягиваю. Так что, хоть и преподавание – это несколько другой процесс, но уча других, я разбираюсь в самом себе.


linkReply