Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Category:

LegEnds: Picchio dal Pozzo

Picchio dal Pozzo


Музыка этой генуэзской группы существовала до того, как сама группа обрела имя. Андреа Беккари, Альдо де Скальци (младший брат Витторио из New Trolls), Паоло Григуло и Джорджио Карагиософф вместе играли с 1973 года. Более того, в конце 1975 года, когда они записывали свой первый альбом, у группы названия все еще не было, но это уж как полагается.
Для ежедневных репетиций все приносили что-то из дома – басовый или гитарный рифф, самодельную педаль для гитарной примочки, тарелки для барабанов и закуску, когда придет время перекусить. А однажды Джорджио принес довольно странный листок – он написал поэму из слов, которые вырезал из одного журнала. В конце этой поэмы он приклеил стоящую рядом с колодцем средневековую фигурку, похожую на дятла, в доспехах и шлеме. Этому рыцарю тут же и придумали имя – «Дятел Колодезный», то есть как раз «Picchio dal Pozzo». Поэму эту записали в тот же день и включили ее в состав первой пластинки – она стала частью композиции Rusf.
После того, как сессии для пластинки были закончены, парням напомнили, что они упустили пару маленьких деталей – забыли придумать название для группы (и для альбома, соответственно), а также рассказать, какой они хотят видеть обложку диска. Беккари сказал: «Имя? Легко – Picchio dal Pozzo», а Скальци добавил «Обложка?», поозирался по сторонам, ткнул в календарь, висевший на стене и сказал «Вот обложка». Две проблемы за две минуты. Неплохо! Календарь был иллюстрирован художником Генрихом Эллерманном Ферлагом и издавался специально для детей. Карагиософф предложил поместить также туда портрет его двоюродного брата Мауро Фиоре, когда тот уморительно надувал щеки, будто жаба.
Удивительно, но таким образом взбалмошная молодая природа музыкантов породила имя, которое некоторое время спустя прославилось по всему свету.


. . .


Фамилия Де Скальци была известна в Генуи еще в 50-х. Отец Альдо и Витторио Джанни был владельцем ресторана и нескольких танцевальных площадок. Старший брат – как раз Витторио – в 1966 году организовал знаменитую рок-группу New Trolls, одну из первых, кто в Италии стали играть симфонический рок. Де Скальци открыли в 1973 году и первую профессиональную музыкальную студию в городе – Studio G. Magma Records – пристанище для прогрессивно настроенных рок-музыкантов. Там выпускали свои работы такие известные итальянские жанровые коллективы, как Alphataurus, Pholas Dactylus и естественно, New Trolls.
Так что младший сын – Альдо – рос в благоприятной атмосфере. Он подрабатывал звукоинженером на семейном лейбле, а по вечерам играл с корешами рок-музыку. Им, как понимаете, очень повезло – под рукой была халявная студия, забитая инструментами и техникой, где, когда она пустовала, можно было играть сколько пожелаешь и ничего тебе за это не будет.
Вскоре от небольшого лейбла отпочковался еще один, еще более независимый - Grog Records, задача которого заключалась в поиске и помощи в записи более молодых музыкантов, тогда как Magma продолжал работать на старую, проверенную гвардию. Grog Records стал еще более известным и культовым в среде поклонников данного сорта музыки, так как там появились на свет работы таких интересных товарищей, как Corte dei Miracol, Celeste и, конечно же, Picchio dal Pozzo.
В начале 80-х, квартал Стурла, где был расположен этот лейбл, стал местом сборищ интеллектуальной молодежи. Тут было недалеко до пляжа, а отцовский ресторан и отели всегда были открыты для гостей. Там же располагалась репетиционная штаб-квартира New Trolls и там же жил тот самый поэт и художник, чья работа украсила обложку первого концептуального альбома New Trolls (а то и всего итальянского прогрессива).


. . .


Может быть виной тому астрологические события или еще какая мистика, но все будущие участники группы Picchio dal Pozzo в одно время ходили… в один детский садик, где и познакомились. Судя по всему, виновато в этом что-то из космоса, так как ходили они в этот самый садик в 1961 году, как раз в то самое время смельчак Гагарин нарезал круги вокруг земного шара на своей хрупкой космической посудине.
Два года спустя, все четверо одновременно пошли учиться в немецкую школу. В немецкую – так как из всех частных школ немецкие слыли как наиболее строгие и дисциплинированные, да и нигде больше нельзя было получить знания иностранных языков (немецкий, английский и французский) в таком объеме, в котором его преподавали в этом, пусть и несколько нестандартном для итальянского быта, учебном заведении.
Конечно, строгость и дисциплина – это было по душе скорее родителям, а не детям. Те спасали исключительно тем, что были освобождены от душных черных сюртуков и синих галстуков-удавок, и в школе были уроки музыки. Так квартет вместе и рос. На самом деле шаг от Карла Орфа к Франку Заппе очень маленький. «Один небольшой шаг для четырех ребятишек, один огромный шаг для всего человечества».


. . .


Музыку Picchio dal Pozzo часто определяли как «кентербери». Что же это такое? Все прекрасно об этом знают, но чем это не повод послушать умных людей, выражающих собственное мнение относительно этого «стиля».

Итальянский журналист и историк Пьеро Скаруффи: «Наиболее оригинальная волна британской поп-музыки появилась в графстве Кент, в Кентербери, в 60 милях к северу от Лондона. Стилистика этой музыки отличалась необыкновенным разнообразием. Истоки появления этой музыкальной культуры корнями уходят в авангардный джаз, минималистическую электронную музыку, фольклор и творчество Заппы».

Музыкант группы Hatfield and the North Ричард Синклер. «Я думаю, у музыкантов из Кента было определенное звучание. Нас учили в школах петь, я посещал церковный хор, В 16 лет я пел в очень английских тональностях. В Кентербери все друг друга знали, музыканты объединялись, играли музыку и разбегались. А затем слава о нас поплыла в Европу, где и обратили внимание на наш особый звук».

Музыкант группы Soft Machine Хью Хоппер: «Мне кажется, это все искусственно выдумано, нету ничего общего, все придумали журналисты. Честно говоря, Кентербери никогда не был местом, где можно было бы беспечно заниматься музыкой. Роберт Вайатт и Дэвид Аллен были вынуждены переехать в Лондон, где они и прославились с Soft Machine. О каком Кентербери вообще речь можно вести?»

Еще один музыкант группы Soft Machine Роберт Вайатт: «Там я ходил в школу, женился и некоторое время жил. Но что-то я не припомню, что у нас было какое-то объединение или движение. Если тут и была кентерберийская сцена, то только когда появилась группа Caravan – они настоящие кентеберийцы».

Директор лейбла Cuneiform Records Стив Фейгенбаум: «Если говорить о 'кентербери' как о стиле – то единственное внятное определение можно тут дать ‘кентербери’ - это те парни, которые играют в духе Soft Machine. Думаю, сюда можно добавить и представителей музыки RIO».

Музыканты Picchio dal Pozzo признаются, что слушали в большом количестве пластинки Hatfield and the North, Henry Cow, Soft Machine, но отрицают тот факт, что они целенаправленно старались следовать этому движению, но музыка эта им нравилась определенно – не даром же на первом альбоме группы есть трек посвященный Роберту Вайатту. Эта идея пришла музыкантам в голову после того, как они съездили в Лондон в 1974 году. Истинной целью этой поездки была покупка магнитофона, ну и вообще, посмотреть, как они там в Лондоне живут, что за музыку играют. А 8-го сентября они попали на концерт Вайатта. Кстати, название Napier тоже корнями уходит в ту поездку – они жили на улице Napier.


. . .


После того, как на свет появился второй альбом группы - Abbiamo Tutti i Suoi Problemi – Picchio dal Pozzo сильно увлеклись музыкой Франка Заппы. По крайней мере, их все чаще и чаще начали с ним ассоциировать. Может из-за особенностей ритмического построения музыки, может из-за едких и ироничных стихов. Впрочем, и сами музыканты никогда не скрывали своей откровенной любви к американскому гению.
Бывало, они забирались в машину после изнурительных репетиций или концертов, включали кассету с каким-нибудь альбомом Заппы, и слушали, слушали, слушали. Надо отдать должное, техника в машинах у них была просто потрясная.
Они могли целую ночь провести, слушая музыку, и только к утру выползти на свет, чтобы что-нибудь перекусить. Ну и ни одного концерта, когда Заппа приезжал в Италию, они не пропустили. Такие вот поклонники.


. . .


Одним из принципов музыкантов Picchio dal Pozzo было никогда не повторяться, всегда искать новые композиционные способы. Нельзя сказать, что получалось всегда хорошо, но было именно так.

Концерты начинались с композиции, записанной на пленку. Каждый раз, новую. Это были нарезки из радио и телевизионных передач. В ход шли даже рекламные ролики, нещадно порезанные на монтажном столе вдоль и поперек. Лента заканчивалась зацикленным куском, и тут вступала группа.

Музыку бывало писали почти как Джон Кейдж. Писали на кусочках бумаги названия нот, пару стрелочек, обозначающих верхнюю и нижнюю октаву, простейшие ритмические указания, все перемешивали, а потом вытаскивали и так составляли партии для всех музыкантов. Так была, к примеру, написана композиция Strativari со второго альбома.

Много времени парни тратили на запись звуков природы и вообще, реальности. Мюзик конкрет, короче – ветер, шум машин, звуки кузнечиков и воды. Записывали и агрессивные индустриальные звуки, городской шум. Все это шло на пользу дела. Например, подобные вещи можно услышать в начале Uccellin del Bosco со второго альбома.

Аль до Ди Скальци как-то накупил кучу синтезаторов и электронной техники. Но по прямому назначению он их не использовал – скорее старался на их основе изобрести новые звуки. Например, эффект во время соло в композиции La Città появился именно подобным способом.

Иногда летом парни уезжали, на каникулы, в деревню, где встречались с музыкантами местного ансамбля. Они привозили с собой инструменты и от скуки играли с ними местную народную популярную музыку. Сами серьезно к этому не относились. Пока в один прекрасный день им не позвонили и не попросили приехать и поиграть фольклор перед четырьмя тысячами зрителей. Не нужно говорить, наверное, что они собственным материалом не всегда собирали подобные залы.

Как-то музыканты писали одну композицию для одного альбома и зашли в тупик. Один спрашивает «Что будем делать?», второй присоединяется «Да, надо решать что-то, не получается так», третий шутит – «надо назад прогнать», подразумевая, что нужно вернуться к идеям, которые были до этого, и заново что-то придумывать, четвертый, не поняв шутки юмора, с энтузиазмом поддерживает – «да, точно, мы с этого момента просто вставим кусок, сыгранный задом наперед!». Самое интересное, что никто не засмеялся, а все сели и начали, высунув язык, писать задом наперед стихи и ноты. Полученное записали на пленку и прокрутили назад. Несколько лет спустя Майкл Джей Андерсон предложит режиссеру Дэвиду Линчу примерно также записать сцены в Розовой Комнате в сериале Твин Пикс.
Tags: canterbury, italy, picchio dal pozzo, progressive-rock
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments