?

Log in

No account? Create an account
JazzMan: Dave Holland - Asylum For The Musically Insane [entries|archive|friends|userinfo]
Alexey Petuhov

[ website | progmusic.ru ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

JazzMan: Dave Holland [Oct. 23rd, 2009|07:14 pm]
Alexey Petuhov
[Tags|, , , , ]

Дэйв Холланд. Конференция птиц.


Обладатель многочисленных наград, контрабасист, композитор, аранжировщик, лидер двух весьма энергичных джазовых групп – The Dave Holland Quintet и Dave Holland Big Band. Участник двух самых крутых джазовых коллективов десятилетия – ScoLoHoFo (со Скофилдом, Ловано и Фостером) и звездный квартет Хэрби Хэнкока, где играют также Уэйн Шортер, Брайан Блэйд и, конечно же, герой сегодняшней заметки – легендарный контрабасист, кумир и маг – Дэйв Холланд!
Несмотря на то, что он очень занят, для того, чтобы принимать участие и в каких-то посторонних проектах, он появился на недавних работах Роя Хэйнса, а также записался с такими музыкантами, как Джери Аллен и Кенни Уиллер – «такие моменты я не могу упустить», признается он. Собственную же карьеру он плотно взял в свои руки, особенно после того, как в 2005 году открыл собственный лейбл Dare2 Records, после того, как проработал более тридцати лет с ECM Records.
Будучи лишь на мгновения привлеченным в проекты таких титанов, как Телониус Монк (совсем недолго) и Майлс Дэвис (см. период Bitches Brew), в начале 70-х Холланд начал путь джазового лидера. Началось все с работ Music for Two Bases (1971) с Барре Филлипсом и Conference of the Birds (1972) с Сэмом Риверсом и Энтони Брекстоном. Параллельно с этим, он работал и с большим количеством музыкантов, как приглашенный гость или рядовой участник группы, появляясь на пластинках таких музыкантов, как Ли Конитц, Джон Хартфорд, Бонни Райтт.
В последние годы его карьера как джазового музыканта и не собирается идти на убыль. Он записал такие важные пластинки, как Extended Play: Live at Birdland (2003) и пару награжденных Грэмми работ с биг-бэндами – What Goes Around (2002) и Overtime (2005). Год 2006-й Холланд встретил с планами на издание нового альбома со своим квинтетом – Critical Mass. Эта пластинка стала первой для квинтета за долгие пять лет молчания, и ознаменовала собой дебют нового барабанщика группы Натэ Смита.
Кроме него, над Critical Mass работали такие старые товарищи Холланда, как Крис Поттер на саксофонах, Робин Юбанкс на тромбоне и Стив Нельсон на вибрафонах. Нельзя сказать, что Холланд является безоговорочным лидером этого квинтета, основная его роль в данном формировании – поддерживать своим контрабасом музыкальное полотно и ободрять своих партнеров про квинтету в пользу реализации их музыкальных идей. «Я постарался соблюсти ‘поддерживающий’ принцип игры и в то же время постарался развить его, сделав более активным в плане диалога с остальными инструментами», говорит он, «Может кто-то и напишет песню, но это будет только началом, каждый из нас привнесет что-то свое, свои идеи относительно того, как нам играть ее. Это из того рода вещей, которые ты хочешь делать ради того, чтобы поддержать, а не для того, чтобы концентрировать на себе внимание и соревноваться друг с другом».
Холланд не планирует почивать на лаврах. Его цель – вести музыку к новым берегам. «Я хочу продолжать делать свою работу», говорит он, «Хочу творить. Это то, что заставляет меня заниматься музыкой, интересоваться ей. Мне не хочется сейчас выступать каждый день, превращать все это в рутину. Я хочу, чтобы музыка была живой, настоящей. Хочу проявлять энтузиазм. И, как следствие, передавать все это публике».
Что касается квинтета, Холланд видит свою группу, как представителей эволюции различных типов ритмических структур и форм, которая трансформировала лицо джаза за последние двадцать лет. В поисках того, что может сохранить его музыку как можно более свежей, Холланд говорит, что его коллектив тщательно изучает ритмические традиции Африки, Индии, Южной Америки и Карибского залива, а также новаторские решения в области современной музыки – хип-хопа, ар-эн-би. «Как всегда было с джазом», говорит Дэйв, «Джаз всегда заимствовал из современной музыки и старался поглощать актуальный язык. Это было и тогда, когда джазовые музыканты брали песни с Бродвея и превращали их в джазовые же стандарты. Сегодня музыканты пишут собственную музыку, с оглядкой на современную музыкальную эстетику и стили. Мы очень часто работаем с современными ритмами. И, конечно же, я всегда считал музыку движением и в прошлое, и в будущее».
Если вам повезет пообщаться с Холландом один на один, то вы быстро убедитесь в том, что он очень стеснителен и скромен по своей натуре. В разговоре он ведет себя примерно так же, как и на сцене во время концерта. Холланд тихонько руководит своими группами, направляя движение всего коллектива импульсами своего контрабаса.
Холлланд родился в Вулверхэмптоне (и является верным поклонником местного футбольного клуба, кстати, который вернулся в Английскую Премьер-Лигу в этом году) 1 октября 1946 года. Холланд сам выучился играть на всех тех струнных инструментах, на которых он теперь играет. Первым была укелеле, потом - гитара, а позже пришло время баса. В 15 лет он бросил школу и решил стать профессиональным музыкантом. Вместе со своими коллегами по группе, Холланд мечтал о контракте с лейблом, чтобы повторить путь The Beatles и The Rolling Stones, а пока играл на школьных вечеринках и небольших клубах по всей стране.
Однако рок-музыка показалась для паренька слишком ограниченной для развития его, как басового гитариста, и он с головой погрузился в джазовую музыку. После того, как Дэйв увидел, как Рэй Браун выиграл в журнале DownBeat голосование на звание лучшего басиста, он пошел в магазин и немедленно купил несколько пластинок, где Браун играл в группе Оскара Питерсона. Кроме того, он прихватил и пару пластинок Лероя Виннегара, исключительно потому, что Лерой догадался сняться для обложек этих работ со своим контрабасом.
Через неделю, как вспоминает Холланд, он променял свою бас-гитару на акустический контрабас и начал пытаться воспроизвести то, что он слышал на пластинках. «Я буквально влюбился в богатство звука инструмента и невероятный уровень его выразительности. Но что меня реально шокировало – и это до сих пор является ключевым моментом в исполнении музыки – это общительность всех этих музыкантов. Все это жутко меня поразила – как так можно настолько друг друга понимать, чтобы играть, импровизировать вместе такое. Это было настолько далеко от того, к чему я привык, что я был просто в шоке. Там такие горизонты раскрывались… Эмоции джаза двигали мной. Просто с ног сшибали. Я был на седьмом небе. Я не мог думать ни о чем другом, кроме как о том, чтобы научиться играть так, как Рэй Браун и Лерой Виннегар».
Позже началась страсть к музыке Чарльза Мингуса и Джимми Гаррисона, о котором Холланд говорит: «Я помню, как слушал его басовые соло. Он был одним из первых басистов, которые играли со сцены очень длинные и законченные по форме джазовые соло».
В 1964 году Холланд переехал в Лондон, где начал играть на контрабасе в небольших клубах и, по совету некоторых своих друзей контрабасистов, стал посещать курсы под руководством Джеймса Меррита, в то время - ведущего контрабасиста Лондонского Филармонического Оркестра и Симфонического Оркестра Радио БиБиСи. Мерритт в основном научил его читать ноты и посоветовал подать документы в Гилдхоллскую Школу Музыки и Драмы, где чуть позже Холланд и проучился три года, пройдя полный курс обучения. «Это был новый этап в моей жизни», говорит он, «Практически все дни напролет я был в школе, но вечера были свободные, поэтому я проводил их в джазовых клубах».
В 20 лет у Холланда весь режим был буквально расписан по часам. Он учился, играл в джазовых клубах, записывался в качестве сессионного музыканта, появлялся даже в таких больших заведениях, как Ronnie Scott’s и Ronnie’s Old Place. Он общался с остальными британскими джазовыми музыкантами, в том числе с гитаристом Джоном МакЛафлином и саксофонистом Эваном Паркером. Часто Дэйв оказывался в группах, которые собирали в Британии, когда в страну приезжали на гастроли такие музыканты, как Коулмен Хоукинс, Бен Вебстер, Джо Хендерсон. Плюс ко всему этому, Холланд в 1964-68 годах общался и дружил с Джоном Сурманом и Крисом МакГрегором, а также работал с канадским трубачом Кенни Уиллером, с которым играет и до сих пор.
В то время одним из наиболее весомых влияний на Холланда был басист группы Билла Эванса Скотт ЛаФаро. «Была какая-то вечеринка и кто-то отвел меня в сторонку и поставил какой-то альбом», вспоминает Холланд, «Этим альбомом оказалась пластинка Билла Эванса Sunday at the Village Vanguard, и то, как играл Скотт меня просто убило. Я до этого даже не мог представить, что на контрабасе можно играть так лирично и при этом осуществлять такую поддержку. Раньше, до этого, бас был только поддержкой для остальных музыкантов, но Скотт освободил инструмент и бегал по музыке Эванса туда и обратно».
Самым главным учителем Холланда, из тех, которые не играли на басовых инструментах, был Майлс Дэвис, который встретил молодого басиста в клубе Ronnie Scott's вечером после одного концерта в 1968 году. Холланд играл на разогреве во время месячного турне трио Билла Эванса. В этом трио играл тогда барабанщик Джек ДеДжонетт, который рассказывал потом, что Дэвис очень хотел, чтобы Холланд прилетел в Нью-Йорк. «Майлс что-то слышал о Холланде, о его звуке, о его идеях», говорит ДеДжонетт, «Он был очень хорош в том плане, что имел нюх на всех музыкантов, которые рано или поздно оказывались у него в группе».
Даже вопреки страху, что он не сможет играть так, как играл предыдущие басисты Майлса Пол Чэмберс и Рон Картер, Холланд все-таки собрался и приехал в Америку. Он вспоминает, что самым первым и самым тяжелым уроком для него было – найти себе место в музыке Дэвиса, который в то время во весь духом укреплял звук собственной группы электрическими инструментами. «Когда я только присоединился к группе Майлса, он мне мало что рассказывал. Теперь-то я знаю, что это главный талант лидера – одним своим видом и действиями воодушевлять музыкантов: он делал так, чтобы мы не старались играть, будто его предыдущие музыканты, а творили что-то новое, собственное. Я помню тогда, что прочитал одну суфийскую цитату - 'в пустыне – покрепче ставь свой стяг'. Это очень меня затронуло тогда. Я тогда знал, что должен решить, что я могу предложить, чтобы показать, как я слышу и чувствую музыку».
В 1970 году Холланд покинул группу Дэвиса и начал собственную – Circle – которая хоть и просуществовала недолго, но осталась в истории навсегда, хотя бы потому, что там играл также саксофонист Энтони Брэкстон, пианист Чик Кория и барабанщик Барри Альтшуль. После этого Дэйв присоединился к группе Стена Гетца, где полтора года работал в качестве музыкального директора. Параллельно с этим Холланд начал свои долгие творческие отношения с Сэмом Риверсом, который многому Дэйва за все это время обучил. Холланд говорит, что именно Риверс открыл для него мудрость – «Не выбрасывай ничего, используй все». «Это стало для меня настоящей мантрой на долгие и долгие годы», сказал Холланд, «так как я долгое время искал тот механизм, с помощью которого я смог бы перерабатывать весь спектр интересующей меня музыки, включая фольклор, блюзовые корни и свободную импровизацию. Я люблю всю эту музыку, у меня есть страсть все это впитывать, чтобы потом во всем этом контексте создать современную, но целостную музыку».
В 70-х Холланд успел поучаствовать в огромном количестве плодотворных проектов с разными музыкантами. Он играл на басе на записях Джо Хендерсона, которые тот сделал в начале десятилетия (плюс была пара альбомов чуть позже – в начале 90-х). Он ездил на гастроли с Брэкстоном в 1974-76 годах и работал над рядом его альбомов. Он объединял усилия с ДеДжонеттом и Джоном Аберкромби, создав трио Gateaway, которое выпустило пару пластинок на ECM в 1975-77 годах (в 1994 году они записали там же еще пару работ).
Еще одним ключевым для Холланда моментов этого периода является совместное творчество с Бэтти Картером в 1975-77 годах. «Это было очень важное для меня время», говорит он, «Бетти была потрясающей певицей, которая вел за собой большое количество музыкантов. Она стала для меня не только мудрым советником, но также и хорошим другом».
В начале 80-х, после его первых сольных альбомов на ECM, Холланд внес лепту в область музыкальных экспериментов. «Именно тогда я решил собрать собственную группу и начать творить с ней», говорит он о своем квинтете, в который изначально входили альт-саксофонист Стив Коулман, трубач Кенни Уиллер и тромбонист Джулиан Пристер. «Конечно, для меня это был большой шаг, но я очень хотел начать творческие исследования с группой, которую я считал весьма интересной. Идея была в том, чтобы принимать вызовы, перерабатывая их в мои работу». Квинтет Холланда записал такие новаторские работы, как Jumpin' In (1983) и The Razor's Edge (1987). Кроме того, появился умопомрачительное трио на альбоме Triplicate (1988) и не менее сильный квартет Extentions (1989). В 1995 году появился Dream of the Elders, важная пластинка, лиричная и динамичная. В то же время Холланд выпустил три сольных работы – Emerald Tears (1977), Life Cycle (1982, тут он, кстати, играл на виолончели – единственном инструменте, на котором он мог тогда физически играть, так как восстанавливался от операции на сердце) и Ones All (1993 года, выпущенном на другом немецком лейбле Intuition).
Басовые соло могут быть убийственными, но в руках Холланда инструмент пел. ДеДжонетт восхищался его музыкальностью: «Дэйв – один из тех редких басистов, которые могут удержать публику на ногах на протяжении всего соло. Он научился у Майлса обладать точкой зрения на то, что он играет». Играя как-то одну из сонат Баха, Холланд сказал, что он придерживается традиций классических струнных инструментов «На моих сольных записях, на моих сольных концертах, я стараюсь найти самые разные способы игры на инструменте, наверное поэтому не бывает ни скуки, ни повторов»
Но лучше всего Холланд подходит для игры в группе. Он говорит, что ему «нравится ощущение причастности к коллективу». Его квинтет, состоящий из него, Поттера, Юбанкса, Нельсона и Смита, основанный в 1997 году, предоставляет Холланду попрактиковаться в уроках, которые преподал ему в свое время Дэвис. «Мне нравился демократический подход Майлса. Он довольно аккуратно всеми руководил и умело использовал достоинства всех музыкантов. В моем квинтете мы все четко представляем, что мы делаем. Мы – пять людей, разделяющих общие концепции, которые работают на общее благо».
Юбанкс считает Холланда лучшим контрабасистом, что он слышал. «Дэйв очень уверенный. Он всегда держит все под контролем и при этом никого не напрягает. Он может играть в любом стиле, каком захочет, уверенно чувствует себя и в прямолинейном бите и в нестандартных размерах». Кроме того, отмечает Юбанкс, Холланд сам по себе – готовая ритм-секция. «Он в одиночку может поддерживать все ритмические и гармонические основы».
Поттер же говорит, что «основные» басовые партии Холланда позволяют ему (Поттеру, то есть), импровизировать на своем саксофоне в самых различных направлениях. «К квинтету, как к коллективу, Холланд относится довольно свободно и снисходительно», говорит он, «Конечно же, относительно того, что касается музыки, он очень серьезен. Он заставляет нас выдавать все, на что мы способны. Очень интересно ему, понимаете ли, посмотреть, насколько далеко мы зайдем, если вооружимся какой-либо идейкой».
Сам же Холланд иногда приятно удивляется тому, что вместе с квинтетом у них получается. «Импровизационная свобода джаза позволяет случаться таким вещам, которые ты и не ожидал. Это делает музыку необыкновенно воодушевляющей и позволяет беспрепятственно творить дальше. Ты воспринимаешь то, что случилось уже после того, как это случилось. Понятия не имею обычно, в каком направлении пойдет музыка».
Еще до того, как начать свой собственный лейбл, Холланд говорил, что идея витала в воздухе. Он настолько сильно всегда интересовался той музыкой, что он делает, что однажды решился на такой важный шаг – перестать зависеть от кого-либо. «Одной из главных первопричин была мысль стать независимым, быть самому себе хозяином, контролировать весь процесс появления на свет моих альбомов», говорит он, «А потом оказалось, что там в перспективе много чего потенциально интересных плюсов подобного решения, учитывая тенденции развития музыкальной индустрии. С появлением Интернета, независимые маленькие лейблы получили возможность выжить». Впрочем, тут он немного лукавит. Холланд не только умудряется выживать в среде независимых музыкантов, но и вполне себе процветает. Да это, наверное, и правильно. И дело тут даже не в огромном количестве всевозможных наград, премий и побед, в этом он вообще рекордсмен в своем роде. Просто заслужил он, чего уж там.

По мотивам материалов All About Jazz
.


linkReply