Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Category:

Blank Generation: Richard "Hell"

Blank Generation: Ричард «Хэлл»

Ричард Хэлл – главный артефакт теории панка. Человек, который научил весь мир ходить в разорванных футболках с надписью «убей меня», отучил верить в будущее и ввел в моду самые неряшливые прически в мире, ставшие обязательной атрибутикой для многих поколений панков, и который при этом с удовольствием цитирует Спинозу и Борхеса, размышляет об отношении к жизни и свободе выбора Робера Брессона, пытается искать культурологические параллели между поэзией Рембо и эстетикой панка, а также заочно спорит с Генри Миллером и Керуаком. Он всегда чувствовал себя частью одной древней и богемной гильдии, искателем странных истин, летописцем беспросветного бытия. Кстати, его прически и появились некоторой степени из-за творчества того же Рембо. Несмотря на то, что сам Ричард считает, что придумал так ходить потому, что хотел подобным образом имитировать волосы «самых честных людей на свете» - пятилетних детей - при вопросах о том, что, мол, есть фотография Рембо, где тот с всклокоченными волосами, он соглашается, да, и это влияние имело место быть.
Характером Ричард (его настоящая фамилия - Майерс, именно такую он получил в 1949-м году при рождении) обладал самым скверным и агрессивным прямо с детства. Что тому виной, сказать сложно. Может быть так на него повлияла смерть отца, умершего, когда Ричарду было только семь. Так или иначе, еще будучи школьником, он, вместе со своим старым другом на века Томом Верлейном (тогда еще просто Томом Миллером) сбежали из школы и начали учинять беспорядки, за что были арестованы полицией. Школу, в результате, он так и не закончил, вместо этого решив стать поэтом, для чего переехал в Нью-Йорк, где довольно быстро обнаружил, что поэты не особо в городе нужны, в отличие от музыкантов. Впрочем, писательское ремесло он не забросил – первые его поэмы появились уже в то время в некоторых, достаточно весомых музыкальных журналах, вроде Rolling Stone, а последние десятилетия Ричард «Хэлл» - это, в первую очередь, писатель, причем достаточно известный. Настолько, что некоторые его работы были активно опубликованы даже в России, хотя большинство вещей, надо признаться, совсем уж на любителя. Кстати, он издавался, особенно на заре писательской карьеры, были напечатаны под псевдонимом Терезы Штерн. Была даже «ее» фотография, которую они с Томом собрали из кусочков собственных лиц. Убедительное фото, впрочем, старались не напрасно.
Итак, Ричард решил стать музыкантом (бас-гитаристом, так как это было проще всего по его мнению), для чего в 1969 году вместе все с тем же Томом Верлейном, который играл на гитаре, он собрал группу Neon Boys, где на барабанах играл Билли Фикка и которые записали одну из самых первых панковых записей в 1973 году, после чего превратились в группу Television, добавив в состав еще одного гитариста для острастки звучания. Началась обычная жизнь нью-йоркского андерграунда – концерты в CBGB, тусовки с музыкантами, интервью на телевидении и в газетах. Да что там! Ричард был даже в середине 80-х женат на Патти Смит! Только не на той самой, а на другой, которая специально произносится как Патти Смейт, чтобы не путать. Эта менее известная Патти пела в группе Scandal. Кстати, будучи именно в Television, Ричард Хэлл придумал свою самую известную песню – Blank Generation, и именно в репертуар этой группы она вошла, но Ричард покинул коллектив еще до того, как группа добралась до студии. Причины были самые банальные – они с Верлейном не могли ужиться на одной музыкальной кухне, каждый тянул одеяло на себя и кто-то должен был уйти. Им стал Хэлл, который в мае 1975 года объединился с парой других отщепенцев - Джерри Ноланом и Джонни Тандерсом из группы New York Dolls – которые все вместе начали группу The Heartbreakers, с которой Хэлл тоже не успел записаться, покинув коллектив чуть более полгода спустя, чтобы в начале 1976 года начать The Voidoids.
Точнее, группа называлась Richard Hell and The Voidoids. Туда вошли также гитаристы Роберт Куин и Айван Джулиан, а также барабанщик Марк Бэлл, больше известный общественности как Марки Рамон. Группа записала в общей сложности два альбома – культовый Blank Generation 1977 года и чуть менее известный, но не менее почитаемый – Destiny Street, выпущенный в 1982 году. Впрочем, сам Ричард Хэлл к этому времени был скорее под давлением наркотиков, чем ведомым какими-то творческими порывами. С тех пор он часто сокрушался по поводу того, как они умудрились «загубить» из-за его постоянного наркотического опьянения такие чудесные и красивые (в чем он, кстати, совершенно прав) песни. Более того, совсем недавно он решил восстановить справедливость, и сделать своего рода «римейки» песен с альбома Destiny Street, для чего пригласил корифеев нью-йоркской сцены Билла Фризелла и Марка Рибо, а также старого соратника по The Voidoids – Айвана Джулиана.
Кстати, подобная «супер-группа» не первый случай в его музыкальной биографии. В начале 90-х вместе с гитаристом и барабанщиком Sonic Youth Терстоном Муром и Стивом Шелли, а также гитаристами Доном Флемингом из группы Gumball и другом по The Voidoids Робертом Куинном он собрал проект Dim Stars. Но эти вообще не гастролировали и записали всего одну пластинку, да и тот оказался расширенным синглом.
В принципе, после The Voidoids Хэлл практически музыкой не занимался. Книги – да, но только не музыка. Были кое-какие сборники и концертные вещи, но в целом, с начала 90-х, Ричард полностью переквалифицировался в писателя. «Музыку сейчас я не пишу. Стыдно, но это так. Дело в том, что мне нравится писать музыку, но я не чувствую, что способен сейчас на это. Нужна группа, репетиции, контракт с компанией, все эти дела с записью и изданием, тур в поддержку альбома. Так что, для того, чтобы писать и записывать песни, приходится прилагать гораздо больше усилий, чем кажется. Не говоря уж о том, что нужно искать собственный звук и все такое. Писателем быть проще – я сажусь и просто пишу. Да и знаете, рок-н-ролл – это взрыв энергии, секса, а извергать из себя подобные взрывы, когда тебе за 40 уже трудно, а главное – противоестественно природе человека, поэтому искренним это быть не может. Конечно, есть исключения, особенно касающиеся фолка. Например – Боб Дилан».
Касаемо собственного прошлого и вообще всего, что было до и после, Хэлл не выглядит особо ностальгирующим. «Мне все это не нравится, если честно. Я не люблю этот мир. Мир, который я ведь, по сути, помог заселять. Было всего 18 месяцев чудесного времени, а потом все превратилось в поп-музыку, антигерои стали кумирами телевидения. Мне все это было не интересно. Я сам образца 70-х, со всей этой наркотой и дебоширством, себе сейчас очень не нравлюсь. Панк – это вся вода под мостом. Если честно, то единственное, для чего он был нужен мне – взорвать все к чертям и делать то, что я хочу… Но не буду ханжой, я был тогда, делал то, что делал, такой я есть. Какая разница, какой ценой мне это досталось».
Но, при этом, как раз Ричард был одним из редких представителей нью-йоркской музыкальной сцены, который с энтузиазмом воспринял появление британской группы Sex Pistols, в то время, как остальные пренебрежительно сплевывали при их упоминании. «Ну, тут просто дело в том, что все музыканты – очень эгоистичные идиоты и все время стараются защищать свой ареал. Я считаю, это очень глупо. Может быть поэтому… Впрочем, Лидон превратился в клоуна, да, мне не все нравятся, что делали Sex Pistols. Но в кое какие моменты они действительно были безупречны, что весьма редко для британской группы. Ха-ха, ну вот, а ты говоришь, что я политкорректен».

Tags: blank generation, richard hell, usa
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments