Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Category:

Faust: Растягивая время. Часть 1: Начало

Перевод книги Faust - "Stretch Out Time 1970-1975" Энди Уилсона

Faust: Растягивая время.
Часть 1: Начало.

В конце 60-х немецкое подразделение Polydor перебивалось с хлеба на воду, выпуская, наверное, самые пустопорожние пластинки в мире. Главными звездами лейбла были Берт Кампферт и James Last Orchestra, которые специализировались на том, что превращали и без того несложную поп-музыку в еще более доступные формы своей легкой оркестровкой. Такое откровенное спокойствие на рынке привело вышестоящее начальство из головного офиса, которые только что проворонили The Beatles, к идее, что Германию вряд ли можно рассматривать как территорию, потенциальную на что-то оригинальное и новенькое. Испугавшись того, что контору могут прикрыть, глава отделения Хорст Шмольци судорожно начал подумывать о возможных схемах выхода из сложившегося положения, для чего обратился за помощью к Уве Неттльбеку.
Неттльбек – это такой немецкий Тони Уилсон или Малькольм МакЛарен, если угодно, хотя несколько более чуткий, обладающий более утонченным вкусом и менее циничный по жизни человек. Конечно, все это вряд ли могло помочь достигнуть нужного Шмольци результата, но Уве, к тому же, обладал и такими важными для этой цели свойствами, как хороший нюх, умение копать очень глубоко и, главное, связи. Он в свое время работал в сатирическом журнале «Pardon» и был редактором радикального издания «Konkret», где одним из колумнистов, до того, как прославиться и перейти в более массовые издания, была Ульрика Майнхов, чей муж Клаус Райнер Ролль собственно и основал «Konkret». Ролль написал о тех годах воспоминания, которые озаглавил как «Funf Finger sind keine Faust», то есть – «Пять пальцев – не кулак». Сам же Уве умудрился получить в этом журнале достаточно скандальную репутацию после того, как Майнхоф назвала его левым реформистом, который помог превратить журнал в инструмент контрреволюции. После того, как в 1968 году Уве понял, что журнал уже не может вмещать его статьи на политическую проблематику, он решил стать музыкальным продюсером и таким способом бороться дальше, занимаясь продвижением различных контркультурных мероприятий и объединений.
Почему выбор немецкого Polydor пал на него? Очень просто. Нужна была немецкая версия Rolling Stones, Kinks, а-то и, если совсем уж повезет, The Beatles, которых не стыдно было бы выпустить на международный рынок. Неттльбеку они посулили огромную сумму денег и невероятный спектр возможностей, если он найдет такой коллектив и немецкое подразделение Polydor, наконец-то, сможет похвастаться хоть чем-то, точней, кем-то. А Уве обладал именно теми качествами, навыками и связями, которые необходимы были в подобном поиске. Иными словами, кто еще, если не он?
Неттльбек довольно скоро связался со своим давним другом в Гамбурге – кинорежиссером Гельмутом Костаром, который как раз прогремел по всей стране со своим скандальным фильмом, запрещенным в показу. Но Уве интересовал совсем не он - тот жил по соседству с одним бас-гитаристом, поклонником нудизма и Боба Дилана, по имени Жан-Эрве Перон. Тот тогда играл еще в группе Nukleus вместе с гитаристом Рудольфом Сосна и саксофонистом Гюнтером Вюстхоффом. Эта троица занималась в основном тем, что писала музыку к фильмам Костара и Ганца Гемминхольца. Они и стали первыми рекрутами Неттльбека.
Не хватало только барабанщика. Уве спросил у ребят, нет ли у тех кого-нибудь на примете. Оказалось целых двое – Заппи Дирмайер и Арнульф Майферт. Они вместе с Йоахимом Ирмлером играли в местной группе Campylognatus Citelli, названной в честь одного динозавра, останки которого были обнаружены в Южной Германии. Не удивляйтесь, два барабанщика для группы - это была норма. На самом деле, когда этот коллектив разрастался до своего максимума, там их было целых три.
Как рассказывает Ирмлер, две половинки того, что станет впоследствии группой Faust вместе уже играли: «Заппи встретил девушку, которая знала музыкантов другой группы, и познакомила нас. Мы пошли все вместе в какое-то подпольное убежище, чтобы репетировать вместе. Это был длинный, узкий и темный коридор, настолько темный и настолько узкий, что нам было страшно даже подумать, что мы в нем могли обнаружить».
Вообще, это странный период. Есть несколько разных версий развития тех событий, которые привели к появлению группы Faust. Во время одного из интервью Эда Бакстера, равно как и на страницах переиздания альбома Faust IV, было рассказано все с точностью до наоборот – музыканты сами встретились и уговорили Неттльбека заняться их судьбой, а тот их потом со скрипом протащил на Polydor. Перон вообще говорил, что обе части группы друг с другом ни разу до Faust не встречались и точно не играли.
Довольно шизофреническое начало рассказа о группе, не так ли? Добавьте сюда тот факт, что группа существовала в «двух телах» и их достижения как одного коллектива обязаны своим появлением соединению добродетелей двух разных групп. Nukleus были сторонниками лирической стороны дела и любили композицию; и Перон, и Сосна сами писали и музыку и, что важно, тексты – с определенным налетом абсурда. Другое крыло группы было заинтересованно скорее в текстурном ракурсе музыки – электроакустические эксперименты, шумы, импровизация. Плюс Nukleus были яростными приверженцами дадаизма, тогда как Campylognatus Citelli любили скорее сюрреализм. Более гремучей смеси для появление такой бомбы как коллектив Faust и пожелать было трудно.


(c) Andy Wilson, 2006
(с) Перевод на русский: Алексей "Smarty" Петухов, май 2009

Tags: faust, kraut, stretch out time
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments