?

Log in

No account? Create an account
Asylum For The Musically Insane [entries|archive|friends|userinfo]
Alexey Petuhov

[ website | progmusic.ru ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Svenska Progressiv Rock, Jazz-Rock, Avantgarde och Psykadeliskt: Hedningarna [Mar. 24th, 2009|09:19 pm]
Alexey Petuhov
[Tags|, , , ]

История шведского прогрессивного рока, авангарда и психоделии.
Hedningarna

Несомненно, Швеция одна из самых преданных собственным культурным корням мировая музыкальная держава. Мало где к собственной фольклорной музыке относятся не с уважением, а любовью, выводя ее за рамки отполированных безделушек на экспорт для охочих на блеск национального колорита и экзотику европейским и американским меломанам. В Швеции фольклорная музыка не только обогащает практически все важные музыкальные течения, но и во многом определяет лицо и образ страны. Мало где в мире фольклором увлекаются столь повально и повсеместно. В любой деревеньке есть свой ансамбль, а-то и несколько. Поэтому феномен обилия чудесных коллективов в этой стране легко объясним. Время от времени та или иная группа вырывается за пределы любви своих земляков по району, вылетая на орбиту национального, континентального, а-то и мирового масштаба. В первой половине 90-х такой головокружительный путь проделали парни из группы Hedningarna, выбившиеся из кружка безудержного увлечения «старой музыкой» в ранг определяющие моду на северного фольклор и облик современной фольклорной музыки по всему миру людей, впрочем, и этому есть самые объективные обстоятельства.
Конечно, говорить о Hedningarna как о представителях истинно шведской национальной музыке можно лишь до поры до времени. То есть, начиналось все как коллектив трех парней – Андерс Стакке, Бьорн Толлин и Тотте Матсон - которых объединяла страсть к старой музыке. Не просто фольклорной, но совсем доисторической, уходящей корнями к поклонению языческим богам, соответствующей музыке и, что более важно, инструментам того времени – ребята разыскивали и восстанавливали необычные даже для фольклорной музыки инструменты, поднимали из архивов и памяти предков средневековые песнопения, внимательно изучали структуру музыки своей родины и вывели несложный, но действенный принцип исполнения – мелодия + ритм + «гул» (для этого они использовали шведский вариант волынки) – который лег в основу уже собственного творчества и к концу 80-х группа была уже сформирована в самом прямом смысле – у группы был состав, был концертный сет-лист из оригинального материала, впрочем, на ура расходящемся на фестивалях, были собственные инструменты, удивлявшие видавших виды стариков, а также было и название – Hedningarna, что переводится со шведского как «Язычники».
Этим и запомнилась группа на первых порах – своими до мелочей и светового шоу продуманные концертными выступлениями. Группа разодевалась под жителей средних веков, тихонько выходила на сцену и устраивала такие представления, что многие коллеги по фестивалям уходили в расстроенных чувствах от чувства собственной неполноценности. Выход в 1989 году одноименного альбома Hedningarna стал самим собой разумеющимся фактом. На этой пластинке можно услышать именно ту отправную точку, с которой и начиналась история Hedningarna. Это полностью инструментальная музыка, по-северному мрачная и темная, не очень развлекательная, но исторически важная, интересная и стилистически близкая к тому, чтобы гордо носить звание чистокровной.
Вообще, все творчество коллектива прекрасно укладывается в отрезок, первой конец которого имеет координаты «шведская акустическая мрачная музыка», а второй теряется в области «танцевальной электронной музыки с сильным финским налетом». Второй точкой в этом отрезке стал альбом 1992 года Kaksi. Летом еще 1990-го года три шведских парня познакомились с двумя финскими девушками (Санни Курки-Суонио и Теллу Пауласто), но скорее для культурного музыкального сотрудничества – девушки умели неплохо петь, пусть и в традициях карельского вокалирования (те, кто слышал Värttinä, но не знаком по каким-то причинам с Hedningarna рискует услышать тут много общего) – и с тех пор так вместе и работают. Их первое появление состоялось как раз на пластинке 1992 года, сама же музыка мутировала в сторону более дружелюбного простому шведскому слушателю материала, что в совокупности стало неким мостиком из оригинального мрачного прошлого коллектива в светлое и мощное во всех отношениях будущее – альбом распродавался с головокружительной скоростью. Подумать только, за три года продаж Kaksi разошелся тиражом в 35 тысяч экземпляров. Воистину феноменальный результат! Группа, тем временем, отхватила важную премию по части фольклорного альбома и фольклорной песни.
Кто слушал второй альбом, заметил также еще одну особенность музыки коллектива – музыканты в некотором смысле позабросили свою изначальную идею фанатизма от старых инструментов и потихоньку стали привлекать более современные. И пусть это пока выходцы из рок-музыки, а не электронной, но подобный звук легко привлекал более многочисленные толпы народа, в то время как сами музыканты списывали все на ностальгическую любовь к «гаражному року». Однако, одними эмоциями и воспоминаниями объяснить те нововведения и стилистическо-звуковые изменения, что произошли на третьем по счету альбоме – Tra 1994 года – невозможно. Во время работы над этой пластинкой, парни вообще в корне поменяли свой творческий подход. В этот раз за основу были взяты различные архивные записи некоторых важных моментов в истории шведской фолк-музыки, а затем все это было переработано и вытянуто в прокрустовом ложе поп-музыки с электронным звучанием. Впрочем, альбом все равно воспринимается прямым наследником развития идей предыдущих двух пластинок.
Все эти эксперименты оказались ах как востребованы в середине 90-х. В стране начался бум возрождения интереса к старой музыке, особенно основанной на гуле шведских волынок, а тот материал, что преподносили Hedningarna в «омоложенном» и интересном для новых поколений саунде, был просто нарасхват. А тут и новый альбом подоспел – Hippjokk, выпущенный в 1997 году. Новая пластинка представила слушателям еще несколько изменившийся облик. Звук остался прежний лишь в некоторых моментах. Да, он по прежнему сильно опирается на гул волынок, однако весь этот поток теперь направляется в окончательно танцевальное и энергичное русло (под танцевальным в данном случае следует понимать танцевальность Hidria Spacefolk и Ozric Tentacles). В вокальном отношении обошлись без финских девушек, вроде бы, всецело и полностью. Общее настроение также сильно изменилось, в силу уже упомянутого драйва и безостановочного конвейера оживленных плясовых ритмов. Частенько в работе проявляются и характерные для более клубных мастеров элементы – сэмплирование, зацикливание, использование техно-бита. Естественно, среди почитателей группы начались волнения, обвинения в коммерциализации и попытке расширить аудиторию. Впрочем, если не воспринимать пластинку как элемент серьезной фольклорной традиции страны, а послушать его именно с развлекательного ракурса, стоит признать, что альбом-то получился качественный и лихой, хотя местами и скучноватый.
Хотя для переживаний повод нашолся – к 1999 году музыканты посетили Карелию и, нахватавшись там музыкальных идей, соорудили новую пластинку – Karelia Visa, которая вышла на Silence. Но это, конечно, не повод, так как альбом получился неплохим, по крайней мере, не худшим в истории коллектива, с еще большим прикосновением к народным корням, чем это было в последние годы. Нет, просто после записи альбома группу покинул Ульф Иварсон, затем музыканты похоже окончательно разбежались с вокалистками, став, как это было на заре карьеры, чисто инструментальным коллективом, и на долгие десять уже лет замолчали. Выходили какие-то сольные проекты и компиляции, но Karelia Visa, датированная 1999 годом пока закрывает список студийных работ коллектива.
linkReply