Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

В проГфиль: Atlantide

Atlantide

Появление этой группы и ее история связаны непосредственно с деятельностью достаточно успешного продюсера Жана-Пьера Массьера, родом из Ниццы, который в 60-х был гитаристом двух местных групп Les Milords и Les Monegasques, после чего заделался звукорежиссером и связал свою жизньс деятельностью многих групп на французской рок-сцене 70-х и 80-х. В 1966 году он открыл в своем родном городе собственную студию, где записывались первые пташки местной рок-музыки – Les Pyranhas с барабанщиком Андре Чеккарелли, который потом стал известным джазовым музыкантом, и певицей Джесси Джойс. В конце 60-х Массьера пожил в Канаде, Аргентине и Италии, где тоже работал в качестве звукорежиссера. Вернувшись на родину, он попал в самую волну бума поп-музыки. Он быстро заработал репутацию очень качественного техника, умелого руководителя и мог успешно подменить любого музыканта, если тот вдруг выбывал во время записи пластинки. Например, он помогал группе Belisama в Париже, куда его позвали его друзья. Кроме подобной студийной работы, Массьера выпустил в 1970 году сингл под псевдонимом Eric. Это была довольно обычная поп-песня. В 1972 году он открыл новую студию в Ля Фонтонне, между Ниццой и Антибом которая стала известна под названием Azurville Studio. В тот же год Массьера вернул к жизни легендарную рок-группу из Ниццы Les Chats Sauvages, которую по такому поводу переименовал в Les Chats Renaissance. В 1974 году под его руководством был записан дебютный альбом группы Visitors, где играл молодой и талантливый скрипач Дидье Локвуд.
В 1975 году Жан-Клод Поньян, менеджер знаменитой группы Ange и творческий директор лейбла Crypto во время рекламного тура, в котором участвовал ряд групп, за которыми он присматривал, встретился с Массьера в Ницце. Жан-Клод записывал некоторые группы (Tangerine, Mona Lisa) в своей студии, но хотел расширить каталог собственного лейбла и спросил Жан-Пьера, нету ли у того каких-нибудь музыкантов прогрессив-рока. В то время Жан-Пьер подумывал сделать что-нибудь интересное с художником сюрреалистом Жаном Клодом Перруином, с которым он был знаком с далекого 1963 года, когда начинал свои первые студийные дела. Этот художник в свое время был автором обложек первых работ, выходивших под руководством Массьера. Он сводил в одной работе как фотографии, так и собственные рисунки. Жан-Клод показал Жан-Пьеру одну из последних своих работ, где он изобразил мифическую Атлантиду, футуристический город со странными летающими машинами.
Эта картина Жан-Пьера воодушевила и он предложил Жан-Клоду Поньяну концептуальную историю про этот город-остров. Жан-Клод, который сам был любителем различных паранормальных явлений и фантастических легенд, нашел мысль более чем заманчивой, и предложил Жан-Пьерру написать концептуальный альбом. Последний сделал несколько гитарных набросков, написал стихи и принялся искать музыкантов, с которыми бы он смог сыграть подобную музыку, а студию свою сделал местом встречи всех местных музыкантов, которые хотели бы попробовать записаться.
Среди них был барабанщик Жан-Марк Мутен, музыкант нескольких местных коллективов, которыми руководил клавишник Жан-Клод Тарен (появлявшийся на альбоме Visitors). В конце 1972 года Тарен организовал группу Orion, специализировавшуюся на кавер-версиях песен групп Deep Purple, Yes и Vanilla Fudge. На гитаре там играл Жиль Берто, а звукорежиссером был Ив Симон. Оба последних присоединились потом к Carpe Diem, а Жиль бросил играть на гитаре и стал концертным техником. В 1973 году Жан-Марк Мутен пришел играть в Orion, а на следующий год они распались. Мутен, Тарен и новые бас-гитарист и гитарист Orion – Доминик и Жан-Клод Селиг – собрали новую группу, где играли фьюжн в стиле Mahavishnu Orchestra, но и этот проект долго не просуществовал, распавшись после пары выступлений, а Жан-Марк Мутен три месяца поиграл в Carpe Diem, в качестве замены Клода Мешара. Впрочем, его синкопированная манера игры не подходила его новой группе и его попросили уйти. Он был также дружен с Жаном-Пьером Массьера, который помогал ему записываться в ряде прошлых проектов, и именно Жан-Пьер вспомнил про Мутена, когда на горизонте замаячил проект Atlantide.
Жан-Пьер попросил также принять участие в записи своего сводного брата Бернара Торелли и тот с энтузиазмом согласился, держа в уме ряд собственных идей. Он предложил взять также и своего друга Патрика Атрали, который был вокалистом на альбоме Visitors. Патрик, родившийся в Каннах, был сыном профессионального барабанщика. Еще ребенком он был переполнен энергичностью и чувством ритма, лупцуя во все, что попадется под руку, а точней, под его барабанные палочки. В 15 лет он открыл для себя рок-музыку. Особенно его впечатлили песни Led Zeppelin и Pink Floyd, после чего он купил себе настоящую уже барабанную установку и принялся самолично изучать премудрости игры на барабанах. Его старший брат Марк, который также стал барабанщиком, собрал в 1970-м группу под названием Lover’s Love. Сам же Патрик, будучи еще старшеклассником, собрал со своими однокашниками в 1972 году собственное трио H. Они играли на вечеринках и танцах перед все время растущей аудиторией. Песни пел сам барабанщик и делал это он на английском языке. Да и само трио играло музыку сильно в духе Led Zeppelin и Pink Floyd. Но вскоре оказалось, что его партнеры не могут больше продолжать карьеру музыкантов и он поместил объявление в газету, занявшись поиском гитариста. На объявление ответил Бернар Торелли, который удивтил Патрика своей техникой и агрессивной манерой игры. Патрик знал также бас-гитариста Альдо Якомелли, который вскоре вместе с новым органистом и завершил формирование нового состава H. Группа начала выступать по клубам, привлекая довольно пристальное внимание своим уникальным подходом к переосмыслению творчества хард-роковых коллективов в сторону усложнения мелодической составляющей. Они даже как-то выиграли главный приз на одном из местных состязаний, на котором Патрик познакомился и подружился с перкуссионистом одной ритм-н-блюзовой группы, которого звали Жан-Люк Крема. В 1974 году H все-таки распались. Альдо с музыкой вообще завязал, а Бернар пошел работать в студию к своему брату. Он появился на альбоме группы Visitors и частенько приглашал Патрика в качестве сессионного музыканта для записи некоторых коллективов и проектов. В качестве оплаты Патрик получал бесплатное время в студии, в которое он записал несколько демо-лент, которые рассылал по разным лейблам, мечтая продолжить карьеру сольно. По просьбе Жана-Люка Крема, он также присоединился к одной фанковой группе, параллельно с работой в студии Жана-Пьера Массьера и когда последнему понадобился перкуссионист, он свел его с Крема, которого и взяли на работу. Во время сессий оказалось, что бас-гитарист не соответствует требованиям, и Патрик связался с Альдо, который прекрасно вписался в состав проекта.
Когда весь материал был как следует отрепетирован, Жан-Пьер немедленно начал студийные сессии, используя все свободное время, которое зачастую выпадало на ночные часы. Группа первым делом записала инструментальную основу каждого трека, позже наложив вокальные партии и различные соло. Песни были записаны в несколько дублей, из которых уже выбиралась лучшая версия и начиналось сведение. В конце процесса накладывались звуки меллотрона, а на паре композиций добавлялись и звуки живых струнных. На титульном треке Atlantide Бернар сыграл на ситаре. Это был инструмент знаменитого мароканского певца Салима Халали, который записывался собственный альбом в студии Массьера в то же время, что и парни. А на композиции Rêverie гитара была просто продублирована еще раз. Все музыканты стали бэк-вокалистами. Весь альбом был записан за пять недель.


(c) Алексей "Smarty" Петухов, по мотивам материалов из Internet. Февраль 2009.
Tags: atlantide, france, sympho
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments