Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Categories:

Кентерберийская колыбель. 5. Кевин

Кентерберийская колыбель.
5. Кевин

Примерно в то же время Роберт познакомился с другом девушки, которая ему тогда нравилась. По счастью, они не стали врагами. Более того, они познакомились и вскоре подружились. Его звали Кевин Айерс и этот 16-летний паренек, как и Дэвид Аллен, попал в Кентербери весьма окольными путями. Он родился в Герн Бэе, что несколько северней Кентербери, 16 августа 1944 года. Родители его развелись практически сразу после его рождения. Отец – Оуэн Айерс – сделал карьеру редактора на радио BBC и местном телевидении. Потом он заделался продюсером, но после того, как устроил конфликт с начальством, уехал в Австралию.
Мать Кевина вновь вышла замуж и когда Кевину было 6 лет, переехала в Малайзию, тогда еще колонию Великобритании, где работал ее новый муж. Кевин был настоящим «последним ребенком колоний», как он потом называл сам себя. Он пробыл там три года, но потом мама решила, что ему лучше получить английское образование, и отослала его в Кентербери, где он пополнил стройные ряды учеников школы Джуниор Кинг. Это было на выселках Кентербери, туда, кстати, Брайан Хоппер ходил на уроки игры на кларнете. Кевин в трех словах описывает то время: «Это было ужасно». По возвращению в Малайзию, Кевин поступил в католическую школу, которой управляли португальские и китайские монахи. Однако, мать его была настойчива в своем желании дать сыну нормальное образование, и вновь отослала двенадцатилетнего сына на родину, на этот раз в Сэндон Хаус близ Чельмсфорда, где он и проучился свои следующие четыре года.
Эти мучительные годы окончательно сформировали представление молодого Айерса о британской культуре и образовании: «Прожить столько времени в обществе людей, где все тебе рады и относятся с теплом, а после этого окунуться в ужасный западный мир, где на тебя никто вообще не обращает внимания, в лучшем случае, для меня было шоком». А британская система образования вообще оказалась для него непреодолимой преградой. «Если вы не учились в английской школе, вы не имеете ни малейшего представления о том, насколько это паскудно. В смысле, в это нереально поверить, что там творилось. На самом деле, единственный способ чему-то научиться – это бросить школу». Подобные травмы в школьном возрасте и постоянная смена окружения породили в Кевине непоборимый дух, который сыграет важную роль не только в определении будущего самого паренька, но и многих, с кем он общался.
Когда Кевин бросил обучение в Сэндон Хаус, его бабушка и дедушка настояли на том, чтобы он остался с ними, чтобы направить его в профессиональном плане. Дед его был торговым моряком, а до этого служил радистом на военном корабле. Впрочем, все надежды быстро улетучились в первые же месяцы пребывания в колледже, куда его пристроили. Парень стал общаться с уличной шпаной. Кевину очень нравились они как люди, его прельщала та свобода, что была у них. Как результат, Кевин бросил колледж и стал жить на улице, в заброшенных домах в компании разных парнями и девушками.
Однако, очень быстро Кевин обнаружил, что реалии подобного образа жизни не так радужны, как ему описывали уличные авторитеты. Постоянные облавы полиции, драки и наркотики – это не совсем то, с чем он мог мириться ради свободного образа жизни. Он вспоминает одну полицейскую облаву: «Один из полицейских засунул руку мне в карман и вытащил ее со словами 'ох-ох-ох, да вы посмотрите, что я тут у него нашел?' - у него в руках был пакетик с марихуаной, с которой я в жизни не имел никаких дел. Это была настоящая подстава и беспредел!». Таким образом, Айерс был заключен в центр заключения малолетних преступников в Эшфорде. Однако, по каким-то странным обстоятельствам, его оправдали, когда дело дошло до суда, при одном только условии – он незамедлительно отправляется в места проживания матери. «Так я вновь вернулся домой, где провел еще один неприятный период с матерью, с которой я и до этого не был в хороших отношениях». И он опять вернулся в Англию.
После того, как ему не удалось получить хоть какую-то работу, он подрабатывал кем придется – официантом, помощником продавца в магазине одежды, лаборантом. Однако, мама, не переживай, будущее твоего сына было предопределено, когда он познакомился с девушкой, которая знала Роберта Эллиджа.
Для Кевина Айерса, который был все равно что чужой в своей собственной стране, Веллингтон Хаус был чем-то наподобие убежища. «В то время вся жизнь протекала в доме Роберта, где встретились в одном месте секс, наркотики и музыка. Там меня всегда ждали и были рады. Это были самые странные люди, что вы могли встретить в городе, и они очень любили джаз. Но мы там не только слушали музыку – мы много общались, учились, читали книги. Более того, они любили такие картины и такую музыку, о которой я раньше и слыхом не слыхивал. Я считал, что все это очень круто, а они – очень интересные парни».
Для человека, который честно признавался, что единственной музыкой, с которой он знаком, является «китайский поп Малайзии», столкновение со всей этой новой музыкой было подобно удару под дых. Но больше всего шокировал молодого Айерса Дэвид Аллен, о котором он вспоминал такими словами: «Дэвид был первым хиппи, которого я встречал. Он был битником до мозга костей. И он мог быть очень убедительным. Он много читал, он мог четко выражать мысли. Именно он обратил нас – Роберта, меня и Майка – ко всему этому. В особенности, к американской битнической литературе. И в какой-то момент мы все подумали 'Вау!'. Нет, ну вы представьте себе: только что учились в строгой школе и тут попадаете под влияние такой странной личности, который только и знает, что говорит 'На хрен это, на хрен то, курите гашиш и читайте вот эти книги'. У него всегда было что сказать и у него на абсолютно все была своя точка зрения». Восхищенный подобным уникальным окружением, Кевин начал учиться играть на гитаре. Вскоре, он играл вместе с Робертом, Дэвидом и кто там еще приходил в гости, проводил тьму времени в джэмах и импровизациях, а также, постепенно, начал пробовать писать собственные песни.
Tags: canterbury, daevid allen, great britain, kevin ayers, out bloody rageous, soft machine
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments