Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Category:

Svenska Progressiv Rock, Jazz-Rock, Avantgarde och Psykadeliskt: The Flower Kings

История шведского прогрессивного рока, авангарда и психоделии.
The Flower Kings

Итак, пожалуй что, самые знаменитые и самые популярные представители современного шведского прогрессива. Да, у многих к ним есть ряд претензий, в которых обязательно прозвучат такие термины, как «пафос» и «гигантомания», но мы попробуем заменить их на «эпично и как-то с этим смириться. Как это часто бывает у одних из самых видных представителей какой-либо «новой волны», коллектив The Flower Kings своими корнями уходит в благодатную почву более старой музыки, в данном случае – шведского прогрессива 70-х, когда по стране бушевали ураганы любви к группе Kaipa, в которой долгое время и играл лидер и основатель The Flower Kings Ройне Столт. Туда он тоже пришел относительно опытным музыкантом, но когда он в начале 90-х собирал свою новую группу, то уже числился матерым и даже легендарным музыкантом, «иконой безграничной музыкальной фантазии и вкуса», как его называли журналисты.
Распад Kaipa и последующая «прогрессивная депрессия» 80-х Ройне пережил не то, чтобы стоически, но с музыкой не завязал – занимался продюсерством, помогал записываться разным музыкантам, сам периодически появлялся на сцене, писал собственный материал, который, до поры до времени, скорее складывал в стол, чем пытался его как-то вывести в свет. Все изменилось, когда Пер Линд и товарищи устроили настоящую прогрессивную революцию, в результате которой по всему миру появился определенный интерес к новым группам шведского прогрессива. Конечно, интерес этот не был таким уж фурором, однако, на фоне общего затишья в подобной музыке, эта волна выглядит теперь как цунами. Увидев, каким спросом пользуются пластинки и концерты его соратников по жанру, Ройне тоже решил заявить о том, что он жив и готов активно действовать. У него к тому времени был собственный сольный альбом, который он достаточно активно продвигал в турне, и интерес, который вызывал этот самый сборный проект, подвиг Столта на мысль о том, чтобы оставить проект на постоянной основе. 20 августа 1994 года Ройне, вместе с Томасом Бодином, Майклом Столтом и Хайме Салазаром выступил на местном фестивале прогрессив-рока. Потом к ним присоединился Хассе Бруньюссон. Так, в августе 1994 года появилась группа The Flower Kings, название которой наиболее точно выражает желание Ройне создавать «светлую, добрую музыку, вопреки тем ужасам и ненависти, что творится в мире сегодня» и из всех названий, что лезли в голову, наиболее точно передавало дух хиппи 60-х. В основе названия сольного альбома Столта и титульного трека лежит идея о «Цветочном Короле», которая, впрочем, проходит сквозной тематикой через все творчество группы. Это такой символ, персонаж, олицетворяющий собой природу добра, всего того, что растет, цветет и радуется жизни, надежды.
Достаточно быстро группа написала и записала свою «настоящую» первую работу Back In The World Of Adventures и выпустила в 1995 году его на собственном лейбле Foxtrot Records. Так приходит слава мирская. Здесь нужно отметить, что практически вся работа по написанию новой музыки велась долгое время исключительно Ройне, остальные музыканты, хоть зачастую и приносят какие-то идеи, которые реализуются в процессе работы, но основным двигателем творчества группы всегда был и будет Столте. Сама группа состояла из достаточно известных музыкантов. На барабанах - Хассе Бруньюсон (Samla Mammas Manna) и чилиец Хайме Салазар (игравший у Йонаса Хелльборга), на саксофоне – Ульф Валландер (давний соратник Ларса Холльмера) и в качестве вокалистов – Ханс Фрёберг и сам Ройне, который, при этом, играл еще и на тьме разных инструментов – от гитары до клавишных, хотя основным клавишником группы стоит считать, все-таки, Томаса Бодина, с которым Ройне познакомился еще в далеком 1985 году, когда руководил проектом STOLT, в котором числился и Томас. «Он мне практически как брат. Многое из того, каким вы слышите звук нашей группы появилось благодаря ему», с трепетом отзывается о своем соратнике Ройне. С Фрёбергом же очередь кому петь делится во время процесса написания песни. Если Столт слышит, что тут больше подойдет голос Ханса, петь будет Фрёберг, если же пишет под себя – сам и исполняет.
Описывать, что за музыку играл и играет до сих пор этот коллектив, смысла никакого нет, все ее слышали, но, если вкратце – это единение практически всех достоинств и ряда недостатков прогрессив-рока 70-х (The Flower Kings часто называют еще ярчайшими представителями так называемого ретро-прогрессива), но в более мягком, что ли, формате, и гораздо более эклектичном, чем позволяли себе раньше.
Интерес к коллективу после появления пластинки, несколько вырос, группа стала выступать по стране, людям подобная музыка пришлась по душе, а там, не за горами, появился и второй студийный альбом группы – Retropolis, навеянный идеями Фрица Ланга, которые тот отразил в своем шедевральном фильме «Метрополис». Партии бас-гитары Ройне отдал своему брату Михаэлю, который достаточно приличное время пребывал на позиции басиста группы. Появление этой пластинки оказалось феноменально успешным. Retropolis стал «золотым» и показал, что прогрессивный рок может чудесно продаваться и быть выгодным с коммерческой точки зрения.
А затем, в 1997 году выходит первый из бесконечного ряда двойных студийных альбомов - Startdust We Are. Долгое время Ройне считал этот альбом своим любимым в дискографии группы и его можно понять, материал, несмотря на очевидную затянутость по форме, действительно шикарный, по крайней мере для тех, кто ценит наработки классического прогрессив-рока, не только шведского, но и британского, а также феноменальную виртуозность исполнителей и удивительную стилистическую эклектичность от кентерберийских джаз-роковых кристаллов, до рэггийный ритмов.
Работая над материалом к Startdust We Are, Столт частенько прибегал к помощи компьютера и часть композиций создал подобным новаторским способом. Однако, это не стало традицией и характерной чертой творчества для группы в дальнейшем. Уже для Flower Power процесс сочинения новых песен проходил без вмешательства разных компьютерных программ, а по старинке – с использованием лишь только гитары и фортепиано. Концепция работы над самой массивной композиции пластинки Garden of Dreams, по словам Столта заключается в следующем: «Мы написали композицию длинной в час. Все началось с восьмиминутной наработки Томаса Бодина, на основе которой мы поработали, отталкиваясь от принципа 'Никаких стилистических и временных границ!'. Смысл текста этой композиции заключается в том, что каждый из нас может быть садоводом своей мечты, своих устремлений, того, как повернется жизнь. Если мы правильно разыграем карты, то можем достичь неба, находясь на земле. Но если мы позволим плохим силам прорваться, то мы разрушим наш сад, начнем засыхать и клониться к земле, поэтому 'Не впускайте зло!'. Большинство представителей западного образа жизни старается добиться как можно больше материальных благ. Тем самым мы закрываем дверь в мир духовного. Может нам стоит остановиться? Перестать гнаться за деньгами, властью, популярностью?». Часть Indian Summer этой композиции рассказывает о старении и родителях, а Final Deal, соответственно, о смерти, но не с печальной стороны, а о том, как можно умереть с честью, «ибо смерть – есть завершающая стадия жизненного цикла».
В 1999 году в группе меняется басист. Вместо Михаэля Столта на басе стал играть и играет до сих пор Йонас Рейнгольд, известный и востребованный в стране бас-гитарист, к слову. Уже с ним происходит запись новой пластинки под названием Space Revolver, что появилась в 2000-м году. Эту пластинку частенько называют лучшей для знакомства с творчеством группы и с этим нельзя не согласиться – тут есть практически все (и хорошее, и плохое), чем знаменита группа, а вот своим любимым альбомом называть ее спешат далеко не все фанаты, сходясь, впрочем, на том мнении, что альбом получился скорее хорошим, чем не очень.
Примерно такие же противоречивые мнения от пишущей братии получил и шестой альбом The Rainmaker, что поступил в продажу в 2001 году. Хотя в этот раз оценки ближе склонялись если не к «провалу», то к «посредственному альбому», что, впрочем, не мешало тому, что находились журналисты и фанаты, которые приходили в неописуемый восторг от нового альбома, назвав его резким поворотом по пути к вершине совершенства. Сам же Ройне Столт подобных настроений разделять не спешил, заявляя, что ему больше по душе «живость» предыдущих двух работ, а во время записи The Rainmaker они переборщили с оркестровкой. И действительно, то, что представлено в рамках этой пластинки порой может напугать и оттолкнуть привыкшего к обычной музыке The Flower Kings поклонника. Более того, назвать эти эксперименты удачными или, как минимум, оправдывающими желания не возникает ни на секунду, хотя, конечно, тот факт, что музыканты пытаются как-то пробовать что-то иное, кроме той музыки, в которой они себя зарекомендовали, очень приятен. Впрочем, получается некий парадокс – группу вечно ругают за то, что она играет на протяжении всей своей карьеры одну и ту же музыку, а стоит ей чуть рыпнуться, тут же звучат свистки и крики «лучше так не делайте». Этот альбом, кстати, стал последним, на котором на барабанах играл Хейме Салазар. Далее за барабанную установку сядет Золтан Чёрч, впрочем, эта смена исполнителя, на самом деле, не так уж сильно отобразится на звуке и характере творчества группы
Одним из моментов, которыми выделяется их следующий альбом Unfold the Future, являются тенденции в плане раздела авторского материала в пользу Бодина и остальных товарищей. Оно и раньше, конечно, что-то местами было написано не только Ройне, однако, в этот раз кусок чужого авторства стал размером, позволительным для того, чтобы можно было заострить внимание на этом моменте. С одной стороны, этот подход мог дать замечательные плоды в плане расширения эклектичности материала, что, впрочем, и произошло, если послушать, скажем, пропитанную фанком композицию Genie in a Bottle, посвященную вреде алкоголизма. Но с другой – многие поклонники насторожились, посчитав, что от добра добра искать не стоит, да и последующие релизы отдельных поклонников в подобном подозрении лишь только утвердили. Впрочем, сильно музыка не изменилась. Все те же отсылки к творчеству Yes, ELP и King Crimson, все та же прямо-таки болезненная страсть к огромным размерам (психоаналитикам молчать!), все та же безудержная и, по мнению некоторых журналистов, безвкусная ненависть к раздельному музыкальному питанию и, несмотря на то, что музыка на альбоме оказалась вполне себе целостная и без особых симптомов болезни «лоскутного одеяла», избежать обвинений в «самом противоречивом альбоме группы» пластинке не удалось, а тем, что ты дослушал эту пластинку до конца можно было гордится (ваш покорный слуга, в частности, подобным похвастать не может).
Зато на следующем же альбоме Adam & Eve, который вышел в 2004 году, музыканты развеяли все недоразумения, которые вызывала предыдущая работа. Эта пластинка вообще оказалась редкой для The Flower Kings в том плане, что в основе ее, несмотря на весьма размашистое наименование, не лежит какая-нибудь единственная концепция. Ройне Столт как-то признавался, что этот альбом больше похож на сборник разных композиций, чем подчиненным какому-то стержню пластом. Общего, что есть у таких треков, как A Vampire's View и Timelines не видит даже сам автор музыки. Хотя в рамках общей ретроспективы творчества группы какие-нибудь оттенки общности поискать, при желании, можно. Так, к примеру, открывается альбом гимном Love Supreme, в основе которой лежит любимая тема Ройне – любовь. И пусть все это аккуратно приведено к оттенкам буддистской и индейской культуры, но в основе всего, конечно же, обычная любовь. Так или иначе, работой удалось убедить начинавших сомневаться поклонников и даже самые старые фанаты остались удовлетворены услышанным.
Однако, радоваться прежде времени не стоило. В 2006 году появляется новый альбом Paradox Hotel, который снова инициирует ряд вопросов, сомнений и даже возмущений. Да что там, о результатах получившихся записей во время сессий для этого альбома частично сожалели не только большинство поклонников коллектива и журналистов, но и сам Ройне, который в интервью однозначно заявил, что, скажем, композиция Monsters & Men вообще банально не получилась в том виде, в котором она задумывалась. Маркус Лилеквист в том же духе отзывался о ряде других композиций. Впрочем, оба они соглашались со своими фанатами – на альбоме было несколько действительно чудесных моментов. Молчал, наверное, лишь только Томас Бодин, для которого этот диск стал чуть ли не бенефисом. Так много его в рамках The Flower Kings не было еще никогда. И, да, музыка в плане сложности и проработки аранжировок и размаха вновь на высоте, но осталось ли желание копаться в подобных нюансах не только у завзятых фанатов? Вопрос риторический, впрочем.
Когда пришло время записывать новый альбом, который в конце концов вышел в 2007 году под названием The Sum of no Evil, выяснилось, что Маркус Лилеквист записываться не может – он занят в стороннем проекте. Причем, выяснилось это в самый последний момент, поэтому решили не рисковать и попробовать связаться со своим чуть более старым барабанщиком – Золтаном Цёришем. Речи не шло о том, что он возвращается в группу– просто студийная работа в помощь своим друзьям. Так оно потом и получилось, с 2008 года в группе играет новый барабанщик – Эрик Хаммарстрём. Кстати, обложку для пластинки делал белорус Эд Унитский, с которым Ройне сотрудничал и для пластинок группы Tangent.
Практически все в новой альбоме, включая название, своими ручонками протягивается к предыдущему альбому – Paradox Hotel. Как признавался Ройне Столт, работа над текущим альбомом всегда ведется, держа в уме уже следующую пластинку – c такими уж массивными полотнами приходится работать. В рамках этой пластинки Ройне хотел вернуться к тем идеям и темам, которые были на уме у него в начале истории The Flower Kings – принципы добра, света, любви, в конце концов, он даже планировал назвать новую пластинку Love, но потом решил, что «вселенная вряд ли выдержала бы присутствия на свете еще одного альбома с подобным названием», поэтому остановился примерно на таком же по сути, но несколько более сложным в плане названия. Еще до появления альбома, Ройне обещал, что вернет увлекшийся современными наработками прогрессив в лоно наивного, солнечного и беззаботного арт-рока семидесятых. Кроме того, Столт постарался сделать этот альбом наиболее целостным со времен дебютника, постаравшись отцепить от финальной версии трек-листа, как он выразился, «наименее характерные для звука The Flower Kings» вещи. Многим подобный ход пришелся по душе. С другой стороны – пластинка вышла невероятно предсказуемой. Во времена записи этой работы, Столт остановил все свои сторонние проекты и сосредоточился только на The Flower Kings.
Ройне, кстати, один из редких музыкантов, которые играют прогрессивный рок и не стесняются этого признавать. «Просто для меня прогрессив-рок группами должны считаться те коллективы, которые пытаются найти новые подходы, постоянно примешивают различные музыкальные стили к року».

Ну, и если кто не знает еще, мало ли...

Tags: progressive-rock, sweden, sympho, the flower kings
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment