Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Category:

в проГфиль: Bondage Fruit

Bondage Fruit.

Bondage Fruit – нереально прекрасная группа, важность влияния которой на всю японскую авант-прог-сцену 90-х переоценить невозможно. Проект зародился в самом начале десятилетия из деятельности трех музыкантов – гитариста Кидо Нацуки, скрипача Катцуи Юдзи и басиста Хирохико Оцубо. Вокруг этого ядра вращалось множество разных людей, которые то приходили, то уходили, поэтому свой первый альбом группа записала только к 1993 году. Музыка, которая интересовала этих парней, в основном относится к zeuhl-культуре, которая была взята за основу, по-японски ускорена до убийственных монотонных звуковых ковровых бомбардировок и развита за счет самых разных музыкальных стилистик – этническая музыка самой разнообразной прописки, блюз, джаз, минимализм, рок-музыка, кусочки всего этого можно с легкостью отыскать в подобном винегрете.
На первой пластинке, которая называется Bondage Fruit I (альбомы так и будут впредь называть по номерам), женский вокал представлен в виде двух певиц – Аки и Сага Юк, которые частенько работают дуэтом, поя то в единой мелодической канве, то в контрапункт. Цель первых двух треков пластинки - Holly roller и Arabia no zou – выбить дух из ничего не подозревающего зрителя точными, ритмичными и мощными ударами, монотонно укладывающимися в мозг звуковыми волнами на протяжении десяти минут. Затем в силу вступает чуть более щадящая Kodomo no torokko, со все тем же темпом паровоза на всем ходу, вездесущей скрипкой, которую периодически заменяет акустическая гитара, и ровным покрывалом женского вокала, вгоняющим в транс ближе к концу номера. А вот композиция Rigo резко выбивается из уже наезженного темпа своим ломаным размером, меняющимся ритмом и колючей мелодикой. Виброфон, который в некотором количестве присутствует и на предыдущих композициях пластинки, выдвигается на первый план. Но, Rigo является чем-то вроде лирического абстрактного отступления, следующая же Octopus-command вновь возвращает слушателя в мир буйных ритмов, классического zeuhl-вокала, мелодий, ксилофона и скрипки. Замрет лишь на время в атмосфере одиноких басовых облаков или хрустальных звуках колокольчиков минимализма и вновь ураган скрежещущей гитары, истерично бормочущих что-то голосов и припадков скрипки. После этого музыканты делают вид, что натиск ослабляют до сначала открытой и даже распахнутой в небо композиции Hikou suru ko, а затем и вовсе до акустических гитарных переборов, но все это только ради того, чтобы уже расслабленного слушателя швырнуть в сумасшедшую, идущую на взлет мясорубку Kinzoku no taiji и ровным, но очень тонким слоем размазать по поверхности своего звука. Шикарное завершение шедевральной пластинки от современного zeuhl'а. Там, правда, идет еще контрольный выстрел в голову – наполненный рваными фри-джазовыми саксофонными фразами и ломаным битом гул T-Rex с севшим на последних минутах аккумулятором.
Второй альбом (Bondage Fruit II) записывался тем же составом, за исключением того, что вместо Аки на позиции второй вокалистки замечена Йенг Чанг, которая на первом альбоме появилась лишь только на одной композиции в конце пластинки (ее можно с трудом расслушать во время бури Kinzoku no taiji). Стилистически группа пошла на развитие прежних идей – по прежнему много zeuhl, хотя он порой и подается в более прямолинейной форме, но зато с позиции силы и мощи – альбом вышел самым сильным в дискографии Bondage Fruit.
А после этого группа полностью остается без всех своих чудесных вокалистов. Честно говоря, оставшиеся «инструменталисты» коллектива по началу даже в ступор впали, ведь по их мнению эти отвязные вокализы составляли если не основу творчества, то формировали ту уникальность и выпячивали те плюсы, что были в группе. Но, после непродолжительных раздумий, оставшиеся ребята решили принять этот вызов, собрались, и записали без вокала свой третий альбом, который можно считать, при особом желании, концертным, так как Bondage Fruit III - Récit, появившийся на Maboroshi No Sekai в 1997 году был записан «вживую» одним махом, без дублей. Впрочем, нельзя сказать, что эта пластинка начисто лишена вокала – скрипач Кацуи Юдзи периодически воет и стонет, но, конечно, совсем не в том объеме, как это делали до него. Вся пластинка представляет собой набор импровизаций, исполненных на тему шести идей. В силу этого материал оказался несколько более путанный, смелый и сложный, чем было до и после, однако те, кто искренне любят творчество группы и их необоримую мощь и стиль, отметят для себя этот альбом с нескрываемым удовольствием, хотя назвать его лучшим и самым репрезентативным в дискографии Bondage Fruit сможет не каждый. Большая часть материала вообще выглядит и звучит как бесформенные звуковые зарисовки и пытливые курсовые по нотной архитектуре, а остальное выглядит беспробудным камланием сошедшей с ума стайки магов и шаманов, что в итоге несколько отпугнет, скажем, не совсем знакомого с тематикой слушателя.
Четвертый альбом – Bondage Fruit IV 1999 года – оказался также инструментальным, однако, в плане формы и стилистики, группа вернулась в более привычные края, хотя и тут прослеживаются определенные новые тенденции – стало больше блюза и этнического колорита. Впрочем, гитарные эксперименты по растягиванию звука и работе с психоделическими отголосками третьего альбома с определенной долей четкости можно услышать и тут. Как-то так получилось, что эта пластинка, несмотря на то, что имеет меньше общего с классическим zeuhl, чем это было на первых двух альбомах, является наиболее популярным среди почитателей группы и жанра.
В 2002 году появился следующий альбом – Bondage Fruit V - Skin, который полностью проиллюстрировал отход группы от традиций музыки zeuhl в сторону более атмосферных и мрачноватых стилистических территорий. Более того, в общем материале группы стали четко проступать более популярные в новом тысячелетии звуковые решения от построка. Но это лишь в качестве одной из составляющих. Есть и другие – темные и слегка атональные оттенки авангардного рока и академической музыки, кажущаяся отстраненность психоделии (на альбоме всего два трека, каждый длинной за 20 минут), энергетика zeuhl и так далее. Однако, общего с той музыкой, с которой группа начинала в 90-х осталось очень мало.
Более того, в своем последнем на сегодня альбоме Bondage Fruit VI группа еще дальше оттолкнулась от zeuhl, блюза стало еще больше, а все остальное подчинено хрустальным правилам американского минимализма – все, зачастую, отталкивается от повторяющихся паттернов и исполняется по цикличному принципу. Произошли перестроения и в плане звука. Если раньше виброфон был таким оттачивающим общий колорит и форму выходной музыки инструментом, то теперь он перешел на формообразующую позицию и звучит почти все время, плетя базовую структуру для остальных инструментов. Скрипка перешла скорее в разряд фольклорных инструментов и теперь играет нечто более близкое той роли, какая выпала на долю этого инструмента в таких проектах, как Dirty Three или даже Two Siberians.
Tags: avant-prog, bondage fruit, japan, zeuhl
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments