Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Category:

Personnage: Zakir Hussein

Закир Хуссейн: Принц табла.

Самый популярный индийский перкуссионный инструмент под названием табла лишь в последние пару десятков лет оказался таким вот востребованным. Сейчас его услышать можно где угодно – от рок-оперы до хип-хопа. Однако, до 60-х годов прошлого века, табла, как и ситар или бансури, были, в большинстве своем, уделом лишь только традиционной индийской музыки, на встречу которой руку дружбы протянула находившаяся в вечном трипе психоделическая рок-музыка, не только открыв окно для этой весьма специфической и моментально узнаваемой традиции, но сделав так, чтобы музыка Индии хлынула огромной волной в открытое окно, затопляя все смежные жанры своими точными и изящными формами, а на гребне этой волны мчались ситарист Рави Шанкар, флейтист Харипрасад Чаурасия, скрипач Лакшминараян Шанкар, но что касается табла, то за главного тут однозначно - Закир Хуссейн.
Впрочем, творческая судьба Закира была предопределена еще до его рождения. Есть даже полушутливая теория, что его отец – знаменитый таблист Устад Аллах Ракха – аккуратно выстукивал свои чарующие ритмы на... животе своей беременной жены, когда та еще вынашивала их сына. То есть, паренек в столь густой музыкальной среде не только вырос, но даже, простите, созревал, прежде чем появиться на свет в 1951 году.
Закир выучился играть на табла очень быстро, в 12 лет он уже был уверенным музыкальным профессионалом, спокойно гастролирующим по стране. А в 13 он удостоился чести пообщаться с самим Джорджем Харрисоном, что приезжал в Индию обучаться игре на ситаре у Рави Шанкара. То знакомство с Харрисоном во многом оказало влияние на интересы Хуссейна и его стремление смешивать музыкальные жанры и нести индийскую культуру за пределы своей родины. Но Закир всегда говорит, что в любой его меж-стилистической игре 80% техники составляют именно классическая индийская культура игры на табла. Впрочем, остальные 20 процентов его исполнительской манеры и делают его тем уникальным исполнителем, что известен по всему миру. Так, к примеру, он изучал технику пуэрториканских конго-исполнителей и африканских «говорящих барабанов», так как, по его мнению, при всей ритмической сложности и превосходстве индийских перкуссионистов, они не придают особого значения тоновой раскраске своих кружев.
«Индия – это страна, которая привыкла, что к нам все приезжают учиться, и мы, довольные сложившимся положением вещей, сами ничему учиться не хотим. От этого все наши проблемы. По крайней мере так складывается в музыкальной сфере. И я рад, что нашел в себе эмоциональные силы признать, что мне необходимо дополнительное образование, чтобы достичь тех целей, что я замыслил и я поехал в учиться в Америку. Чтобы развивать дальше индийскую музыку, нужно открыть глаза и посмотреть, что творится вокруг».
Первый раз Закир Хуссейн приехал в США в 19-летнем возрасте, где сразу выдал что-то около полторы сотен концертов за год. Кстати, его первое выступление за океанами состоялось в знаменитом нью-йоркском Filmore East, где он подменял как раз своего отца. А несколько лет спустя, он оказался на страницах всех музыкальных газет, в связи с экспериментами по скрещиванию Востока и Запада. Был еще такой проект - Shakti, который задумал Джон МакЛафлин. Туда входили сам гитарист, индийский скрипач Л. Шанкар, Викку Виннаякрам и, собственно, Закир Хусейн. Интересен и тот момент, что сами индусы были представителями разных музыкальных школ страны – Северной Индии и Южной. Так что смесь та была в себе изначально еще более гетерогенной, чем это кажется на первый взгляд и тем более удивительно, как же так получилось, что результат скрещивания оказался столь целостным и гармоничным, хотя по началу зрители не очень воспринимали то, что им предлагали, а потом МакЛафлин и вовсе ушел заниматься очередной инкарнацией своего Mahavishnu Orchestra, которая приносила значительно больше денег, чем Shakti, просуществовавший в результате с 1975 по 1977 год.
«Играя в таких группах, как Shakti, я смог по другому взглянуть на табла и понять, насколько много на самом деле можно сделать».
Кстати, отец Хуссейна был категорически против участия сына в этом проекте. Хотя потом он признал, что был слишком категоричен. Впрочем, сам Закир объясняет это боязнью отца как музыкального учителя того, что Хуссейн, укатив на другой конец мира, потеряет культурную связь со своей музыкальной родиной, но когда стало очевидно, что этого не произошло, папа смирился.
Семь лет спустя Закир принял участие в слабой попытке воссоединения этого проекта, но получилось подобное лишь только еще через 13 лет, в 1997 году, в Британии, под вывеской Remember Shakti. В той группе играли три «старых» музыканта – МакЛафлин, Хуссейн и Винайакрам, а четвертым стал именитый индийский же флейтист Харипрасад Чаурасия. Ностальгировал коллектив вплоть до 1999 года, когда все это надоело Чаурасии с Винайакрамом и те Remember Shakti покинули. Кстати, новая версия Shakti сильней тяготила как раз к индийским музыкальным истокам, как по форме, так и по содержанию, чем оригинальный состав. Ну и МакЛафлин играл на электрической гитаре, в то время как в проекте 70-х он использовал акустику.
К этому времени Закир Хуссейн уже был известен не только по связанным с лидером Mahavishnu проектам. Свой первый сольный альбом он записал и выпустил в 1987 году, называется он Making Music и был кем-то назван «одним из наиболее впечатляющих работ по смешиванию западной и восточной музыкой». С тех пор он выпустил изрядное количество как сольных работ, так и в рамках самых различных составов.
Еще одним известным проектом была группа Tabla Beat Science с Биллом Ласвеллом и Талвином Сингхом – джангло-ориентированная электронная группа, которая иллюстрировала, как можно удачно обогатить подобную музыку за счет использования «настоящих» инструментов. Подобная идея пришла в голову, естественно, Ласвеллу, остальным же оставалось уповать на его чуткость и понимание того, что он делает.
Кроме того, Хуссейн играл с Микки Хартом (с которым выиграл в 1992 году Grammy), Джорждем Харрисоном, Ваном Моррисоном, Тито Пуэнте, Джо Хендерсоном, Аирту Морейра, Билли Кобэмом, Фароа Сандерсом, Рене Харриссом, Джованни Идальго, в группе Diga Rhythm Band, Sangam и New Orleans Symphony.
В 1992 году Закир Хуссейн создал собственный лейбл Moment! Records, специализирующийся на современной индийской музыке. «Я создал этот лейбл не для себя, а для своей страны. Жизненный цикл альбома любого музыканта примерно следующий: ты записываешь музыку, несешь ее на лейбл, а потом видишь ее на полках магазинов. Все то, что происходит между этими этапами – создание дизайна обложки, текст буклета, как сведен альбом и прочее - мало тебя касается и я считаю, что это не совсем правильно. Вот я и подумал, что было бы неплохо иметь какую-то платформу, на базе которой индийские музыканты могли бы осуществлять больший контроль над процессом создания альбома».
Закир известен также и своим участием в создании музыки для некоторых фильмов, среди которых такие культовые вещи, как «Апокалипсис сегодня» Копполы и «Маленький Будда» Бертолуччи, а также не без него был создан саундтрек для открытия летних олимпийских игр 1996 года в Атланте. Не забывают Хуссейна и на родине, где ему в 1988 году была присвоена награда «Падма Шри», а в 2002-м - «Падма Бхушан» за заслуги перед страной. Вот! А вы говорите...
«Никогда не знаешь, с чем ты столкнешься после и чему придется учиться, но нужно всегда держать ушки на макушке, а глаза открытыми и тогда ты ощутишь все то, что тебе нужно, чтобы научиться чему-либо в музыке. Вот что важно. И это - здорово».


(c) Алексей "Smarty" Петухов, октябрь 2008, на основе материалов Pennsylvania State University, официального сайта лейбла Moment! Records, Metroactive Music и Innerviews.


Zakir Hussain Masters of Percussion
Tags: ethnic, fusion, india, shakti, tabla, zakir hussein
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments