?

Log in

No account? Create an account
Asylum For The Musically Insane [entries|archive|friends|userinfo]
Alexey Petuhov

[ website | progmusic.ru ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Prog LegEnds. Gerard [Oct. 6th, 2008|05:20 pm]
Alexey Petuhov
[Tags|, , , ]

Gerard

Коллектив Gerard является одним из самых известных, хоть и не самых сильных флагманов волны относительно современных японских симфо-прог групп, которые решили, что клавишное звучание – это ровно то, что надо и, по сути, взяли за ориентиры для собственного творчества западную музыку – наработки, в основном, ELP и ряда итальянских коллективов. Однако исполняли ее с таким техническим совершенством, что мало кому уже из европейцев и британцев было под силу повторить подобное.
История группы начинается еще в первой половине 80-х прошлого века, когда в 1983 году клавишник Тосио Эгава собрал под именем Gerard еще троих музыкантов – гитариста и вокалиста Юкихиру Фудзимару, барабанщика Масаки Танимото и бас-гитариста Ясумасу Уотани. Сам Эгава был уже почти ветераном японской музыкальной около-прог-сцены, успев поиграть в таких коллективах, как Rumble, Fromage, Schaherezade и Novela.
Первые концерты Gerard датированы 1984 годом, равно как и их дебютная работа под названием Gerard. Год спустя они выпускают и второй альбом - Empty Lie, Empty Dream. По большому счету, так получилось, что, похоже, на заре своей творческой жизни они записали два самых честных и интересных альбома. И пусть позже группа будет звучать жестче, виртуозней, а потом и эпичней, серьезней, все равно хочется считать именно эти две пластинки квинтэссенцией их творчества. Стилистически работы весьма схожи по своему характеру – созданы они на стыке того прогрессив-рока, что черпает свои силы в мелодичном хард-роке, а также итальянского симфо-прога, что пожестче и, собственно, уже вовсю набравшем обороты британского нео-прогрессива. То есть, особой сложностью парни не тяготились, хотя и умели исполнять пролонгированные, развивающиеся, многочастные композиции, залезая иногда в нестандартные ритмические размеры. В итоге получалось, что музыканты просто упаковывали достаточно простые мелодические решения в нестандартно завернутые (для обычной рок-музыки) и мощные упаковки.
Звук группы, несмотря на обычный набор инструментов, строился вокруг клавишника и лидера группы, который старался в своей манере балансировать между техничным совершенством Кита Эмерсона и пространственно-важными клавишными темами Genesis, разве что в более синтезированном саунде, уместном в середине 80-х. Но, надо признать, подобный фокус оправдывало то, что манера Эгавы играть в две «полноценных» руки, выбирая весьма сочные и объемные решения, позволяла до края заполнять звуковой сосуд группы. Гитарист же Фудзивара был этаким помощником Эгавы, придавая звуку более жесткие и острые края. Он же и пел. Причем, пел оправданно на японском языке, что моментально лишало группу того идиотизма и нелепости, что проскакивает у многих японцев, старающихся петь на английском. Кроме трек-листов, дебютная пластинка отличается от Empty Lie... тем, что она чуть более приглушена и «закрыта» в плане звука, что значительно снижает роль ритм-секции в музыке, второй, соответственно, альбом как-то в этом отношении получше звучит.
Самое смешное в этом то, что на следующий год группа просто распадается. Эгава присоединяется к хэви-метал группе Earthshakers, а Фудживура - к супер-группе Vienna. Так проходит несколько лет, пока в 1990-м году группа возрождается, но уже с новой ритм-секцией: Тосими Нагаи на бас-гитаре и Кота Игараси на барабанах. Этот состав выпускает в 1991 году третий альбом - Irony of Fate, слушая который, понимаешь, что годы, проведенные Эгавой в обществе металлистов даром пройти не могли. В стилистике группы явно прослеживалось тяготение к хэви, местами выражавшееся в более "вызывающем" подходе в подаче материала, а местами в банальности балладных песен, впрочем, и получилось-то не особо тяжело, практически все время проскакивают явные заскоки в поп-музыку, в тот самый пресловутый j-rock.
В 1992 году Эгава поучаствовал с Теруцугу Хираямой в реюньоне группы Scheherezade. Эгава к этому времени разочаровался в работе с Фудзиварой и следующий альбом, появившийся в 1994 году - Save Knight by the Night - вышел уже под заголовком "Toshio Egawa's Gerard". Фудзивара над пластинкой работал, но в этот раз только в качестве певца. Эгава не планировал его заменять на кого-либо еще. В его мыслях было играть музыку, целиком опирающуюся на клавишные, что стало поворотным моментом в истории группы, хотя в паре мест гитару на этой пластинке услышать еще все-таки можно, но воспринимать это следует как анахронизм. Альбом, кстати, получился весьма неудачным, несколько странным и даже в каком-то смысле нелепым.
В итоге, Gerard снова распускается, Эгава не скрывал, что продолжает увлекаться хэви-металической сценой в общем и проектом Earthshakers в частности, хотя все последующее время он периодически высказывался на тему, что не прочь бы возродить Gerard, но на этот раз в качестве чистого трио без гитары. Это происходит в 1996 году, когда Эгава, вместе с молодыми выходцами из металлической среды - барабанщиком Масухори Гото и басистом Атсуси Хасегава - записывает The Pendulum, на котором были размещены новые композиции, за исключением двух старых номеров. Для того, чтобы добиться большего успеха у западной публики, на пластинке пел канадский певец Робин Сачи. Сам же альбом обладает наиболее "тяжелым" звуком, но получился в чем-то поприличней предыдущего и воспринимается в более выгодном свете за счет более грамотного баланса звука. В связи с этим, эту пластинку можно воспринять как "возрождение" группы, да и альбом вышел, в отличие от предыдущих, также и во Франции, чем занимались, естественно, люди из Musea.
В том же коленкоре была разработана и следующая пластинка группы 1997 года Pandora's Box. На этот раз, правда, группа обошлась полностью собственным репертуаром. Основываясь на предыдущих нововведениям, группа набралась опыта и взаимопонимания, однако, когда это было достигнуто, стало очевидно, что играть-то уже, собственно, и нечего. Начались самоповторы, увеличился процент проходного материала, все стало как-то более скучно и предсказуемо, хотя в плане исполнения никаких нареканий по прежнему предъявить было нельзя.
Очевидно, что при дефиците нового собственных идей, группа была вынуждена искать спасение в двух логичных направлениях - переиздании старого материала и концертных записях. Так, в 1998 году появляется японский мини-cd сборник под названием Evidence of True Love, а также мьюзеевская компиляция Meridian, куда были включены композиции почти со всех предыдущих альбомов. Часть песен, впрочем, была перепета Робином Сачи или переиграна в более плотном и современно ключе, вызвав одобрительный гул у прослойки новой поклонников коллектива.
Одновременно в Японии и Франции была выпущена и концертная работа Live in Marseille, записанная по мотивам выступлений в этом французском городке, куда группа приезжала не только со своими лучшими номерами, но и с композицией "La Conquista della Posizione Eretta" от Banco. Впрочем, говорят, концерт был не только удачным в плане музыки, но еще и красивым.
А новый материал поклонники получили только на стыке тысячелетий, когда в 2000 году появился альбом Ruins of a Glass Fortress. Решить проблему острого недостатка музыкальных мыслей, Эгава решил путем усложнения формы, создав настоящий концептуальный диск о двух частях. Это решение было принято в пишущей братии на ура и пластинку тут же многие поспешили наречь пиком творчества. На самом же деле, если отбросить всю эту пафосную эпичность, ничего экстра-нового они так тут и не показали, равно как и на следующем альбоме 2002 года, который называется Sighs of the Water. Застоявшиеся на месте музыканты, которые никак не могут смириться с тем, что ничего больше сочинить у них не получается. Учитывая и сомнительность их прежних достижений, все это было несколько печально.
Никакого оптимизма не вызывает и последний на сегодня альбом группы The Power Of Infinity, вышедший в 2004 году. Да, это попытка вернуться несколько назад по реке времени, да, все звучит несколько живее и энергичней, чем обычно, но принес ли альбом что-нибудь положительно новое, отличающееся хотя бы от наработок самих Gerard? Вопрос весьма и весьма спорный.
Впрочем, все не так уж и прискорбно, как может показаться на первый взгляд. После выхода этой работы, коллектив покидает Масухиро Гото (он уходит к вечным коллегам Gerard по жанру - землячкам из Ars Nova) и вместо него в группе теперь играет Кенити Фудзимото. Как знать, может быть это к чему-то, да приведет?


Gerard - Empty Lie, Empty Dream (2007)
linkReply