Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Svenska Progressiv Rock, Jazz-Rock, Avantgarde och Psykadeliskt: Начало 80-х

История шведского прогрессивного рока, авангарда и психоделии.
Швеция, начало 80-х.

Начались 80-е. Как и во всем мире, это время в Швеции было ознаменовано всплеском интереса к музыке панков, а также популяризации и приход элементов фанка не только в поп, но и в джаз и даже рок музыку. Но, в первую очередь, это отразилось на около-блюзовой сцене. Записавшая свой единственный альбом в 1980-м году группа Yalsa Band показала, насколько уместно в новом десятилетии звучит фанковый грув, хотя при этом постаралась остаться стоять на блюзовой территории, той, которая больше повернута к народу. Многие из уже действовавших музыкантов также приняли на вооружение этот оказавшийся внезапно востребованным арсенал.
Не смогли устоять перед наступлением фанка и представители джазовой музыки. Взять, к примеру, появившуюся из среды стокгольмского джаза группу Occident, ведомую Кристемом Линдстремом, которые записали в 1981 году единственный альбом, в которой, на основе как раз фанковых и боссанововских ритмов, они устраивали весьма себе такие смелые солирования, позволяя себе порой даже авангардные оттенки. Кстати, если прислушаться, то можно уловить также и эстетику панковой музыки равно как и политического контекста, впрочем, он практически весь заключен в первом треке, да и панка там лишь намеки.
Более уместным в плане экспериментов, связанных как раз с панком, стоит упомянуть группу Bostonvärk, которая отличалась от всего того, что функционировало в то время в стране тем, что вместо пения использовала речетатив, в обильном количестве зачитывая тексты своих «песен» под музыкальное сопровождение из весьма интересного сплава, состоявшего в равной части из панковского бедлама, полу-индустриальных звуков и очевидной фольклорной интонации, создавая весьма странную, но интересную картину. Примерно в то же время начали выходить на сцену дожившие до наших времен представители совсем уж экзотической на то время направленности – рэгги-рока – группа Dag Vag. Эти, кстати, начинали тоже откуда-то из полу-панковой среды, постепенно изменяя характер своей музыки на менее вызывающий и более расслабленный, как раз с признаками рэгги.
Кроме того, в 80-м начал свою активную деятельность весьма известный шведский экспериментатор-композитор Карл Михаэль фон Хауссвольф, родившийся в 1956 году в Стокгольме, который прославился своими работами магнитофоном, на который он записывал звучащие инструменты и художественно проигрывал их обратно. Кроме того, он активно разрабатывал различные аудио-видео инсталляции и перформансы. Впрочем, в 1980 году он написал две работы, записать которые собрал целую группу музыкантов. Проект назывался просто Hausswolff, работы – Bark и Is, они были объединены на одной пластинке и расположены каждый на своей стороне. Общего с его привычными «дроун»-экспериментами того периода там не так уж много, стилистически это скорее в сторону психоделического и экспериментального рока с обильным даже не вокалированием, а, как и в случае с Bostonvärk, зачитыванием текстов.
Всем, кто не только внимательно следил за недолгой историей чудесной шведской группы Atlas, но и был недоволен невероятно малым количеством музыки, что они записали, стоит обратить свое внимание на еще один проект, записавший, правда, тоже всего один альбом в 1982 году – Mosaik. Дело в том, что это практически полный состав группы Atlas, за исключением одного из двух клавишников – Бьорна Нилсена. В целом, музыка этой группы была одним из редких глотков чистого и приятного воздуха прогрессив-рока, который вымирал как класс не только во всем мире, но и в Швеции, где многое (например, психоделия) происходило с опозданием в несколько лет.
Впрочем, точно классифицировать музыку Mosaik нереально. Тут можно услышать и привычный для прежних Atlas прог-рок в духе Camel/Focus (к примеру, композиция Björnstorp) и прямо-таки полноценный фьюжн с в ярких и насыщенных цветах (13-минутная прекрасная Re-Båpp), и простые песни под гитару (Tiden Bara Går), и фортепианный импрессионизм (которым была заражена музыкальная сцена их соседей из Норвегии с тех самых пор, как некоторые норвежские музыканты поработали с Китом Джарреттом), и даже прямо-таки чуть ли не задумчивое барокко. Однако, при такой полистиличности, у музыки была одна объединяющая черта – меланхолия, насквозь пропитавшая весь материал. Но не упадническая и самодостаточная, а креативная, подталкивающая к созиданию того, что накопилось на душе. Наличие такой музыки в то время, даже, а может быть и особенно, на фоне общего смещения тектонических стилистических плит в музыке Швеции, попахивает если не героизмом, то поступком, достойным уважения. Да и, если честно, и в лучшие для подобной музыке времена, эта пластинка была бы востребована и заслужено обласкана приятными словами не меньше. Так или иначе, пластинка, как и у Atlas, была, увы, одна.
В остальном же, музыкальная сцена начала 80-х, связанная с прогрессив-роком, была в некотором относительном коллапсе. Новичков появлялось немного. Были Opus Est, которые начинали еще во второй половине 70-х с фьюжна, но в 1983 году записали самый натуральный симфо-проговый Opus I. Они еще долго просуществовали, но новых студийников так от них и не дождались. Появлялись и различные группы на флангах интересной музыки, но, конечно, общий объем и качество даже по сравнению с концом 70-х не сравнимо.
Да и из старичков – распалась Zamla, музыканты которой некоторое время тешились сольными альбомами, а в 1982 году Хольмер собрал коллектив Von Zamla. Впрочем, это уже ближе к международному сотрудничеству шведских музыкантов, хотя проект был чертовски интересным. Весьма занятными были также и группы, которые выпускали пластинки на Bauta Records и большей своей частью были проектами Ларса Йонсона. Это также стилистически относилось к авант-року/авант-прогу или даже RIO, как и творчество хольмеровских проектов, хотя общего у них было, конечно, не много. Но эти действовали вообще почти полностью подпольно, не имея такой аудитории и признания.
Но обо всем этом речь уже была, равно как и о самом главном событии в истории шведского прогрессива – появлении коллектива Isildur's Bane, группе, которая появилась как раз примерно в это время и показала всем, что прогрессив рок рано посчитали мертвым. А там, и вовсе дело пошло веселей.
Tags: 80s, bostonvark, hausswolf, mosaik, occident, opus est, sweden, swedish progressive, yalsa band
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments