Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Category:

В PROфиль: Stomu Yamashta/Go

Стому Ямаста: Играя в Го.

Стому Ямаста. Японский перкуссионист, прославившийся своими работами за пределами родины. Вообще, человек он очень разноплановый. Ездил с гастролями с Чикагским Камерным Оркестром, работал в джаз-роковой группе Come to the Edge, записывался с Гансом Вернером Хенце и Максвеллом Дэвисом – это трио стало, кстати, одним из первых в творчестве Ямасты и первый раз было записано в 1972 году. Кроме того, на его счету, конечно же, мультимедийные работы The Man From The East и Raindog, а так же партитура для постановки Shukumei Британского Королевского Балета. Его музыку можно услышать в таких фильмах, как «Дьяволы» Кена Рассела и «Человек, который упал на Землю» Николаса Роуга с Дэвидом Боуи. Но центральное место в его творческой жизни занимает проект Go.
Сам Ямаста, родившийся в Киото 15 марта 1947 года под именем Ямасита Цутому, учился музыке в музыкальном колледже Беркли, что в Бостоне. В 1971 году он записал свою первую работу, которая называется Red Buddah. Это полностью сольная работа, с которой он выступал, исполняя музыку в одиночку на перкуссионных инструментах.
Впрочем, наиболее известным проектом Ямасты является супер-группа Go, в которой, кроме него, также играли британский клавишник Стив Винвуд, джазовый гитарист Эл ДиМеола, немецкий гений синтезатора Клаус Шульце и барабанщик проектов Сантаны Майкл Шрив. Вместе эти музыканты выпустили три пластинки – Go в 1976 году, концертную Go Live In Paris того же года и Go Too уже без Стива Винвуда на следующий год.
Этот проект сам Стому называет попыткой создать поп-классический эпик без стилистических рамок. Конечно, практически каждый, кто пытается сочинять, мнит себя творцом и основателем чего-то нового, а тот, кто при этом придумает какую-нибудь тему, то тут же заявляет, что это концептуальная работа. Однако, в отношении пластинки «Go» всё совершенно обосновано. Ямаста действительно умудрился создать гигансткую по размаху поп-рок-работу, лишенную стилистических рамок, в которую гармонично вплел различные элементы серьезной академической музыки и джаза. «Все предыдущие проекты и группы были для меня всего лишь практикой для этой работы», говорит он.
История или, если угодно, концепция пластинки, повлияла на все то, что Ямаста будет делать в будущем. Она стала базовой основой для всех его мультимедийных экспериментов, работ с мимами, балетными труппами, электронными эффектами, все дальше и дальше исследуя рок-театральное поле, на котором Стому. Очень важно, что этот альбом появился тогда, когда «вещи стали меняться», как выразился Ямаста, «посмотрите на то, что делают Штокгаузен или Хенце, они не чураются поп-музыки и следят за ее развитием».
Чтобы записать «Go» прибыли музыканты со всего мира. Эта работа стала также важной точкой в творческом пути для еще как минимум двух музыкантов – Стиви Винвуда и Майка Шрива. После распада группы Traffic, Винвуд вел почти затворнический образ жизни. По крайней мере, на публике он не появлялся, потихоньку изучая африканскую и пуэрториканскую музыку. И только на этой пластинке он вновь заявил о себе, сыграв партии на электро-органе, гитаре и немного попел своим дивным голосом. Да и для Майка Шрива этот проект стал поворотным пунктом в его карьере. Уйдя из группы Сантаны, он некоторое время занимался сольным творчеством и вот собрал собственную группу Automatic Man. Вместе со Стиви, они часто разговаривали с Ямастой о музыке, пока тот не сказал, что задумал проект, «в котором были бы все мы» и название ему придумал – Go. Чуть позже к ним присоединился ДиМеола и Шульце. На басе в проекте играл бывший коллега Стиви Винвуда по группе Traffic - Роско Ги.
В результате появилась работа, которая отразила эхо от таких явлений, как Weather Report, Майк Олдфилд, Штокгаузен, Pink Floyd, Tangerine Dream, а также босса-нова и соул-музыка. Осталось место и для того, чтобы свои таланты в полной мере смогли раскрыть как Стиви Винвуд, так и Эл ДиМеола.
В целом альбом воспринимается скорее как целостная композиция, чем как умелое попурри. Чтобы создать подобного рода музыку при участии таких разных по сути музыкантов, требуется организаторский дар и дипломатические способности. Перед тем, как пойти в студию, Стому организовал вечеринку, на которой крутил космические фильмы NASA и обсуждал со всеми свое видение будущей работы. Как композитор, он тщательно проработал настроение и атмосферу каждой составляющей части пластинки, но при этом позволил музыкантам импровизировать по ходу записи, зная заранее стилистику и сильные стороны каждого участника проекта.
История, которая лежит в основе альбома, берет свои корни из игры «го», которая является, по словам Стому «игрой возможностей, случайностей и абстракции с небольшим набором правил». Она как раз на тему столкновения противоположностей, смешивающихся реальности и фантазии, перерождении через страдание; поражении, которое становится победой. Как и всегда у Стому, темы для всей работы сами по себе абстрактны и представляют собой набор музыкальных эпизодов, которые, к слову, хороши и сами по себе. Главная проблема во всей концептуальности альбома заключается в том, что история начинается с начала второй стороны пластинки и заканчивается в конце половины первой. Нужно это не забывать.
Итак, история начинается (на второй стороне!) где-то в далекой-далекой галактике, пьесой Space Requiem и плавно переходит в композицию Space Song. Стому и Клаус Шульце собрали целый арсенал из синтезаторов и электронного оборудования, жена Стому – Хисакко – играет тут на скрипке, а настроение (сильно напоминающее средний период в творчестве группы Pink Floyd) пышет своей грандиозностью и несется сквозь космическое пространство. Кромешная тьма, груда телевизионных мониторов, фильмы NASA, которыми Ямаста настраивал музыкантов.
Из самой глубины космоса, одна звезда появляется в поле видения и несется во весь опор, пока с грохотом не приземляется. Композиция Carnival с нарастающими барабанами, диссонантными звуками, пробивающимися сквозь всполохи меди, настроение «Весны Священной» Стравинского. Пляски и праздник со сменяющимися кулачными боями, борьбой и кун-фу, в котором чемпиону по имени Курата бросает вызов мистический воин Фу-Сень, который моментально обращает поражение в полную победу, укладывая чемпиона на лопатки и ослепляя его во время схватки. Этот момент отображает быстрая, агрессивная, рок-композиция Ghost Machine, на которой поет Стиви, а Эл ДиМеола виртуозно играет на гитаре. Поражение Кураты также освещено в двух балладах – пасторальной и мелодичной Time is Here, песне о перерождении и восстановлении из предсмертного состояния, а также быстрой Winner/Loser, которая также эхом откликается на тему изменения, победы и поражения, идущих рядом. Обе – отличная возможность еще разок послушать чудесный голос Винвуда.
Во второй половине этой истории (первая половина альбома) тема становится несколько более абстрактной. Побежденный Курата теряет всю свою силу, свой статус, свою любовь и, чтобы вернуть все, он отправляется в сумрачные области 'природы', как в физическом, так и в ментальном смысле. Это дикие области, где он встречает птиц и животных, а также черного человека, который показывает ему, что даже слепота не может помешать жить во враждебной окружающей среде. Через страдания и желание выжить, пройдя, так сказать, через огонь, наш герой становится неуязвимым. Музыкальная стилистика в этом месте вновь меняется. «Это как балет», говорит Стому. Оркестровая, пасторальная Solitide заканчивается в небольшой балладе под названием Nature, чтобы затем попасть в более космическую, парящую, синтезаторную пьесу Air Open с голосом Винвуда, и еще одну крепкую балладу Crossing the Line («пересекая линию»). «Линия» в смысле – граница между реальностью и фантастическим/мифическим миром природы, в котором Курата находит свое восстановление.
Пересекая границы «реальности» по пути назад, слепой Курато теперь достаточно силен, чтобы без проблем повергнуть Фу-Сеня. Поражение обернулось победой, тема празднования следует в композиции Man of Leo, отличающаяся привкусом соула, джаз-рока и босса-новой. Вновь поет Винвуд, а Эл ДиМеола играет на гитаре.
Праздник стихает и история завершается, уводя события с земли и возвращая зрителя туда, где все начиналось – в глубины далекого космоса. Симпатичный джаз-рок сменяется синтезаторами Шульце, а потом, со звуками колокольчиков, возвращается к тематике космоса и дребезжанию электронных ритмов в трека Stellar и Space Theme. Это конец круга истории Go.


август 2008

Tags: go, japan, jazz-rock, pop, stomu yamashta
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments