Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Category:

LegEnds. Blast

Blast. Эндоскопия атональных наслоений.


В 1989 году в Голландии появился один из самых нестандартных для страны коллективов – группа под названием Blast. Появись он у соседей бельгийцев или тех же французов – вопросов бы вообще никаких не было. Но группа такого уровня, формата, подхода и настроения – явление в рамках страны практически уникальное. Со временем, в процессе музыкальной эволюции коллектива, это удивление и даже восхищение только росло. Дело в том, что коллектив Blast играл и играет весьма суровую, авангардную музыку, начинавшуюся как некая академическая настройка над авант-прогом и RIO, позже набравшейся свободной импровизации и практически избавившейся окончательно от составляющих рок-музыки.
Первая пластинка Blast под названием Purist Sirup вышла в 1992 году на местном лейбле Vonk и что она из себя представляет, можно догадываться только интерполируя развитие всех последующих пластинок, так как тираж был очень маленький и на сегодня, насколько известно, переиздания не было. Единственное, можно рассказать о составе. Это был квартет – Дирк Бруинсма (бас и баритон-саксофон), Вим ван дер Мас (альт-саксофон и кларнет), Франк Крейнс (гитара) и Рууд ван Хелвет (барабаны). То есть, по сути, ядро группы и ее структура обозначены четко и надолго. Однако, сложно сказать, какова бы была дальнейшая судьба коллектива, если бы на него не обратили внимания люди с главного оплота мирового авант-прога - лейбла Cuneiform, которые взяли их под свое крыло.
Свой первый на этом лейбле альбом Blast выпустили в 1995 году и называется он Wire Stitched Ears. Записывали его в основном вчетвером. Те же Дирк Бруинсма (бас, баритон-саксофон, орган, вокал), Вим ван дер Мас (баритон-кларнет, саксофон), Франк Крейнс (гитара) и Джим Менесес (барабаны). Сразу, что выделяло группу - их музыка отличалась определенной сжатостью. Вместо солирования музыканты, особенно духовики и гитарист, буквально «выплевывали» музыкальные фразы, зачастую атональные к общему мелодическому направлению. Даже продолжительные саксофонные соло выглядели как коллаж отдельных паттернов, как набор фигур на картине кубиста. Ритм бешено скачет из одной нестандартной колеи в другую. Общая стилистика находится где-то внутри бермудского треугольника: нью-йоркский колючий даун-таун Curlew – угрюмый и суровый поздний Henry Cow – невероятные формы Univers Zero/Present, но при этом обладает собственным, узнаваемым обликом. В плане звука, даже из состава очевидно тяготение к нижнему регистру, что укрепляется обильным и жестким звуком бас-гитары и крепко примоченной гитары электрической, которая, очевидно, родилась с оглядкой то ли на Роберта Фриппа образца середины 70-х, то ли на Ника Дидковски из группы Doctor Nerve. Однако, несмотря на столь пугающую атрибутику, на этом альбоме Blast играют мелодичную музыку, пусть даже для этого им пришлось создать собственную мелодическую систему координат, но в рамках ее, группа функционирует на загляденье безупречно, играя просто прекрасно, хоть и не очень просто. Есть вокал. Но его мало и он достаточно специфичный, что отлично укладывается на всю инструментальную неровность альбома.
Вторая пластинка на Cuneiform и третья в общем зачете Stringy Rugs записывалась уже в наполовину измененном составе. На барабанах играл ни кто иной, как человек и пароход Дэйв Керман, а в качестве саксофониста – Эдвард Капель. Более всего бросается в глаза смена барабанщика. Если Менесес на прошлом альбоме барабанил больше в таком себе «straight»-виде, то есть, в основном, несколько прямолинейно, четко и уверенно, то тут слушатель сталкивается со сложным кермановским подходом, мало имеющий общего с подобными делами. Вместо этого - резкие, внезапные броски, изящное и изощренное избиение барабанной установки и, конечно же, любимая фишка Дэйва – обильное использование разнообразной и нестандартной перкуссии, что еще больше вытаскивает его с плана «поддержки солистов» до уровня полноценного участника безобразий, что творит группа. Замена саксофониста не так радикально сказалась на звуке и исполнительской манере. Все-таки, тут еще и Бруинсма много играет и определяет, что и как должно быть сделано. Так что, рваные и короткие фразы присутствуют в полной мере. В остальном же звук также не претерпел изменений – выделяющийся бас и гитара, которая скорее не солирует, а размахивает в приступе безумия кистью, представляя себя Винсентом Ван Гогом. Правда, чтобы уж совсем закончить с составом, нужно отметить, что если на Wire Stitched Ears в качестве гостевых музыкантов присутствовало лишь двое и один из них был вокалистом, то тут поработала целая толпа народу, в основном духовики. Однако, впечатления сумбурности и каши нет, да и вообще, если не смотреть в буклет альбома, то о таком обильном привлечении дополнительных сил сроду не догадаешься.
Впрочем, это уже звоночки к тому, куда двинутся дальше чудесные голландские кудесники авант-рока. Да, пока это – рок музыка, злая, жесткая, местами грязная, необузданная, резкая, громкая, электрическая и вызывающе-мрачноватая. В плане настроения получилось еще мрачней, чем раньше и предыдущая пластинка теперь кажется жизнерадостной одой солнцу. Вокала тут еще меньше, чем раньше, но он в таком же духе – скорее похожий на декламацию стихов, чем на пение. В отношении стилистики, группа еще прибавила в плане закрученности и сложности, особенно это касается крадущихся и потенциально опасных медленных моментов, вроде того, что творится в первой половине Communifade или середине Bouncing. Казалось бы, ухо только привыкло, а сердце уже полюбило Wire Stitched Ears, как музыканты еще поддают угля в пекло безумной атональности и кривейшего ритма. И ведь получается-то восхитительно, с ужасом соглашаются и уши, и сердце. Такое ощущение, что Blast смогли найти ту грань авангардного рока, за которым творится хаос и месиво и ходят по ней, как сторожевые псы, восхищая своим профилем и осанкой. «Дадаистский камерный рок», так их обозвал журналист Alternative Press. «Я никогда не видел Henry Cow, но зато я был на концерте Blast, так что, я знаю, что такое RIO», в восторге заходился Билл Элсворт.
На следующем альбоме (A Sophisticated Face) Blast двинулись семимильными шагами по дорожке chamber-rock от точки «rock» к точке «chamber», порой выдавая настоящий академический авангард, хотя рок-атавизмы в плане звука присутствуют на протяжении всей работы. Впрочем, и бас-гитара, и электрическая спрессованы еще сильней, чем прежде, и вперед выдвигаются духовые инструменты, которых теперь несравнимо больше и играют они теперь по несколько одновременно. Многое определяет также и очередная смена барабанщика. Франк Лоркович играет совершенно не похоже на то, как делал это Керман на Stringy Rugs или, тем более, Джим Менесес на Wire Stitched Ears. Лоркович скорее проходит по ведомости перкуссионистов, играя целенаправленно, изощренно и разнообразно, совершенно не мучаясь вопросами ритмики и «поддержки солистов», о чем вообще смешно говорить в ракурсе творчества Blast, а уж при обсуждении этой работы и подавно. В остальном же, состав группы остался прежним. Точней, его ядро, которое написало всю музыку – гитарист Франк Крейнс и саксофонисты Эдвард Капель, который больше как альт, и Дирк Бруинсма, который скорее в сторону баритона, на этот раз полностью и окончательно снявший с себя обязанности басиста, которые взял на себя Пад Конка, кстати, написавший последний номер программы. Остальные музыканты – приглашенные, но их много и не только в плане количества, но и качества - таким обильным, сложным и запутанным музыка Blast до этого еще не была. Однако, несмотря на все эти стилистические и составные изменения, а также очередной виток усложнения материала, музыка остается узнаваемой. Это же касается и общего настроения пластинки, которое стало, как кажется, еще более мрачной и удушающей.
Окончательное перерождение коллектива произошло в 2003 году, когда британский лейбл Криса Катлера Recommended Records выпустил пластинку Altra Strata (или, иногда можно встретить написание Altrastrata), ознаменовавшая очередную смену барабанщика, а также новый уровень музыкальной стилистики творчества и недосягаемый ранее пласт сложности. Все это, конечно, завязано друг на друге. Музыканты уже и сами не скрывали, что новый альбом мало что связывает с их более ранними работами, даже переименовали коллектив – теперь он называется Blast4tet. На месте барабанщика сел Фабрицион Спера из коллектива Ossatura, игравшего авангардный джаз. Именно он и стал главным мотором, на котором остальные музыканты, к слову, те же, что и на предыдущем альбоме, то есть Бруинсма, Крейнс и Пад Конка, двинулись к новым стилистическим бурунам. Как результат, музыка, при всех своих прежних характеристиках, стала базироваться на неком варианте... камерного фри-джаза, если угодно, найдя, как сегодня кажется, тот самый баланс между композиционным материалом и спонтанной музыкой, который они искали более десяти лет. Впрочем, лучше надеяться, что точный паритет не найден и музыканты займутся дальнейшими поисками, чего бы для них и нас этого ни стоило.
Tags: avant-rock, blast, chamber-rock, dutch, free-jazz
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments