Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Category:

Свободная импровизация Швеции (3)

Свободная импровизация Швеции от Томаса Милрота
Часть III

Ветеран джазовой музыки, баритон-саксофонист Аллан Олссон был одним из музыкантов группы GL Unit. Он, в свою очередь, вместе с барабанщиком Суне Спангбергом основал в марте 1971 года коллектив Iskra, не подозревая, что в Британии существует коллектив с подобным названием. Шведы взяли за основу «имя» большевистской газеты ровно по той же причине, что и англичане – они хотели отразить смесь как музыкального творчества, которое должно было порождать пламя, так и своих политических убеждений. Так или иначе, спрос на импровизационную музыку в стране был очень низким. Играть было негде. Iskra стали сотрудничать с небольшим стокгольмским театром под названием Teater 9. Именно там и тогда началась музыкальная серия Oppen Musik («Открытая музыка»), которая стала центральным музыкальным событием, так как подразумевала открытость к сотрудничеству с самыми различными формами музыкальной выразительности. К выступлениям группы Iskra присоединялись Бернт Розенгрен, джазовая группа с турецким колоритом Sevda, трубач Монгези Феза, певец Ян Гаммарлунд, джазовый коллектив Rena Rama и многие другие. В рамках этих серий дали около двадцати концертов, пока в 1973 году проект не завершился. В тот же год Филип Варен ушел из группы Iskra.
В основе музыки группы Iskra были заранее созданные темы, но места хватало и на пассажи в свободной тональности, ритмическое взаимодействие на основе перкуссии и шумовых инструментов, а также чудесные неподвижные моменты с использованием амадиндана (такого огромного африканского ксилофона), веселые интерлюдии и зов сирен из азиатских культур. И это при том, что начать играть музыканты могли вполне себе вежливо и задумчиво. Суне Спангберг был, да и является до сих пор, очень аскетичным перкуссионистом, практикующим длительные паузы. Аллан Олсон был более старой закалки, долго играл бибоп и предпочитал длинные, лиричные партии, иногда раскрашенные шведской народной музыкой. Он выжимал из своего баритон-саксофона, казалось, все, на что тот только был способен. Еще один саксофонист группы - Йорген Адольфссон – умел играть как непредсказуемой флейте, так мог и резать слух на саксофоне. Иногда брал в руки и электро-гитару, и тогда он переворачивал с ног на голову все представление о гитарном звуке. Вообще, Iskra, много экспериментировали. Они чередовали ритмические моменты, когда все были сосредоточены вокруг звука амандины, с веселыми и весьма раскрепощенными минутами, когда группа вела себя так, будто это один инструмент.
Саксофонист Йорген Адольфссон был одним из самых главных персонажей того времени в шведской импровизационной музыке. Его обширные познания позволяли ему служить как посредником для творческого объединения различных музыкантов, так и поддержкой для молодого поколения. Он был и является до сих пор коллективным исполнителем, который мог бы стать одним из самых выдающихся солистов свободной импровизации. Это можно понять, когда в один из редких моментов он начинал солировать. Коллектив Iskra выпустил несколько чудесных альбомов – Jazz I Sverige (1975), Allemansrätt (1977), Besvärjelser (1979) и Fantasies (1983). Но больше они выступали «живьем». Мощная, трансовая магия определяла большинство их выступлений и в записи оставила лишь след. Последняя пластинка - Luft, появившаяся на CD была записана трио Адольфссон-Хаапала-Спанберг.
Группа Iskra входила в союз под названием Ett Minne För Livet («Воспоминание длинною в жизнь»), где числилось много самых разных музыкантов. Этот союз служил домом для самой разной музыки – африканской этнической, шведской, американской, бибоповой. Были там и сторонники свободной импровизации. Дон Черри, когда жил и работал в Швеции, проводил там очень много времени.
Нужно сказать несколько слов и о памятной группе под названием Archimedes Badkar («Ванна Архимеда»). Там же играл и Йорген Адольфссон. Более того, он там был одним из вдохновителей. Если слушать творчество группы в хронологическом порядке, то можно проследить процесс композиционного развития коллектива от акцентирования на наследии Терри Райли к авангарду Западной Европы. Наиболее отлично слышно влияние Райли на двойном альбоме Archimedes Badkar II (1976), в то время, как дебютная пластика Badrock för barn av alla åldrar представляла собой восхитительную и своевольную смесь рок-музыки, фольклора и фри-джаза. Среди музыкантов группы были перкуссионист Пер Тьернберг, позже известный как Пер Куссия, и лиричный трубач Томми Адольфсон. Чуть позже в группе появились и добавили африканских мотивов известные музыканты Бенгт Бергер и Кристер Ботен.
Хотя в то время многие начинали сочленять музыку со всего мира, мало у кого это получалось более удачно, чем у Archimedes Badkar, которые добавляли в собственную смесь творчество Стива Райха, Терри Райли, фольклор, фри-джаз и бибоп. Это была просто убийственная смесь!
Группа Iskra со временем превратилась в коллектив Lokomotiv Konkret. Состав постоянно менялся, но группа просуществовала до нашего времени. В основе коллектива – саксофонист Дрор Фейлер, гитарист и виолончелист Сёрен Рунольф и перкуссионист Томми Бйорк. Несмотря на то, что по сути главной движущей силой был Фейлер, творчество было скорее группового характера. Необычайная виртуозность, сопряженная с дикой экспрессивностью роднила коллектив скорее с немецкими группами, чем с земляками.
И группа Lokomotiv Konkret, и сам Дрор Фейлер всегда были политически подкованы и стремились к оппозиционности, испытывая тягу к разрушению устоявшейся эстетики, чтобы достигнуть новой и яркой красоты. Фейлер считал, что музыка должна определиться, какую позицию она занимает. И музыка его была в точности такой же, как его политические убеждения – колючей, протестующей, неистовой, пронзительно динамичной. Он даже с синтезаторами экспериментировал в 70-х.
Музыка группы Lokomotiv Konkret пыталась одновременно сочетать в себе как мелодическую составляющую, так и своего рода 'мюзик конкрет'. На пластинке Stockholm, augusti (1978) они, можно сказать, только разминались, в то время как одноименный альбом 1980 года Lokomotiv Konkret со Стеном Санделлом на фортепиано оказался более типичным, с точки зрения видения музыки Фейлера: «Наша музыка – это лицо нашего времени. Наша музыка – это наше оружие. Мы – солдаты культурно-революционного восстания!»
В конце 80-х в музыке Lokomotiv Konkret появилась мелодичность. Фейлер создал несколько меланхоличных, напевных мелодий в традициях еврейской музыки и фольклора центральной Европы. Все это можно услышать на пластинке A voice still heard. Параллельно с этим творчеством, он сочетал свободную музыку, живопись и 'мюзик конкрет' – на этот раз на полном серьезе и в истинном понимании этого термина: с дрелями и шумовыми эффектами рокового инструментария. Проект назывался The Too Much Too Soon Orchestra. Максимум динамики, оглушительные нюансы и сокрушающие вибрации. Пленных не брать! Работу назвали What is the point of Paris? и до сих пор она остается одной из наиболее физиологически впечатляющих произведений свободной импровизационной музыки.
Упс, кажется мы забрались уже в 90-е. Нужно несколько вернуться в 70-е, чтобы провести линию связи, которая подпитывала живительной энергией музыкальную сцену. Без пианиста Пера-Хенрика Валлина шведская импровизационная музыка и джаз не были бы такими, какими они стали. В детстве он дружил с барабанщиком Свеном-Аке Йохансоном и с ранних пор они вместе начали играть. Будучи молодым, Валлин также играл с Эйе Телином.
Валлин приехал в Стокгольм в середине 70-х. Там он сформировал трио, удивительное со всех сторон, кого бы в качестве сравнения не выбрали. Его партнерами по этому проекту были альт-саксофонист Ларс Горан Уландер и барабанщик Питер Олсен. Они играли бурлящую, свободную музыку, полную энергии и динамики, избегая всех стилистических границ. В 1975 году трио выпустило альбом The New Figaro. В 1978 году в трио уже играли Торбьорн Хулкрантц на басе и Эрик Дальбак на барабанах. Этот вариант продержался десять лет и был назван одним из самых оригинальных и энергичных проектов в шведском джазе. Неугомонная, интенсивная музыка. Если посмотреть на становление Валлина, то можно увидеть всю историю джазового фортепиано, а само трио любило и умело быстро и неожиданно менять темпы, гармонии и динамическую глубину. В 1986 году вышел чудесный двойной альбом, который они записали вместе со Свеном-Аке Йоханоссоном. Называется он Magnetische Hunde и содержит типичные для Йоханссона «песни», сымпровизированные на различных струнных инструментах и аккордеоне. Валлину все это очень точно подходило.
В 1988 году Валлин попал в автомобильную катастрофу, которая приковала его к инвалидному кресло. Он оказался парализован от груди и ниже. Впрочем, в музыку позже он вернулся, и играл здорово, несмотря на то, что не мог играть ногами по педалям, что несколько его ограничивало. Эти с лихвой преграды компенсировались его экзистенциальной глубиной. В 1991 году он выпустил пластинку Dolphins, Dolphins, Dolphins вместе с Матсом Густафссоном и Кьелем Нодесоном, перкуссионистом Aaly Trio.
Tags: archimedes badkar, free-jazz, iskra, jazz, lokomotiv konkret, sweden
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments