Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Categories:

Genesis. Turn It On Again! (9)

Genesis: Включи это снова!

9.

Теоретически, Коллинз был далек от того, чтобы идеально соответствовать своим коллегам по новой группе. Ни в плане внешнего вида, ни с точки зрения музыкальных предпочтений (разве что за исключением King Crimson). «ELP, Moody Blues, Pink Floyd... сроду не любил их», рассказал он лет десять спустя, «Меня бесило и злило, когда мы сравнивали себя с ними. Мы играли более содержательную музыку и предъявляли к себе требования более высокие, чем кто либо из них. Мы пытались, причем успешно, как-то двигаться, развивать собственную музыку. И менялись, так как слышали, что нужно делать, в отличие от тех же Moody Blues».
Но в тот момент, когда Коллинз сел за барабанную установку, он сразу заиграл очень уверенно и твердо. Он четко представлял, что делает, а этого не смог продемонстрировать ни один барабанщик, приходивший на прослушивание. Еще до того, как Фил закончил играть, Гэбриэл, Рузерфорд и Бэнкс уже знали, что поиск окончен. «Как только появился Коллинз, дела пошли в гору», соглашается Гэбриэл, «Он очень одаренный музыкант. Я помню, что как только он сел за инструмент, одной своей манерой сидеть за барабанами, стало для меня все ясно, что он будет играть просто здорово».
Однако, попав в группу в последний момент, Коллинз оказался в незавидном положении, которое многие музыканты знают, но мало кто любит. Через несколько недель выходил Trespass. Партии барабанных инструментов были четко прописаны для Джона Мэхью. Весь материал пластинки, а также несколько новых вещей содержали в своей основе барабанные ходы, характерные для предшественников нового барабанщика Genesis.
Еще одним сбивающим с толку моментом, был тот факт, что Гэбриэл пытался быть чем-то вроде барабанщика. Нет, конечно, от ранних пристрастий к барабанной установке Питер практически избавился, но на концерте всегда подтаскивал к себе басовую бочку, в которую вдохновенно всаживал удары, как только предоставлялась возможность, а-то и без этого, что совершенно не сочеталось с новым, жестким и плотным видением барабанной партии Коллинза, что добавляло определенного драматизма в ситуацию.
Первые дни Коллинза в группе прошли в репетициях. Он быстро уловил смысл того музыкального развития, которое доминировало в творчестве группы. Конечно, King Crimson оставались до сих пор главным источником вдохновения для Genesis, но рядом с их новым альбомом (In the Wake of Poseidon) появилась и новая пластинка группы Family. Коллинз потом с удовольствием вспоминал, как Рузерфорд колошматил по 12-струнной гитаре, стараясь подражать гитаристу Family Чарльзу Уитни. Впрочем, он поясняет, что то были весьма эффективные и полезные упражнения.
Еще до того, как появился Trespass, начали намечаться темы уже для следующей, третьей пластинки.
Рожденный из The Movement завернутый эпик The Return of the Giant Hogweed должен был стать своего рода «The Knife» в плане обязательного номера, завершающего весь замысел альбома. Композиция появилась после того, как Гэбриэл начитался прошлогодних газет, в которых садоводов южной Англии предупреждали об опасности эпидемии сорняков, поражающих садовые участки. Понадобилось немного фантазии, чтобы представить, как растения выдергивают из земли свои корни и начинают свое устрашающее нашествие.
Водоворот Fountain of Salmacis, наполненный звуками клавишных Тони Бэнкса с пересказом древнегреческой легенды о Гермафродите; доморощенная философия Seven Stones; беззаботный каламбур и абсурдная беспечность Harold the Barrel. Все это требовало уже лишь косметического ремонта для финальной стадии.
Песня The Light стала первой, где попробовал себя в качестве поэта Фил Коллинз, она будет переработана к 1975 году в виде Lilywhite Lilith. Был также Twilight Alehouse и, конечно же, The Musical Box - смесь музыкальных пассажей, датированных временами, когда в группе был еще Энтони Филлипс, но к тому времени уже переработанная в эпическую сагу о межполовых отношениях и сверхъестественном. Она была вдохновлена, как позже признался Гэбриэл, его детским визитом в деревенский дом бабушки в Кокс Хилле. Буйство деревьев, окружающих маленькие прудики с золотыми рыбками, сад из роз, корты для сквоша, поляна для крикета, на которой маленькая Синтия срубит голову Генри при помощи клюшки.
Единственным перерывом в репетиционной рутине было время, когда продюсер Джон Энтони, отправившись в студию с певцом Колином Скотом, начал обзванивать своих друзей и знакомых в поисках музыкантов, которые бы могли в качестве гостей помочь с записью. Скот остается настоящей «темной лошадкой» в глазах нынешних историков рок-музыки. Однако, в 1970 году он был известен ничем не хуже остальных музыкантов, с которыми он записывался. Ему помогли Гэбриэл и Коллинз из Genesis, Питер Хэммилл и Дэйв Джексон из Van Der Graaf Generator, Роберт Фрипп из группы King Crimson, вокалист Yes Джон Андерсон и пианист Strawbs Рик Вейкман (намеревающийся присоединиться к Yes в скором времени, это был как раз его первый совместный опыт работы с Андерсоном).
Не правда ли, легендарный состав тогда еще не так чтобы уж и культовых музыкантов? На сегодня пластинка Colin Scot with Friends, которую они и записали, является достоянием истории, иллюстрацией того, как могут работать вместе такие великие люди, когда не было места для денег, политики, личной неприязни, но было только желание работать вместе, что-то искать и открывать.
Хотя большая часть песен с этой пластинки была исполнена в фолковом ключе, компромисс между собственным материалом Скота и песнями за авторством Нила Иннса, Мартина Холла и Дэйви Джонстона из группы Элтона Джона оказался в результате довольно-таки интересным: антивоенная песня Hey! Sandy Харви Эндрюса, закрывающая альбом Here We Are In Progress с характерной гитарной партией Фриппа и открывающая первую сторону Do the Dance Now, Davey с набором нот, буквально снятых с все еще созревающей The Musical Box.
А вскоре и появился в продаже в магазинах альбом Trespass. В прессе стали появляться рецензии на эту пластинку, а группа пустилась в обязательное турне. Потом окажется, что оригинальный тираж был раскуплен в количестве 6000 экземпляров, но когда группа была на гастролях, было ощущение, что каждый из 6000 купивших этот альбом пришел на концерт и удивился, а почему, собственно, ни одна из композиций, что он слушал в записи, в концертном исполнении не обладает той мощью и силой?
А дело было в том, что в группе не было постоянного и хорошего гитариста. Некоторое время пробовали Ронни Кэрила, но в группе продержали недолго. Потом продюсер Friars Дэвид Стоппс посоветовал обратить внимание на местного музыканта из группы Farm Мика Барнарда. Его послушали и, под гнетом сложившейся ситуации, предложили ему работу, при этом заявив, что продолжат поиски гитариста.
Кстати, именно с Барнардом Genesis впервые попали на телевидение. Это было на BBC и передача называлась Disco Two. Это было рок-шоу, недолго просуществовавшее в эфире и в скором времени уступившее место передаче Old Grey Wistle Test. Группа отыграла всего одну композицию - The Knife. Точнее, играл Питер Гэбриэл, остальные были вынуждены, как того требовал тогда Совет Музыкантов, лишь имитировать движения, то есть, играли под фонограмму.
Это был кошмар, как вспоминает Гэбриэл: «Минусовка была взята с альбома, но опыт этот мне совершенно не понравился и долгое время я был против появления на телевидении. Для меня это был шок. Я же не животное, которое должно перед камерой повторять ужимки, которые подсказал тебе режиссер. Нам нужен наш собственный контроль и нужна свобода. Мы не из тех исполнителей, которые позволяют, чтобы ими манипулировали. Мне кажется, что у людей с BBC слишком снисходительное отношение к музыкантам. Им нужны такие исполнители, которые бы неплохо развлекали каждый вечер, устраивали бы шоу. Мы пытались поговорить с продюсерами и рассказать, что мы хотим сделать. Но проблема в том, что они не верили в то, как очень сложно уловить баланс звука тем образом, что предлагали они. Они думали, что мы просто так артачимся, из-за ерунды». На британском телевидении группа Genesis не появится в течении семи лет.
Впрочем, после этого последовал довольно-таки приятный выезд в район Эйлсбери Колледжа, где они отыграли ряд концертов с Барнардом в атмосфере непринужденности и свободы. Там они пробыли до конца года, а 28 декабря 1970 года выступили в London Lyceum. Барнард был также гостем в доме Тони Стреттон Смита в Кроуборо, рядом с Тернбридж Уэллс, а группа продолжала просеивать композиции для третьей пластинки.


продолжение следует
Tags: british-prog, genesis, great britain, turn it on again
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments