Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Category:

Bill Frisell: Алхимия струн (Часть 2)

В честь победы грозных питерских зенитчиков над жалкими шотландскими парнями в юбке, начинаем постепенно вебдванолиться, отныне по возможности буду вставлять всякий ютюб и прочее, ибо этого сейчас развелось и попадаются вполне интересные иллюстрации к статьям. Надеюсь, вам понравится. :)


Билл Фризелл. Алхимия струн.

Часть 2

Bill FrisellСмирившись с существованием рок-музыки, Фризелл решил вернуться в Беркли, где познакомился с Пэтом Метини и Полем Мотяном, в команде которого он и начал играть. Вместе они записали кучу альбомов, однако надо отметить, что Билл там был в роли стороннего гитариста, то есть практически всем руководил Мотян. Хотя, конечно, нельзя сказать, что Билл был простым исполнителем, игравшим по поставленной перед ним партитуре. Будь он таким, вряд ли он заинтересовал бы кого из тех джазовых зубров, с кем сталкивала его жизнь, и в группе Мотяна он бы точно не очутился.
Однако многие узнали (а многие и до сих пор знают) Билла Фризелла, как гитариста проекта Джона Зорна Naked City. Примерно в том же ключе существовало и трио уже под руководством самого Фризелла Power Tools. Оба коллектива, объединившие в себе наработки фри-джаза, тяжелого рока, кантри и кинематографической музыки буквально перевернули музыкальный мир с ног на голову.
В 1978 году Билл Фризелл уехал в Бельгию, где тогда работал оркестр британского музыканта Майкла Гиббса, с которым, собственно, Фризелл и гастролировал некоторое время. Но более важным для него в то время было знакомство с немецким басистом Эберхардом Вебером, который открыл для Фризелла лейбл ECM. Именно с Вебером состоялась первая запись Билла на этом лейбле. Затем началась его бурная европейская студийная жизнь – совместные работы с Яном Гарбареком, Полом Блей, Арилдом Андерсоном, Полом Мотяном, Гевином Брайерсом. Потом появились и собственные работы.
Дебютом Билла Фризелла на ECM стала пластинка In Line. Большую часть этой пластинки Билл записал сам, исполнив партии и электрической и акустической гитары, которые были потом сведены в студии в одно целое. Во время некоторых композиций с ним, правда играл Арилд Андерсон. По сути, эта спокойная пластинка прекрасно вписывается в концепцию, продвигаемую по всему миру Манфредом Айхером. Тихая, спокойная, красивая музыка, без вызова слушателю, как раз в том стилистическом ключе, который вспоминается сразу, как только звучит название лейбла ECM. Работа не очень-то характерная, кстати, для Фризелла, замечательно воспринимается многими ценителями как раз европейской современной джазовой традиции.
А вот вторая работа Rambler – это уже нечто другое. Во-первых, Фризелл в этот раз использовал большой спектр инструментов, даже духовую секцию и барабаны, а во-вторых – здесь можно услышать как раз того Фризелла, к которому с тех пор привыкли. Можно сказать, это была его отправная точка, откуда он и начал свой путь под пристальным вниманием музыкальной общественности. Начать свой путь ему помогли такие музыканты, как Кенни Уиллер, Боб Стюарт, Джером Харрис и, конечно, Пол Мотян. Да и в плане стилистики музыки тут разительные изменения. Смелые, местами достаточно атональные места – это уже нечто новое. Впрочем, даже используя столь резкие формы, Фризелл ни капельки не потерял в лиричности. Его даже назвали «поэтом фри-джаза». «На этом маленьком шедевре Билл Фризелл представил нам не только образчик собственного инструментального творчества, но и настоящую интеллектуальную поэму», писали по выходу пластинки.
В то же время Фризелл собрал свою группу с Джоуи Бэроном (барабаны) и Кермитом Дрисколлом (контрабас), иногда привлекая туда и Хэнка Робертса (виолончель). «Эти парни были моей стеной поддержки. Они всегда знали, что мне сказать, даже когда у меня не было никакой уверенности относительно того, что я делаю и зачем. Мы были лучшими друзьями. Они были весьма сильными музыкантами, у них был такой большой спектр интересов и мы могли справиться с чем угодно. Мы друг друга понимали с полуслова. На самом раннем этапе становления нашей группы мы даже никогда не определяли какие песни будем играть на концерте. Все определял настрой в том месте и в то время, когда мы выходили на сцену».
Первая же их пластинка Lookout for Hope стала последней для Фризелла на ECM. После его выхода, Чикаго Трибьюн написали «Lookout for Hope представляет собой самое значительное явление в мире современного джаза. Вы просто послушайте, сколь много в этой музыки изящества, благородства и осмысленности». Действительно, явление просто феноменальное – настолько тонко прочувствовать грань между невесомым и жестким, мелодизмом и атмосферностью, напором и свободой, уникальным стилем и непредсказуемостью удавалось мало кому до и после.
Вообще, с Манфредом Айхером проработал Фризелл до 1987 года, после чего вернулся на родину, в объятья нового смелого лейбла Nonesuch, где писались такие монстры, как Зорн и Kronos Quartet.
Первой пластинкой на новом лейбле стал альбом Before We Were Born. И группа заиграла совсем другую музыку. Перебазировавшись на американский континент, Билл Фризелл с легкостью перестроился на новый лад. Конечно, осталось что-то и от прошлого – рваные мелодии и кривые аккордные последовательности, но теперь они оказались вовлечены в экспрессивный, порой даже взрывной, направленный вовне творческий порыв, поглощающий много сопредельных стилистических районов, как это старался делать его сосед и товарищ по творчеству Джон Зорн. Кстати, его можно обнаружить на этом альбоме в качестве аранжировщика одной из композиций.

Затем была пластинка Is That You?. На ней Кермита Дрисколла уже нет, зато есть Уэйн Хорвитц и Дэйв Хофстра. И этой пластинкой Билл однозначно закрепил себе место в самых передних рядах строя американских фри-джазовых музыкантов. Фризелл смог найти свой вариант «свободного джаза», свой звук. Спутать его с кем-то было уже просто нереально. И дело даже не в характерной летучей, невидимой, ртутной гитарной линии, которая порой как коршун с небес падала камнем и рвала и метала все вокруг. Общая лиричность весьма яростной по сути музыки если не смущала, то приводила в недоумение обывателей авангардного джаза. Как можно сочетать легкость форм при полном их отсутствии. Журнал Musician назвал эту работу «очень личностной точкой зрения, деликатно перетекающей через все стилистические барьеры и мгновенно взрывающаяся эмоциями в нужное время».
В 1991 году появился шедевральный Where in the World, о котором The Philadelphia Inquirer написал: «Фризелл не только мастер необычных гитарно-ориентированных звуковых полотен, но еще и один из немногих композиторов, способных писать для общающегося и импровизирующего коллектива». Увы, это был последний шедевр Bill Frisell's Band, который ознаменовал конец группы. Дело было просто в том, что Джоуи Бэрон, значительно выросший как личность за все это время работы в группе Фризелла, почувствовал в себе достаточно сил для того, чтобы быть лидером самому. Что на это мог возразить Билл, сам во время своей карьеры на ECM прошедшим ровно тот же путь? Но и заменить Джоуи было никак нельзя. Единственный выход – распустить состав. Впрочем, с Бэроном позже они, все-таки, пересекутся.


продолжение следует...
Tags: frisell, jazz, string alchemy, usa
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment