February 7th, 2007

SmartLine

История Ozric Tentacle (4)

Щупальца из Космоса

Часть Четвертая: Космические Мстители 4

В это же время в группе появляется новый участник – басист Зиа Гилани [Zia Geelani], который записал часть партий в Jurassic Shift. Призван он был под знамена космической группы дабы сменить уставшего от чрезмерных экспериментов над своей печенью при помощи различных алкоголесодержащих препаратов Роли Винна, который на записи следующей гениальной пластинки группы – Arborescence уже не принимал никакого участия. Впрочем, отряд, как говорится, не заметил потери бойца и альбом выдался тоже превосходнейший, если не сказать лучший в истории группы. По крайней мере так «роково» группа вряд ли где еще звучала, буквально бенефис «хилледжевской» гитары Эда Винна. Хотя, конечно, по плотности, альбом не столь непроходим. Такие «боевики», как Yog-Bar-Og тщательно разбавлены гипнозом титульного трека или техно-даб-спейс-фьюжн чуда Dance Of The Loomi.
Collapse )

окончание следует.
SmartLine

My Miles: 1967: Nefertiti

Miles Davis – Nefertiti (1967, Columbia)

Последний полностью акустический альбом Майлса и компании. Точнее уже не столько Майлса, сколь компании, ибо в этот раз он вообще не утруждал себя написанием музыки. Вообще. Шортер, Хэнкок и Уильямс обошлись без него. Интересно, что этот момент очень оригинально и символично отображен в титульной композиции пластинки. Обратите внимание, что солисты играют повторяющуюся мелодическую фигуру. В то время, как ритм-секция отрывается по полной. Чем не пик главной идеи этого квинтета о том, что ритм-секция должна быть более свободной и агрессивной. Остальное, конечно, хоть и не столь уникально и оригинально, но звучит просто ошеломительно. Пост-боп с сильным тяготением в лирику хард-бопа (особенно на первой стороне). Просто как показатель, во что превратилась техническая и даже соревновательная музыка, если к ней приложили люди, работающие с Майлсом. Конечно, определенные пролонгированные солирования присутствуют в должной мере, но каково же взаимодействие, какова же глубина и одновременная легкость!