Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Svenska Progressiv Rock, Jazz-Rock, Avantgarde och Psykadeliskt: Kaipa (III)

Kaipa
Настоящая история с широко известными фактами и фрагментами, найденными в лабиринтах забвения.


Глава 8: Беспредел?


В сентябре 1977 года группа столкнулась с фактом бешено растущей популярности по всей Швеции и начала посматривать за пределы родины. Так как они ясно понимали, что соваться в англоязычные страны с шведскими песнями глупо, то решили предложить Electra выпустить версию некоторых песен со второй пластинки с английскими текстами. Лейбл выбрал четыре композиции и попросил Кевина Фиклинга, американского студента, живущего в Готенбурге, который работал в качестве роуди в группе, перевести тексты. Друг группы Ларс Хофлунд, игравший на басе в коллективе известного шведского певца Томаса Ледина, был избран для того, чтобы спеть три из четырех вокальных партии, так как у него был сильный голос и хорошее английское произношение. Новые вокальные партии наложили в студии Bastun в Стокгольме 20 октября 1977 года инженером Лейфом Мазесом, который также сделал первичное сведение новых версий песен. Все это послали в английское подразделение Electra, которое моментально выслало кассету обратно, сопроводив это пометкой о том, что они не видят коммерческого потенциала у группы.
В октябре 1977 года Томас объявил о том, что покидает группу в силу «музыкальных разночтений». Kaipa снова превратилась в трио. Пришлось крепко задуматься о будущем коллектива, песни с английскими текстами должны были прорубить окно на иностранный рынок. А теперь, после ухода Томаса, в группе начался кризис.


Часть 9: Реконструкция. Часть I.


В сентябре 1977 года группа спорила о том, где взять главного певца и позволить ли Хансу сконцентрироваться только на своих клавишных. Кроме того, они решили, что новый певец должен обладать выгодным внешним видом для концертных выступлений. Надеялись найти кого-нибудь с голосом, отличным от вокала Ханса, кого-нибудь, кто добавил бы новых расцветок и направлений в их музыке. Но, найти такого певца было очень трудно, учитывая сложность и инструментальную природу музыки группы. Никаких прослушиваний не планировалось. Группа просто хотела найти подходящего свободного певца и уговорить его присоединиться.
Ройне предложил Магнуса Уггла, певца с театральным талантом и опытом. Тот выпустил пару альбомов на CBS и, хотя они не получили должного признания, по этим пластинкам его вполне можно было оценить. Для концертов в плане представления он мог привнести много нового. И это в группу, которая особо никогда не заботилась о своем сценическом облике, за исключением разве что эпизодических кривляний Ингемара. Однако, Kaipa так на контакт с Магнусом и не вышла, а ведь он позже стал одним из самых популярных в стране певцов.
Еще один вокалист, кого рассматривали в качестве вокалиста группы, был Дерек Хадсон из фолк-роковой группы Scafell Pike, но в последний момент они выбрали Матса Лофгрена из джаз-рокового коллектива Rio Brazzaville, друга Ингемара. После нескольких завершающих проб и демо-записей, в октябре 1977 года Kaipa пригласила его в свой состав. Кроме того, Матс умел играть на гитаре и перкуссии. Позже, на сцене, он брал в руки эти инструменты.
Ханс, который до этого был, в принципе, главным певцом коллектива, обладал характерным голосом, но вокал Матса был более глубоким и отличался по тембру. Поклонники группы переживали, к чему приведет эта замена, но, вскоре, они по достоинству оценили его талант, равно как и другие изменения в группе.
В силу того, что группу покинул Томас Эрикссон, Kaipa получила возможность пригласить в группу Ларса Хофлунда, но тот предпочел остаться играть блюзы, так как играя с Томасом Ледином он мог заработать гораздо больше. Тогда группа обратилась к Матсу Линбергу, школьному товарищу Ройне, которому на тот момент было только 18 лет. Ройне и Ингемар знали его как хорошего басиста, который иногда с ними импровизировал. Вообще, он был отличным парнем и умел, к тому же, играть на гитаре. Он мог играть на 12-струнке и умел управляться с двух-грифовым басом, оставшимся после ухода Томаса. В ноябре 1977 года он присоединился к Kaipa.
Особенности звучания и партии Томаса были долгое время неотъемлемой частью саунда всей группы. Новые члены Kaipa тут же бросились с головой в работу, дабы прикрыть зияющие дыры в звуке. С той поры, как Kaipa заслужила репутацию первой прог-группы страны, они решили выпускать по альбому в год, чтобы поддерживать интерес к себе у публики.
На протяжении осени 1977 года Kaipa работала над новыми песнями и тратила все время на репетиции, где доводила новые вещи до совершенства. Все это время Ханс вынашивал идеи для еще одной эпической композиции, вроде «Skenet bedrar», но нужно было, чтобы остальные музыканты группы помогли ему с ней так, как это было раньше. Ройне, с другой стороны, поднаторел как композитор и аранжировщик. Он мог предоставить собственные песни в понятных для каждого музыканта терминах и сказать, кто что должен играть, что гарантировало немедленный результат. Это приводило к совершенно новому подходу в работе новой группы. Новые музыканты не имели ни малейшего понятия и связей с прежним формированием. На самом деле, новый коллектив в то время разделился на группировки. Ройне и Матс Линдберг дружили против Ингемара и Матса Лофгрена, а Ханс был сам по себе. Ройне ценил небольшие композиции Ханса и убеждал остальных играть эти вещи. Они были основана на мелодических традициях и не нуждались в громоздких аранжировках. Основную идею новой эпической песни Ханс показал в виде небольшой теме на органе, но ее тут же отвергли и она канула в небытие. Это было время новой музыки – фанк, фьюжн, джаз-рок и некоторые музыканты группы тяготели к тому или иному новому направлению или даже к более примитивной музыке – The Eagles, ABBA, Queen, Bad Company, Fleetwood Mac.
Желание достичь больших успехов играло не последнюю роль в принятии решении, в какую сторону двигаться. Обернулось все тем, что на новом альбоме практически все композиции были за авторством Ройне, или потому, то было правильное время, или просто он приносил новые идеи и песни. Этот новый способ работы с разделенными фракциями привел к смещению баланса внутри группы и стал причиной практически окончательного распада Kaipa полтора года спустя.
Для нового альбома первый раз использовались пред-сессионные работы, не очень широко распространенные в то время. Сначала в октябре и ноябре 1977 года группа создала демо-версии песен на дешевом 4-х-дорожечном магнитофоне. В те дни они опробовали также и новые инструменты. Некоторые песни были изначально с английскими текстами, но группа решила переписать их на шведском. Расстроенные неудачной попыткой пробиться на мировой рынок, группа решила вернуться к родному языку.


Глава 10: Создание “Solo”


Запись новой пластинки началась в декабре 1977 года в студии Europa Film в Стокгольме, знаменитой студии, славившейся по всей стране. Сессии проводились в дни с 19 по 27 декабря и писалось все на 24-трековую аналоговую ленту под чутким присмотром звукорежиссера Олле Рамма. Хотя группа уже хорошо знала процесс записи в этой студии, они провели некоторое время за своими инструментами, чтобы найти отличный от концертного звучания саунд. Ройне старался убедить остальных музыкантов группы, насколько важно использовать меллотрон. Ханс взял один инструмент, но тот оказался в не очень хорошем состоянии, поэтому его можно услышать только на одном треке - «Tajgan», после чего он развалился окончательно. Неровный звук этого инструмента добавил песне странной, потусторонней атмосферы. Как это ни странно, у группы никогда не было своего меллотрона, они всегда брали какой-нибудь на прокат.
Ройне использовал большое количество гитарных эффектов. Играл в основном на Fender Stratocaster и гораздо реже на Melody Maker, а также на акустическом Ovation. Гитара была подключена к настраиваемой педальной панели и усилителю Roland Jazz Chorus Amp. Иногда он включал гитарные синтезаторы и экспандер Oberheim. Ханс использовал еще большее количество достижений технического прогресса.
Сводили пластинку с 3-го по 5-е января 1978 года. Продюсировали запись сами музыканты и Олле Рамм.
Обложку пластинки разработал Ларс Хольм, друг группы, которому дали карт-бланш на создание дизайна. Общие очертания обложки были навеяны альбомом Джексона Брауна «Pretender». Одного персонажа рисунка Ларса назвали позже Solo, равно как и после продолжительного мозгового штурма весь альбом. Пластинка появилась на Electra, выпуск сопровождался хорошей рекламой по всем средствам массовой информации.
В продаже диск появился в мае 1978 года. Он не смог повторить сразу успех «Inget nytt under solen», но постепенно уровень продаж достиг 10.000 копий. Проблемы с продажами были связаны, безусловно, с тем, что это было начало лета и в это время обычно все плохо продается. Пресса у альбома была довольно положительная, концерты проходили с аншлагами. Kaipa определенно стала одной из главных шведских групп.


...продолжение следует
Tags: kaipa, kaipa story, swedish progressive
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment