Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Category:

Роберт Вайатт: Музыкальный Турист (1/4)

Роберт Вайатт: Музыкальный Турист
Часть 1


Robert WyattНесмотря на то, что Роберт Вайатт на протяжении долгих лет упорно открещивался от концепции «кентерберийской сцены» вообще, и особенно применительно к собственной персоне, он один из тех музыкантов, которые с ней больно уж четко ассоциируется. Кроме того, он был членом группы-предтечи «всея Кентербери» Wilde Flowers, начавшей все это в середине 60-х и Soft Machine, ставшей одной из двух последователей той группы (вторая – Caravan), а заодно и легендой британского джаз-рока и психоделии. Но, конечно, за последние 25 лет, Роберт занимается в основном лишь собственной сольной карьерой, обласканной критиками, что, конечно же, сильно отдаляет его от тех ребят, с кем он все начинал.
После первых пяти лет в Бристоле, маленький Роберт Эллидж, переехал в Вест Далвич со своими родителями – Джорджем Эллиджем (производственным психологом) и Онор Вайатт – учительницей и диктором на радио. Как видно из фамилий, это был не первый их брак. Кроме Роберта, у них было еще трое детей из прошлой супружеской жизни – сын Джоржа - Марк, ставший позже известным фотографом, и дети Онор – сын Джулиан Гловер - будущий актер - и дочь Прюденс. Так или иначе, когда Джорджу Эллиджу поставили диагноз рассеянный склероз, семья переехала с юга Лондона в Лидден (Кент), что на десять миль к югу от Кентербери (кстати, Джордж Эллидж умер в 1963 году).
Роберт учился в школе Саймон Лэнгтон, что в кентербери, той самой школе, являвшейся колыбелью музыкального явления кентерберийского «джаз-рока». Там учились дети местных музыкантов и именно там, во время обучения на втором курсе, Роберт Эллилж повстречал Хью Хоппера, который в то время даже и не помышлял о карьере именитого бас-гитариста. Позже, Роберт познакомился и с братом Хью - Брайаном Хоппером, у которого в друзьях числился Майк Ратледж. Там же произошло знакомство с Дэйвом Синклером, который играл школьные гимны на фортепиано, однако по началу дружбу Роберт водил с его старшим братом, с которым проучился два года игре на скрипке. Опять же, в школе юный Вайатт познакомился со своей первой женой – Пэм, та вообще жила на одной с ним остановке. Они, правда, потом развелись довольно-таки быстро, но долгое время после развода поддерживали хорошие отношения и она Роберту даже помогала иногда, когда у того совсем не было денег.
В тот же момент в нем проснулось стремление заниматься музыкой, которое обернулось тем, что он вместе со школьными друзьями в 1957 году сколотил скиффл-группу. Музыкальные пристрастия паренька, естественно, начали свою эволюцию с любви к различным поп-исполнителям, вроде Роя Орбиссона или Бадди Холли. А потом началась эпоха увлечения джазом, которая по большому счету не закончилась в жизни Вайатта и до сих пор. «Музыка – была моим побегом из школы. Особенно джаз. Когда я не мог понять, что нужно сделать в домашнем задании, я всегда включал джаз. Голос Майлса, затерянный в аранжировках Мингуса, подхваченный всей группой – вот что спасло душу школьника. Майлс и Колтрейн подтолкнули меня к прослушиванию индийской музыки. В то время в Англию хлынуло большое количество индусов, в том числе и музыкантов, так что индийская музыка была повсюду. Мне было интересно свести вместе европейские музыкальные традиции с индийской музыкой, правда без далеко идущих планов, я – музыкальный турист».
На рубеже десятилетий, неформальные музыкальные сессии перенеслись в дом родителей Роберта в Веллингтон Хаус. В репетициях принимали участие братья Хопперы и Ратледж. Вайатт стал быстро превращаться в отличного барабанщика. У семьи Вайатта дом был большой – целых 14 комнат. Так что, чтобы хоть как-то его содержать, семья сдавала несколько комнат приезжим со всего мира. Двое их них оказали важное влияние на начало музыкальной карьеры самого Роберта и появление «кентерберийского джаз-рока» вообще. Австралийский хиппи Дэвид Аллен приехал в страну в 1960 году со своей объемной коллекцией джазовой музыки, а также нетрадиционным, но очень вдохновляющим взбалмошным образом жизни и взглядами на мир. Дэвид был лично знаком с Вильямом Берроузом, употреблял галлюциногены и экспериментировал с работой с музыкальными лентами в том направлении, которое указал Терри Райли. Неплохой набор интересов для 1962 года.
Именно Аллен, который был несколько старше местных кентерберийских пареньков, свел Роберта с американским барабанщиком Джорджем Нидорфом, который был нанят для того, чтобы научить того всему, что знал. Весной 1962 года Роберт решил, что с него достаточно школьных занять и укатил с Нидорфом на остров Мальорка, где жил в доме друга своей матери, известного поэта – Роберта Грейвза. Ушел он из школы «без образования, но с горячей любовью к джазу». Аллен, тем временем, уехал в Париж, где его навещали Хоппер и Вайатт. Вайатт к тому времени уже женился на Пэм и у них появился ребенок, так что пришлось идти работать. Постоянной работы не было, Вайатт даже в лесу как-то работал. Было тяжело, чего уж там скрывать.
Wilde FlowersВ начале 1963 года, Роберт Вайатт и Хью Хоппер присоединились к Дэвиду Аллену и сколотили некое музыкальное формирование, которое базировалось на квартире последнего, которую тот снимал в Лондоне. Весной и летом они даже дали несколько концертов, пока Аллен не умотал в Париж. Вернувшись в Кент, будущие члены ритм-секции Soft Machine решили не завязывать с музыкой и продолжили экспериментировать дома у Роберта. После еще одного турне на Мальорку, Роберт Вайатт вместе с братьями Хоппер, молодым гитаристом Ричардом Синклером и певцом Кевином Айерсом создает группу Wilde Flowers.
Вообще, вся идея создания группы принадлежала Хью Хопперу. Вайатт говорил, что Хью был единственным парнем в Кентербери, который хотел собрать группу. Начали, как и все группы, с перепевок различных хитов, в основном The Beatles, но больше им было по душе играть ритм-н-блюз, хотя пока и не собственного сочинения. Только потом Хоппер начал писать собственные песни. Тогда же Роберт начал петь – Хью никогда не отличался хорошим голосом... Впрочем, предвижу возмущения о том, что, мол, оно и Вайатт-то не ахти какой певец (есть и такие мнения). Кроме того, в материале было все еще много и чужих песен – рок-н-ролл, бит, соул. Насколько велика была доля каждого из этих жанров в творчестве Wilde Flowers, воспоминания Ричарда Синклера и Роберта Вайатта несколько расходятся, но это тема отдельного рассказа, сейчас же речь о Вайатте и конкретно о его роли в группе.
Айерс в группе пробыл недолго, и вскоре его заменил Грэм Флайт, но и этот в группе не протянул, поэтому петь начал сам Вайатт, в то время как на позиции барабанщика его заменил будущий барабанщик Caravan Ричард Кухлен.


...будет продолжено.
Tags: brian hopper, canterbury, daevid allen, great britain, hugh hopper, kevin ayers, richard sinclair, robert wyatt, wilde flowers
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments