Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Элтон Дин: Жизнь от первого лица (III/III)

Элтон Дин. Жизнь от первого лица.
(Стивен Ярвуд)
Часть 3 (окончание)


На протяжении долгих лет Элтон был также членом группы Фила Миллера In Cahoots. В начале 80-х композиционный талант Миллера был очень зрелым, его смелый материал требовал более большой состав, чем это можно было себе позволить по экономическим причинам. Нынешний секстет In Cahoots, наверное, ближе всего стоит к воспроизведению звуков, которые задумывает Фил.
Кроме меня и Фила, изначально в In Cahoots были Пип Пайл и Ричард Синклер. Ричард – чудесный и зрелый музыкант, хотя он не умеет читать музыку с листа. Он прекрасно играет на бас-гитаре, хотя у него были небольшие проблемы, когда приходилось играть более требовательный материал Фила, хотя в конце концов он, как и Роберт Вайатт в свое время, пришел к выводу, что не хочет быть просто певцом в группе. Кстати, он отличный плотник. Однажды он во время перерыва на обед на репетиции сколотил две отличные большие коробки для барабанов Пипа Пайла.

Нынешний бас-гитарист группы – Фред Бейкер – очень техничный музыкант, который уверенно играет также и на гитаре. Еще он известен тем, что может сыграть сольный концерт на одной бас-гитаре.
Я встретил Фреда еще до того, как он начал работать с Гарри Беккеттом, он чудесный джазовый бас-гитарист и обладает превосходным «гуляющим» стилем в лучших традициях свинга. Когда я его встретил в первый раз, он был известен скорее как гитарист. Его отец был джазовым музыкантом, один из первых парней в этой стране, кто заиграл на электро-гитаре.

Группа In Cahoots отправилась на концерт в конце 2001 года.
Я отыграл пару концертов с ними недавно во Франции, был также тур по Англии в августе и несколько выступлений в Японии. Фил стал писать все лучше и лучше, у него на сегодня выработалось прекрасное понимание коллектива, да и мы за долгое время стали лучше друг друга чувствовать.

В 1997 году Элтон Дин собрал вместе большой ансамбль, чтобы исполнять как написанный, так и импровизированный материал, во многом продолжив начинания Ninesense, правда посмотрев эти идеи под новым углом.
Newsense отличалась тем, что в составе этой группы было три тромбониста, также известных как Snap, Crackle and Pop.
Кто-то предложил идею вернуть к жизни Ninesense. Идея собрать трех тромбонистов пришла от Розвелла год спустя, так что я объединил две идеи в одну. Я собрал старый квартет и расширил его за счет тромбонов и парочки других инструментов. Розвелла я знал еще со времен выступления в группе Карлы Блэй в конце 70-х. Мы всегда поддерживали хорошие отношения, он просто превосходный музыкант, вообще, все тромбонисты – герои, в каком бы стиле они не играли. Смесь старого и нового материала Ninesense звучала неплохо, мы записали прекрасный альбом на концерте в Purcell Rooms в Лондоне.

Общение подошло к обсуждению новых альбомов, в частности двух пластинок, собравших творчество музыканта за последние 20 лет и показывающих, насколько мощной силой в импровизационной музыке являлся Элтон Дин. Альбом Into the Nierika – запись, сделанная в 1998 году трио с басистом Newsense Робертом Беллаталла и барабанщиком Марком Сандерсом. А Дин+Маттос+Пайл+Дзаньи – это Three's Company, альбом Two's a Crowd ждал своего часа очень давно, будучи записанным где-то в конце 70-х.
Это был дуэт с Пипом и трио с Марчио и Иваном Дзаньи, записи долгое время считались потерянными, но в конце концов счастливо нашлись. Об этом я услышал от Энцо Гамильтона, который финансировал те сессии, так что скоро они были уже у меня, я перенес их на DAT-ленту и, пожалуйста! Самое смешное, что практически сразу после этого, совершенно неожиданно, мне позвонил Иван Дзаньи, он только что приехал. Он играл с Jody Grind и не особо известной прог-роковой группой из Норвича, где в свое время играли Боз Баррелл и Тим Хинкли. Позже он стал хормейстером в Норвиче и играл на гитаре, мы услышали как-то ту странную музыку, что он играет и пригласили его, он стал работать с Марчио, потом встретил ту девушку и уехал в Новую Зеландию. Запись прошла отлично, трио было записано одним субботним утром, а дуэт с Пипом в его гараже на 4-х-дорожечный магнитофон, который он хотел испытать. Изначально оба проекта никак друг с другом не пересекались, до сих пор есть еще одна лента со мной и Пипом. Кассеты обеих сессий оказались старыми и выглядели весьма потрепанно, однако мы привели их в порядок. Признаться, когда я в первый раз слушал уже переведенную на CD запись, мне показалось, что она была ускорена в два раза, больно уж высоко бас звучал местами. Однако я потом проверил оригинальную ленту и понял, что все правильно. Похоже Марчио играл на виолончели, хотя он тоже об этом не помнит.

В отношении музыки Into the Nierika – весьма разряженная вещь, без каких-либо скрытых мест. Музыканты наслаждаются свободой и выдают такие восхитительные моменты, когда высокая энергия сходится с огромным количеством лиризма. Пьесы плавно перетекают одна в другую, музыканты определенно настроены на одну волну.
Трио было записано дома у Марка Хьюинса, в его студии, очень там милый звук. Все было сымпровизированно прямо на месте, приятная полуденная работа, одна барабанная установка между цимбалами и моим микрофоном и Роберто перед диваном. Он самый настоящий джазовый басист, играет без использования усилителей и электричества вообще.

Два остальных релиза – Moorsong и QED, записанные примерно в 2000 году, большей частью в студии, но некоторый материал взят из выступления на Wireless Festival.
Пластинка Moorsong была записана в пабе прямо за углом от того места, где я жил. Паб был переоборудован в студию, напичканную разной старой, еще ламповой техникой. К моему удивлению, я обнаружил там Хаммонд B3 и Fender Rhodes. Мы там очень здорово играли пару раз и записали большую часть того, что стало потом Moorsong. Затем еще пару вещей сделали, которые заканчивают пластинку QED. Было очень здорово, ты играешь в том, что по сути является баром и не должен отгораживаться от всего, просто будто дома играешь, получился очень мягкий и теплый звук от ламповой техники.

Я поинтересовался был ли это первый опыт игры на Хаммонде для Алекса Макгвайра.
Ага, он первый раз играл на нем, у него было электронное фортепиано для практики и, мне кажется, он как-то играл на церковном органе, но на Хаммонде он играл первые. Звучит он так, будто играл на нем всю свою жизнь, ему не нужно было заботиться о басовых педалях, так как у нас был отдельный басист – Фред Бейкер, но когда мы играли без басиста, левой рукой он неплохо управлялся.

Элтон Дин частенько радует своими работами поклонников импровизационной музыки, издавая их то на Cuneiform, то на Moonjune, насколько большая это аудитория и есть ли какой-то костяк у нее?
Я не подписывал никакого контракта с кем бы то ни было, но время времени кто-то вкладывает деньги в сессии, чтобы потом их выпустить в продажу. Роб с Voiceprint зарезервировал 3 дня записи в Линкольне, это был дуэт с Алексом Макгвайром, который играл на кафедральном органе. Распространение альбомов – занятие весьма важное, мы надеялись продать за три года тысячу дисков, ну, максимум, две, если дела пойдут неплохо. Конечно, записи Soft Machine продаются гораздо лучше, да и я имею какие-то доходы лишь благодаря так называемой «связи с Кантербери». Voiceprint готов продавать все, что я делаю, в Англии оно расходится неплохо. Есть также Джордж Хэслам из Slam Records, хотя он стал более осторожным в формировании каталога своего лейбла в последнее время.

Упоминание о церковном органе напомнило нам обоим об альбоме Марка Чэрига Pipedream 1977 года, который также был записан в церкви. Кит Типпетт прибыл из Бристоля, чтобы поиграть на фортепиано, однако, решил попробовать орган. Эффект был потрясающим и все кончилось тем, что Кит играл и на том, и на этом.
Я играл с Марком довольно недавно, он стал больше работать в последнее время, преподает в Германии на протяжении десяти лет или где-то так. Было классно собрать вместе старую гвардию, он ни капельки не изменился. Говоря о старых парнях, нужно не забыть про Ника Эванса, он все еще на коне и звучит неплохо, играет с группой под названием Dreamtime, он появлялся на диске QED. А днем он работает учителем физики.

Несколько лет к ряду воскресные вечера в клубе Vortex в Стоук Ньютоне были сценой для так называемых Jazz Rumours – основном событии импровизационной музыки Лондона. И Элтон Дин был один из тех, кто начинал это мероприятие.
Мы начали в местном пабе, потом только перебрались в Vortex, где нам выделили воскресные вечера. Вся музыка была полностью импровизационная, обычно исполняемая определенным составом музыкантов. В последние годы мы стали приглашать различных гостей, в основном европейцев, реже – бывающих проездом американцев, но никогда не получалось все так, как хотелось. Затем я свалился в больницу на долгое время, а когда вернулся, они уже скатились до дискотеки. Я был очень разочарован организаторами, совершенно очевидно, что они пошли на поводу у денег, предав при этом музыку. Теперь, когда я переехал жить в Париж, этим стало тяжелей управлять. Это занятие никогда прибыли не приносило, я просто хотел удержать программу на плаву, чтобы музыкантам было где поиграть. Я пытался запустить что-то подобное тому, что было в клубе Майка Осборна Peanut Club в 60-х и 70-х, но я думаю, что тогда это прокатило, потому что время было другое, люди как-то были более повернуты к джазовой общественности. Ты мог прийти туда в любое время и встретить, скажем, Кита Типпета или еще кого-то, играющего джэм, там было представлена всякая музыка и музыкантов было полно. Никогда заранее нельзя было предугадать, что тебя ждет в тот или иной вечер. Сейчас же на всем развешаны ярлычки. Так что я решил завязать с карьерой организатора и администратора и просто остаться музыкантом. Цена, которую мы заплатили за это – мы стали играть сами для себя, дома, а не для публики.

Пребывание во Франции дало возможность увидеться с большим количеством друзей.
Моя жена работает в Париже, я сюда перебрался вот тоже. Я частенько играю с Пипом, когда бываю тут, играем у него дома, на чердаке. Джон Гривз тоже тут живет, иногда видимся с Полом Роджерсом, но он живет на юге. Также я играю с гитаристом Патрисом Майером. Неплохо недавно играли с Софией Доманчич и ее ритм-секцией, куда входит фантастический барабанщик Саймон Губер.

Концертная жизнь джазового Лондона нынче не та, что прежде. Взгляды Элтона Дина на то, как джаз должен быть представлен, непоколебимы.
Да я могу пересчитать по пальцам одной руки сколько раз я выступал в Англии в этом году. А ведь джаз не так хорош в студии, получается немного не то, когда начинаешь разделять инструменты и менять отдельные звуки. Сердце джазовой культуры это то, как играют музыканты вместе, как понимают друг друга. Лучший способ постичь джаз – это концерты, лично по мне как студийная музыка джаз – это совсем уже не то.

Искусство импровизации сложно объяснить кому-либо, кто сам им не занимался. Какие-то структуры или нотные последовательности планируются заранее? Думаете перед тем, как играть?
Если ты думаешь об этом, планируешь, ты сразу вне игры, в идеале импровизация – это чистая реакция и изменение энергии. Она происходит только с теми, кто понимает это, когда она бурлит, то становится очень сильной, но взаимопонимание должно быть нужным. Погружение в поток – это то самое, что приходит с опытом. Никогда нельзя задумываться над тем, что играть дальше. Сомнения и нерешительность приводят к тому, что тебя просто выбросит из потока. В Лондоне есть несколько музыкантов, примерно пара дюжин, с которыми я могу играть в любое время. Я их приглашал время от времени в Jazz Rumours, перетасовывая составы и при этом знал, что любая их комбинации сработает. Нужно быть сильным и чувствовать при этом других. Искусство – это обладать собственным голосом внутри большой музыкальной сущности.


(с) Stephen Yarwood
Перевел с английского: Алексей "Smarty" Петухов, март 2008



Первая часть интервью
Вторая часть интервью
Tags: canterbury, elton dean, free-jazz, in cahoots, jazz, jazz-rock, newsense, ninescense
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments