Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Categories:

Michael Karoli. Tribute.

Посвящение Михаэлю Кароли.
От Джейсона Гросса


Что вы можете сказать о прекрасном гитаристе, большом поклоннике фотографии, фанате японского блюда «суши», нашедшем убежище во Франции, но никогда не терявшим хорошего настроения?
Если вы не знакомы с творчеством группы Can – позор на ваши головы. Нужно обязательно отправиться куда-нибудь, например на официальный сайт группы, где вам покажут и расскажут об одной из самых новаторских и влиятельных групп прошлого столетия, а сейчас на это времени нет.
Томас Циглер, который руководил этой группой, а также следил за людьми, которые приходили и уходили из коллектива, очень хорошо помнит Михаэля. Кароли нашли во Франции, куда он уехал, якобы, ради того, чтобы избежать холодных немецких зим, хотя говорят, что основная идея переехать южнее заключалась в том, что на родине – в Германии – очень подозрительно и агрессивно относились к факту его женитьбы на кенийке). Там он победил раковое заболевание и научился работать с компьютером. Он сотрудничал с певцом группы Can Малькольмом Муни и Джеймсом Ченсом, что привело к получасовой версии She Brings the Rain (лучшей, что слышал Циглер, по его же словам). Кароли был все время погружен в работу. Настоящая неугомонная душа, он всегда находил, над чем бы поработать, разочаровывался в этом и двигался дальше, к новой идее. Он всегда записывал свои наработки, но большая часть его творчества оказывалась в сторонних проектах. Одной из таких совместных работ было сотрудничество с Марком Спайбаем (который, кстати, принял участие в концерте-воссоединении группы Can в Германии). Вскоре они стали друзьями и Михаэль и отправились в турне с еще одним вокалистом Can – Дамо Судзуки. Вообще, у него не было проблем со старыми товарищами и порой он выступал с Ирмином, Яки и Холгером.
Да и как о человеке Циглеру есть много чего рассказать о Михаэле: «Он был один из самых прекрасных, веселых, легких на подъем людей, которых я только встречал. Это не тот парень, с которым у тебя могут быть проблемы – очень веселый и при этом очень интеллигентный. Важной составляющей его жизни, его, так сказать, двигателем была страсть к творчеству. Он был просто до безумия жадный до поиска. Всегда говорил о музыке так и столько, как многие говорят о женщинах. Сложно было предположить, говорит ли он о старом своем проекте или о чем-то, что он делает сейчас – время и место для него ничего не значили. Он всегда был выше этого».
Циглер вспоминает классическую байку о нем: «Как то он и Дамо играли в Лос-Анджелесе. Это был первый концерт и я полностью погрузился в музыку, что они играли. Так она была хороша. Не знаю, как долго они играли, но пьеса закончилась. Но, я думаю, они играли долго, так как когда закончили, сказали публике, что обычно играют короче. Толпа была просто в восторге. Это был настоящий транс. У меня с тех пор таких эмоций не было, да и до того тоже, по крайней мере, когда я был без наркоты».
Хотя я видел Михаэля только пару раз, я знаю, что он просто должен быть прекрасным человеком. Мне всегда импонировала его манера игры в Can – его экономичный стиль обладала необыкновенной глубиной и проникновенностью. Когда я увидел его на концерте в Нью-Йорке несколько лет назад, то моим глазам предстала вся противоречивость его характера относительно остальных музыкантов – он вел себя весьма подвижно и оживленно на сцене. К концу выступления он спустился к пляшущей толпе, узнал меня, похлопал по спине и показал большой палец, мол, классно!
Мы встречались с ним и остальными музыкантами группы еще до выступления – мы обедали с ними в японском ресторане. Никогда особо не увлекался японской кухней, однако, хотел показаться компанейским. Все, кроме меня, заказали суши. «Не нравится?» спросил Михаэль. «Ну, просто сама идея есть сырую рыбу в принципе нагоняет тошноту, если честно», объяснил я, «слышал истории, когда народ заражался ужасными ленточными червями». «Нет, ну все это правда», кивнул он, «но, если суши приготовлены правильно, хорошим поваром, который знает что брать из какой части рыбы, то получается ну очень вкусно. Ты обязательно должен попробовать!»
Скрепя сердце, я последовал его совету и тоже заказал себе суши. К моему глубочайшему удивлению, Михаэль оказался прав. Это было действительно необычное кулинарное открытие для меня. Я настолько был восхищен вкусом, что незамедлительно сообщил Михаэлю, насколько тот был прав. Он улыбнулся и сказал «Ага, а я тебе что говорил?». С тех пор я съел практически океан рыбы и с уверенностью могу сказать, что именно Кароли открыл для меня и для моего желудочно-кишечного тракта японскую кухню. Впрочем, это логично: группа Can изменила мой мозг и душу, так почему бы одному из них не переделать остальное мое тело?
Мики, спасибо тебе большое за всю ту большую работу, что ты сделал и за твой чудесный настрой. Мы всегда будем помнить о тебе, и улыбаться, делая это.

(с) Джейсон Гросс, Perfect Sound Forever, 2002
(с) Алексей "Smarty" Петухов, перевод с английского
Tags: can, karoli, music
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments