Alexey Petuhov (_smarty) wrote,
Alexey Petuhov
_smarty

Papa Boa

Papa Boa


Группа Papa Boa появилась в 1991 году как трио музыкантов – гитарист Бернар Фалез (Bernard Falaise), перкуссионист Реми Леклер (Remi Leclerc) и басист Фредерик Роверселли (Frederic Rovercelli). Вскоре к ним присоединился духовик Пьер Лаббе (Pierre Labbe) и коллектив Papa Boa не то чтобы ворвался, скажем так, спокойно появился на сцене современной музыки Монреаля.
В том же году состоялось первое выступление группы в рамках Festival de Théatre des Amériques, а пару лет спустя был записан первый альбом Des fourmis dans les jambes, который был по сути своей еще и спектаклем. В том же 1993 году состоялся их концерт в рамках мероприятия Etats Soniques, организованного Ассоциацией Музыкантов-Импровизаторов Монреаля. Затем они пропали на несколько лет - ребята практически даже не встречались - и только в конце 1997-го года группа Papa Boa вновь вернулась к активной концертной деятельности, впрочем, это выразилось разве что в посещении нескольких фестивалей в 1998 году и записи в мае 1999 года своего второго и последнего на сегодня альбома - Tête à queue. Вот о нем, а также о себе и творчестве в целом лучше всего могут рассказать только сами музыканты. Итак,

1. Кто мы?

Группа Papa Boa – это авангардно-экспериментальный ансамбль из Монреаля. В него входят Бернар Фалез (гитара), Реми Леклер (электронная и акустическая перкуссия), Пьер Лаббе (духовые) и Фредерик Роверселли (басс, синтезаторы и сэмплеры). Мы на ходу с 1991 года, выступаем нечасто, но все таки выступаем. Наша последняя запись – альбом Tete а queue была выпущена лейблом Ambiances Magnetiques.

2. Как мы относимся к порнографии?

Мы не слышали о такой группе, но всегда открыты к определенного рода сотрудничества, пришлите нам кассету.

3. Если бы мы были пончиками, то какими?

«Papa Boa» на португальском означает «хорошая еда», так что мы были бы точно вкусными и аппетитными... Все эти крупные сети ничего не знают про хорошие пончики, но есть небольшое местечко к северу отсюда, которое называется St-Donut (как вы понимаете, это от неправильного произношения «святой пончик», о, эти годы глухой изоляции...), вот там вы можете найти полные мёда пончики!

4. Что там с экспериментальной сценой в Монреале?

С одной стороны нам не хватает поддержки, заведений, где можно было бы играть, фестивалей. С другой стороны мы не ходим даже на половину представлений, что тут проходит. Мы стараемся быть минималистичными, «мало – это красиво, если вы не обладаете многим, то оцените это», так что мы предпочитаем делать и ходить на пару концертов в год. Но вернемся к сцене – тут есть электронная и более инструментальная сторона. Лейбл Ambiances magnetiques, который продает наш альбом, делает много для музыкальной общественности – концерты, фестивали... Более электронные лейблы, вроде Ninja Tunes, тоже проявляют большую активность, мне они нравятся. Есть всякие фестивали - Rien a voir (электро-акустическая направленность), Mutek (электронная), FIMAV (фестиваль современной музыки), пусть это полтора часа езды от Монреаля, но все равно близко, электронный фестиваль ACREQ. Серия джазовых фестивалей экспериментального характера, где мы выступали. Есть англо и франко-язычные сцены, они не особо пересекаются, однако все это говорит о том, что у нас достаточно разнообразная музыкальная жизнь.

5. Что там у нас с наркотиками?

А что, похоже, что мы их употребляем? Ну, по крайней мере, мы можем признать, что они являются определенной частью нашей жизни/творчества/экспериментов. Но когда мы пишем, выступаем или играем с кем-либо на сцене, то никаких наркотиков. Эй, парни! Мы все это творим без наркотиков! Такой вот классный пример для вашей здоровой молодости...

6. Музыкальные влияния?

Смешно... У нас у каждого своя музыкальная история, мы играем или импровизируем в различных стилях и направлениях, с другой стороны в результате у нас получается наш уникальный звук. Все равно, какой стиль мы будем играть – босса-нова, панк или кантри, мы всегда будем звучать как Papa Boa. Пересечение музыкальных стилей – вот отличительная характеристика нашей музыки. Назову парочку имен, без всякого порядка и важности – Том Вейтс, Джон Зорн, Уильям Паркер, Fugazi, Primus, Али Фарка Туре, Лигети...

7. Мы прочитали рецензию на альбом Tete a Queue где было сказано «творческая методология в двунаправленной эволюции от хаоса к порядку», что, нахрен, это означает?

Ну, звучит и правда несколько пугающе. Наша версия этого заключается в том, что импровизация – это хаос, так что значит манипулирование и структуризация импровизации должна приводить к порядку. А если вы возьмете «упорядоченную» музыку и будете с ней импровизировать, то это приведет к хаосу. Так и получается эта двунаправленная эволюция.

8. Пять причин, почему вы должны открыть для себя Papa Boa?

1 – Все композиции на альбоме такие разные, что хоть одна-то вам точно понравится.
2 – Если вы верите в демократию, то обязательно должны нас слушать – мы самая демократичная группа в мире!
3 – Современная музыка, авангард, экспериментаторство – разве это не круто?
4 – Бесплатно 2 минуты прослушивания. Сходите на cdbaby.com/papaboa и послушайте сами!
5 – ваш ход...

9. Когда никто не смотрит мы...

...хватаем кабоси и бонго и вопим мадагаскарские песни.

10. Каков наш творческий процесс?

Наш творческий процесс практически полностью основан на импровизации. Собираемся вместе и импровизируем, люб мы подобный подход, попробовать всё в различных сочетаниях. Мы любим работать с новыми цифровыми технологиями, часто используем синтезаторы и сэмплирование и считаем саму студию прекрасным музыкальным инструментом, а не просто средством, чтобы записать музыку. Во время работы в студии, мы записываем свои импровизации на многодорожечный магнитофон, а затем слушаем, слушаем, слушаем и выдергиваем понравившееся для того, чтобы обработать, перемонтировать при помощи разных цифровых штучек, а затем вновь импровизируем с уже получившимся материалом. Этот процесс и символизирует змея, кусающая собственный хвост на диске Tête à queue, название которого переводится как голова-к-хвосту: это весьма опасный процесс, который может привести к ментальному беспорядку, так что мы всегда балансируем на грани.

11. Как бы мы описали Papa Boa?

Вот что сказала Марсель Юдон, с которой мы работали на последнем альбоме (он там поет на песне Automate): «Внутренности питона (boa) огромны. Как это ни странно, он определяем и неопределим. Papa Boa не какое-то домашнее животное. Это дикий зверь, который много путешествует. Когда я его встретила, он загипнотизировал и зачаровал меня, и в награду за мое повиновение даровал свою сущность. Он очень непредсказуем. Не думаю, что я бы справилась с ним».

12. Почему Papa Boa?

Блин, ну я не помню, но это как раз тот случай, когда в дело вступали наркотики. Но мы были очень рады узнать, что это что-то да значит для парочки миллионов людей в Португалии. Может быть, это была бы вершина нашей карьеры – стать португальской авангардной свадебной группой.

13. Расскажите про альбом "Tete a Queue".

Мы записали несколько часов импровизаций в местной монреальской студии, которая называется PRIM. Записали сами, без техников и инженеров. Затем вырезали несколько сэмплов и поработали над ними, переструктурировав нескоторые треки, добавили нового. Так что результат уже и не похож на импровизацию. Перед тем, как идти в студию, у нас не было никакого материала, да и вообще, мы долгое время не играли вместе до этого. Вот почему Tete а queue так долго не появлялся – мы делали его два года. Еще один интересный момент альбома – это взаимоотношения музыкантов, особенно певцов. Мы уже пытались сделать подобное на прошлой записи (Les fourmis dans les jambes, 1992) - приглашали людей поиграть с нами и записать результаты. Иногда приходили люди, которые не особо были увлечены современной музыкой или импровизацией. Как в случае с певицей Мари-Жо Терио или гармонистом по имени Норман Лалонд с нашего последнего альбома. Это очень интересно – приводить людей в музыкальные места, где они ранее не были. Из этого можно понять, что когда мы звали музыкантов к нам, мы не ждали от них, что они начнут делать то, что они привыкли делать. Так что нам нужны были люди, которые были бы не прочь рискнуть. И обычно им это нравилось! Конечно, это давало и нам много чего нового. Наша группа, таким образом, получала пересечение стилей, жанров, когда многие и многие музыканты предлагали что-то собственное, откровенное. Другими нашими гостями были певица и актриса Мари-Элен Монпети, певица и кукловод Марсель Юдон, рассказчики Мишель Коте и Мишель Фобер. Мы получили помощь со стороны в создании большинства наших песен, и мы об этом ни капельки не жалеем, так как он получился очень хороший, на том же уровне, что и остальные профессиональные записи, которые сложно назвать экспериментальными. Так что, как видите, мы очень довольны своим альбомом!

14. Используем ли мы странные и необычные способы записи?

Иногда бывает много проб и ошибок. Мы обычно всю техническую сторону прорабатываем сами, так что нет никакой абсолютно точного или неправильного способа делать то, что мы делаем. Например, на одной композиции (La mer à boire) барабаны приукрашены при помощи уничтоженных во время записи картонных коробок, на композиции William Burroughs мы укрыли одеялом один барабан. Развиваем, так сказать, звук барабанов. Часто записываем барабаны в больших комнатах, чтобы получить эхо. Но мне кажется, что странного и необычного больше в том, как мы играем, как готовим инструменты к выступлению, как настраиваемся, чем в том, как мы все это потом записываем.

15. Что мы можем сказать людям, которые считают современную музыку «интеллектуальной музыкальной мастурбацией»?

Блин, не люблю я все эти обобщения. Нам не нравится всякие «современная музыка – это...» или «страна такая-то – это...», потому что это не так! Это все равно, что говорить «все чернокожие - ...» или «все французы...». Нам не надо такого, и толку в этом нет, никакой пользы для того, чтобы понять и принять объект обсуждения. В любом жанре есть то, что нам нравится и то, что нам не нравится. Но важно тут другое – нужно знать, чего ты ищешь: когда ты слушаешь экспериментальную музыку, ты ждешь сюрпризов, новых идей, не обязательно комфорта и глянца, который ты можешь с легкостью обнаружить в классической и популярной музыке. Если люди экспериментируют или импровизируют, то им сопутствуют удачи и неудачи, иногда это просто не срабатывает, так что не нужно бояться признавать это.

(с) CD Baby
(с) перевод - Алексей "Smarty" Петухов, июнь 2007
Tags: avant-rock, canada, music, papa boa, quebec
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments